Ирина Меглинская — куратор, преподаватель и, по выражению Ильи Ценципера, «женщина, которая лучше всех в стране понимает про фотографию» запускает свой курс фоторедактирования совместно с «Теориями и практиками». В интервью T&P Меглинская рассказала об отношениях картинки и текста, профессии бильда и необходимом бэкграунде желающего у нее учиться.

— Кто такой фоторедактор? Почему этой профессии нужно учиться и насколько она востребована?

— Эта профессия востребована с первого дня существования иллюстрированных объявлений: преступник анфас и в профиль, женщина с бородой в цирке и так далее. Появление СМИ с картинками сделало фоторедактора ключевой фигурой. Это человек, который по запросу подает фотографические потоки, чтобы визуализировать основной посыл информационного ресурса. СМИ транслируют на публику различную информацию и визуальные потоки соответственно имеют очень широкий спектр: от новостного до стилевого изображения.

Набор знаний и инструментарий определяется форматом медиа. Чтобы получить в руки инструментарий, нужно понимать, какие потоки изображений вы будете использовать для визуализации того или иного смысла, откуда будете брать эти картинки. Они берутся либо готовыми, либо снимаются — это все довольно серьезные технологии. Нужно знать, какие агенства или авторы в случае собственных съемок могут адекватно и быстро удовлетворить ваш запрос.

«На самом деле, фоторедактор — это очень четкое понимание формата, знание изобразительных ресурсов, умение эти ресурсы поставить себе на службу»
**[Алексей Бродович](http://en.wikipedia.org/wiki/Alexey_Brodovitch)** — русско-американский фотограф, дизайнер и изобретатель профессии «арт-директор». Знаменит своей работой в журнале Harper's Bazaar c c 1938 по 1958 год.

В нашем деле очень важна скорость наравне с эксклюзивностью и качеством. Особенно в новостных СМИ. Например, в газете, где поток информации очень быстрый. У еженедельных медиа меньше напряжения и несколько другая скорость, но и в них на первом месте информация, как правило, аналитического толка. Ну а в глянце, где дольше цикл выхода и оперативность в меньшей степени важна в подаче информации, фоторедактор помогает редакции и арт-директору ярко выразить персоналити этого издания. Только на первый взгляд весь глянец похож: на самом деле, Vogue отличается от Harper's, Harper’s — от i-D, и так далее. Получается, что фоторедактор — это очень четкое понимание формата, знание изобразительных ресурсов, умение эти ресурсы поставить себе на службу.

Есть миф, что фоторедактор копается в каких-то роскошных развалах фотографий и выбирает лучшие, что надо научиться выбирать — и все. Но прежде, чем эти фотографии для выбора появятся у вас на рабочем столе, нужно совершить огромное количество действий — это и есть основа профессии, удовольствие выбора составляет только 1% профессии.

— Как трансформировалась профессия фоторедактора с развитием технологий? Можно ли нынешнего назвать бильдом, как это называлось в советские времена?

— Это был ужас, даже когда я вошла в профессию лет 13 назад. Тогда как раз начался издательский бум. Картинки распространялись через контратипы. Например, известное агенство Corbis не имело сервера, нельзя было зайти на сайт, найти что-то по ключевому слову. Нужно было ехать в какую-то каморку, русское представительство компании, там тебе давали котлету контратипов под расписку, и ты вез их в редакцию, изучал с лупой на световом столе и только потом все это сканировал. Это были времена, когда люди ходили с пейджерами — у фоторедактора был схожий по технологичности инструментарий. А в советские времена я даже боюсь подумать, как это все выглядело. Макеты ведь выклеивали руками перед выводом пленок.

«Когда фотография выполняет информационную функцию, талантлива и существует в связке с не менее ярким арт-директорским и редакционным высказыванием — получаются великие издания»

Сейчас, безусловно, все изменилось, и развитие сети привело к тому, что с паролем можно попасть на сайт любого агентства в мире. А, значит, выбор становится глобальным. Самая большая сейчас проблема — как раз сузить этот выбор, понять, где рыбные места, где твоя картинка.

— Как это сделать?

— Ну как — пересмотреть все агентства, перещупать все руками, перетыкать мышью все профайлы и понять, где лежат ваши картинки.

— Нужно ли фоторедактору знать основы фотографии?

— Конечно. Арт-директор определяет, что будет поддерживать персоналити издания, но фоторедактор должен предоставить ему широкий выбор. Он должен сузить глобальный выбор, и вот тут нужны все эти качества: понимать про композицию, свежесть визуального языка, про вертикаль и горизонталь, про то, как строится материал, что такое обложка.

Когда фоторедактор разбирается в фотографии, у издания есть шанс стать культовым. Если у фоторедактора присутствует культура картинки и понимание, что такое «хот» для этого поля, то он даст свежий качественный взгляд, поймает тренд по определению. Так было в эпоху Бродовича в Harper’s Bazaar, есть еще много примеров — тот же Esquire, но только не наш, а западный, Rolling Stone и так далее.

Когда фотография выполняет информационную функцию, талантлива и существует в связке с не менее ярким арт-директорским и редакционным высказыванием — получаются великие издания. И спустя время такая фотография, хоть и снятая на заказ, оказывается в галереях и музеях — об этом говорит история двадцатого века.

— Почему вам интересно развивать это направление, вы же галерист?

— У меня была галерея «Школа» — это первая фотографическая галерея в стране, там я занималась фотографией на границе с современным искусством. Потом мне стала интересна фотография в издательском бизнесе. Это было много лет назад, еще до «Афиши». Это было совсем пустое поле, мне было дико любопытно, как фотография может работать в команде на задание. А через 10 лет я снова открыла галерею, потому что мне стало немного тесно в издательских фотографических задачах. Но меня не покинул интерес к информационным каналам. Сейчас идет глобальный сдвиг в сторону сетевых каналов доставки информации, мне это очень любопытно. То, как фотография работает уже, считай, классическим способом на бумаге, я знаю. Интересно, как она сейчас будет работать в сети.

