Марта Рой и Энрике Ибаньес рассказали T&P, что они и еще четверо испанцев делали в Ульяновской области.

Расскажите, откуда вы, чем занимаетесь и что делали в Дмитровграде?

Э.: Я сам с севера Испании, из Сантандера, а работаю сейчас в Голландии в архитектурном бюро West8.

АРХДЕСАНТ 2010, архитектурный семинар в Дмитровграде, прошедший этим летом, его цель – создание благоприятной среды обитания для жителей города.

М.: Я из Мадрида, но работаю тоже в Голландии в архитектурном бюро Mecanoo.

Э.: Мы были приглашены Министерством строительства Ульяновской области и администрацией города Димитровграда. Это не очень богатый регион, и не у всех студентов есть возможность выезжать заграницу, поэтому пригласили 7 испанских архитекторов для разработки проектов по перестройке разных мест города. В последние годы этот район стал активно заниматься своим архитектурным развитием. В этот раз задача состояла в том, чтобы преобразовать публичные городские пространства. В Испании эти места развиты хорошо, наверное поэтому нас и позвали.

М.: В итоге нас приехало шестеро, у каждого было по объекту, и вместе со студентами филиала Ульяновского Государственного Университета в течение недели мы разрабатывали проекты по благоустройству разных публичных мест. Среди них были — центральный парк, один парк на севере города с прудом, один на берегу реки и другие.

А что, в свою очередь, интересного и отличного от русских публичных мест есть в Испании?

Э.: Ну, для нас это очень важно. Климат способствует к проведению времени вне дома. У нас много парков и площадей, где прогуливаются родители с детьми, влюбленные, друзья.

М.: Много у нас хорошего. Один из моих последних проектов — Театр

в испанском городе Лерида.

Что вы можете в этом отношении сказать про Россию?

Э.: В первую очередь, во многом влияет все тот же климат. Хотя у вас было очень жаркое лето. В Ульяновской области мы заметили, что все парки выглядят одинаково: в них обязательно есть монумент, посвященный военной или политической тематике. И в них почти нет разных мест для активного отдыха, детского или спортивного оборудования. Нет тех вещей, которые привлекали бы людей. Негде посидеть и попить пива.

А в Москве есть где?

Э.: Сегодня мы гуляли возле Кремля, и это отличное место. Там много разных киосков, кафе и прочего; есть, чем заняться. А вчера мы были на Патриарших прудах, нам рассказали, что зимой пруд используется как каток, а на верху, вокруг пруда остаются дорожки, где можно погулять. Это очень здорово.

Да, жаль только, что нельзя напрокат коньки брать.

Э.: Да, а еще мы почти не видели мест, где можно взять на прокат велосипед. Да и вообще культура езды на велосипеде, кажется, тут отсутствует. Ну, думаю, на это тоже погода влияет. Да и еще большая часть проблем в Москве, наверное, из-за автомобильного движения. И дело даже не в большом количестве пробок и магистралей, а в скорости. Все очень быстро ездят, не кажется, что водители будут дружелюбны и вежливы с велосипедистами.

Вы побывали в Дмитровграде не только в качестве архитекторов, но и преподавателей. Что думаете о российских студентах?

Э.: На мой взгляд, русские студенты талантливее испанских. Поскольку в Испании в наши дни у студентов такое большое количество разных инструментов для работы, что они с трудом могут сконцентрироваться на интеллектуальном аспекте задачи. Здесь меньше инструментов, и студенты намного больше погружены в концепт. Например, моя сестра в Испании преподает в школе. И она жалуется, что детям сложно сконцентрироваться на учебе, потому что вокруг них слишком много всего: интернет, компьютерные игры и программы.Было приятно встретить такой высокий уровень мышления. И студенты тут очень креативны, несмотря на то, что у них не всегда есть нужные знания компьютера или доступ в интернет.

Как вы думаете, будут ли эти проекты воплощены в реальности?

М.: Они очень радовались, за обедом сказали, что 50% проектов будет принято. И уже в следующем году начнется реконструкция. С нами или без нас — этого мы не знаем.