© [Yvette Wohn](http://www.flickr.com/photos/arcticpenguin/2514244826/in/photostream) ###Бесконечное количество формальностей и правил при сдаче государственных экзаменов в школе обычно принято критиковать за бюрократизм, бездушность и отсутствие возможностей для реализации творческого потенциала. Однако, возможно, что именно эти условности учат следовать единым правилам и сознавать ответственность за их невыполнение? «Я научилась просто, мудро жить...» — стихотворение А. Ахматовой, которое я выбрала для анализа на выпускном сочинении в девятом классе. В четырнадцать лет моя позиция хоть и была заявлена предельно ясно, однако по достоинству не оценена. За работу я получила четверку — с формулировкой «Там слишком много тебя и слишком мало Ахматовой». Прошло всего восемь лет, а сочинениям на тему «Анализ моего любимого стихотворения» уже нет места в школе. Теперь девятиклассников готовят сдавать выпускные экзамены в формате ГИА — государственной итоговой аттестации, облегченного варианта ЕГЭ. Для получения основного общего образования в нашей стране нужно сдать четыре экзамена: русский, математику и два предмета по выбору. Иногда в добровольно-принудительном порядке третьим экзаменом ставится иностранный язык. В лицее, например, так и происходит, поэтому девятиклассникам остается выбирать только один предмет.
Прошло всего восемь лет, а сочинениям на тему «Анализ моего любимого стихотворения» уже нет места в школе. Теперь девятиклассников готовят сдавать выпускные экзамены в формате ГИА.

Порой и это не так просто сделать: предмет должен быть в равной степени интересным и несложным. К тому же ученик волен самостоятельно выбирать форму. Из тех, кто в этом году сдает обществознание, половина готовит билеты, а половина — реферат. Однако это последний год, когда ученик принимает такое решение сам. Теперь все экзамены будут проходить в формате ГИА.

Школьников и учителей готовят к переходу постепенно. В этом году обязательно сдавать ГИА только по русскому и математике. Но и к ним подготовки хватает. Чтобы все было честно и объективно, недостаточно зашифровать работы и отдать их на проверку сканерам и независимым экспертам. Нужно, чтобы сам экзамен проходил централизованно.

Теперь все строго. Во-первых, в своей школе сдавать экзамен никто не может. На время проведения ГИА школы меняются учениками между собой. Все работы пишутся в присутствии незнакомых людей. Во-вторых, в аудитории может находиться только организатор. В его задачу входит помощь в правильном оформлении бланков и поддержание дисциплины. А чтобы не возникало желание помогать, организатором не может быть учитель, по специальности которого проводится экзамен.

Продолжительность осталась той же — 4 часа. Однако теперь за это время ученик должен продемонстрировать разные навыки и умения. Например, в ГИА по русскому языку входит не только тестовая часть, но еще изложение и сочинение. Да, они не обязаны быть объемными — суммарное количество слов не должно превышать 300. Зато больше не проверяют грамотность — в качестве справочного материала в каждой аудитории лежат орфографические словари.

Бабушка рассказывала, что принимая выпускной экзамен по математике, попросила одного мальчика написать хотя бы «а» в квадрате. Просто, чтобы поставить ему тройку. Он подошел к доске и нарисовал квадрат, а внутри «а».

Но главное, на что тратится полчаса до начала экзамена, — заполнение бланков ответов. По инструкции экзамен начинается в 9 утра, но дети находятся в аудитории уже с 8:30. Мне кажется, это самая ответственная часть процесса. Неправильно заполненный бланк грозит тем, что сканер не считает работу и результат будет полностью аннулирован. Кроме того, чтобы исключить попытки жульничества, в бланках запрещено что либо исправлять, а каждому ученику присвоен личный четырехзначный номер.

Даже чтение текста для изложения унифицировано: теперь в школу будут присылать диск с заранее записанным голосом. Ни у одного учителя не будет возможности читать текст слишком медленно или слишком быстро.

Раньше все было иначе. В день экзамена мы приходили в школу рано утром, приносили цветы, а родительский комитет закупал еду, чтобы после проверки работ учителя могли отдохнуть. В течение экзамена учителя ходили по кабинету, мимоходом указывая на недочеты и ошибки. И эта семейно-домашняя обстановка настраивала на спокойный лад. К школьным экзаменам было не принято относиться серьезно. Все знали, что хотя бы «тройку» поставят всем. Помню, как бабушка мне рассказывала, что принимая выпускной экзамен по математике, попросила одного мальчика написать хотя бы «а» в квадрате. Просто, чтобы поставить ему тройку. Он подошел к доске и нарисовал квадрат, а внутри «а». Ему поставили «удовлетворительно» и отпустили.

Пока форма вызывает больше вопросов, чем ответов. Сами создатели не могут договориться, как правильно нужно заполнять бланки: разделять ответы запятыми или писать слитно, как переносить дроби и что делать, если случайно не там поставил крестик.

ГИА лишает учителей и учеников такой возможности. И на мой взгляд, это неплохо. Пора наконец дать людям возможность получать то, что они заслужили. Настоящие милосердие в том, чтобы учить людей работать, а не одаривать их оценками ни за что. Как иначе сформируется понимание, что только усилия приводят к результату?

На прошлой неделе в качестве организатора я провела пробные ГИА по русскому и математике. Да, пока форма вызывает больше вопросов, чем ответов. Сами создатели не могут договориться, как правильно нужно заполнять бланки: разделять ответы запятыми или писать слитно, как переносить дроби и что делать, если случайно не там поставил крестик.

Но с другой стороны, четкая форма учит следовать единым правилам и сознавать ответственность за их невыполнение. На пробном ГИА по математике несколько человек последовательно нарушали установленные законы: писали не теми ручками, пользовались техникой и громко разговаривали. Пока они в своей школе, их за это не выгоняют, а только слегка журят. Причем и последнее вызывает искреннее недоумение: «А что такого? Ведь не настоящий экзамен!» На мой взгляд, в этой фразе сформулировано общее отношение к правилам. Как только возникает хотя бы малейшая возможность им не следовать, про них тут же забывают.

Что если, действительно, только умение следовать законам может сделать нас свободными? И обязанность выполнять бесчисленное количество правил на ГИА — это первый маленький шаг пониманию этой связи?

Экономист Александр Аузан заявил, что школа должна стать площадкой общественной коммуникации и сможет успешно прививать необходимые ученикам ценности — уважение к стандартам, законам и компромиссам. А Кант считал, что именно закон ставит свободу личности в границы, совместимые со свободой другого. Что если, действительно, только умение следовать законам может сделать нас свободными? И обязанность выполнять бесчисленное количество правил на ГИА — это первый маленький шаг пониманию этой связи?

Как вы думаете, может ли школьный экзамен формировать ощущение свободы?