Еще ко мне часто обращаются с просьбой посоветовать фоторедактора. Я чувствую, что есть запрос, и чувствую, что мне надо передать свой опыт и двинуться дальше.

— Отношения картинки и текста — какие они? Может ли что-нибудь доминировать?

— В одном материале фотография может быть главной, а текст — второстепенным, в другом материале — наоборот, а в третьем они равноценны. Из этого и состоит ритм журнала. Есть маленькие, есть полосные картинки, есть пикториалы, когда история рассказывается только фотографией. Как в балете, но примадонна и кордебалет постоянно меняются местами.

— Должен ли быть бэкграунд у желающего учиться на вашем курсе и откуда его взять?

— Бэкграунд — да, было бы здорово, если бы все пришли с одного какого-то уровня понимания «Макинтоша», понимания, где они хотят работать: в общественно-политических или информационно-развлекательных изданиях, но я не мечтаю об этом. В случае чего, и «Макинтош» дадим с Finder. Мне достаточно того, чтобы люди очень хотели этому научиться. Потому что все зависит от упорства.

«Фоторедактору надо напитывать глаза, необходимо находится в облаке вообще всей фотографии на планете. Наблюдать поступь ее развития и эстетически, и технически»

Что до изображений — понимаете, нельзя научиться работать с фотоизображениями и пойти устраиваться с одинаковым успехом в «Русский Репортер» и в Vogue. Это абсолютно разный бэкграунд. Поэтому ничего кроме инструментария нельзя дать — а потом человек будет выбирать, каким сегментом этого арсенала пользоваться и в какой нише. Нет общей профессии, функции похожи, но инструменты разные. Поэтому на курсе мы дадим все это пощупать, чтобы была возможность понять, где кому больше хочется работать, а ближе к концу курса распределим по специализациям.

— Практика будет?

**Лекции по теме фотографии:**
[«Репортажная съемка на цифровую фотокамеру»](http://theoryandpractice.ru/seminars/15152-reportazhnaya-semka-na-tsifrovuyu-fotokameru-25-4), 25 апреля
[«Жанровый портрет»](http://theoryandpractice.ru/seminars/15683-zhanrovyy-portret-27-4), 27 апреля
[«Творческие подходы в репортажной фотографии»](http://theoryandpractice.ru/seminars/14697-tvorcheskie-podkhody-v-reportazhnoy-fotografii-29-4), 29 апреля

— Ну конечно. И в компании «Афиша», и на Openspace.ru. Будем договариваться по желанию слушателей. Это могут быть и Prosport, и Esquire, и Look At Me, и книжные издательства. Будут ходить и смотреть, как работает редакция, с каким темпом принимаются решения, в каком психологическом климате все это происходит. Может, после практики все разочаруются, потому что это довольно стрессовая профессия: получаешь люлей и от редакции, и от арт-дирекции, потому что ты такое связующее звено, испытываешь давление с двух сторон. Потому что арт-директор хочет, чтобы было красиво, а редактор — чтобы было понятно.

— Вы преподавали фоторедактирование в МДФ. Чем будет отличаться новый курс?

— Да, и в «Фотодепартаменте» были летние семинары. У меня есть практика преподавания, и есть методика, я простроила сейчас более тщательный план курса. Конечно, курс будет отличаться: здесь есть уже большой блок, который посвящен мультимедиа, есть большой блок, посвященный редактированию книг. Это темы, где я сама набралась уже достаточного опыта, чтобы делиться им. Обязательно привлеку людей, которые на мой взгляд исчерпывающим образом могут представить темы, заявленные в курсе.

— Кого пригласили преподавать?

Дима Степанов будет рассказывать про новые каналы доставки информации. Сережа Леонтьев представит виды камер, свет и оптику. Ира Волошина даст понимание, как работать с арт-директором, Олег Климов про нью-медиа расскажет. Естественно, будут занятия по фотошопу, весь софт дадим в объеме, нужном для фоторедактора. Я буду курировать весь процесс, но раз в неделю точно будет моя лекция или практикум.

«Нельзя научиться работать с фотоизображениями и пойти устраиваться с одинаковым успехом в «Русский Репортер» и в Vogue. Это абсолютно разный бэкграунд»

— За какое время можно выучиться на фоторедактора?

— Я считаю, что три месяца, при том, что занятия три раза в неделю, достаточно для талантливых людей, у которых хорошо работают глаза и мозг. А если каких-то знаний не хватит, то я обязательно скажу, куда идти дальше за рамками этого курса.

— Как развиваться фоторедактору, как самообразовываться? Какие книги читать, какие фильмы смотреть, на какие ресурсы ходить?

— Все читать, все смотреть, без исключения. Все фотографические выставки, которые есть в городе, смотреть до одной, все книжки, которые попадаются, листать. Напитывать глаз — потому что помимо каких-то менеджерских знаний, определяющих профессию, надо находиться в облаке вообще всей фотографии на планете. Наблюдать поступь ее развития — и эстетически, и технически. Это все снаружи профессии находится. В этом облаке можно получать импульсы и трансформировать их во внутренние задачи. Поэтому — смотреть все подряд. Никак невозможно научиться фотографии, распознаванию фотографии, ее духа и форматов, если нет огромного количества знаний о фотографии. Поэтому на курсе будем давать историю великих агентств, будем смотреть и смотреть фотографию — не переставая.