Студенты, которые учатся в других странах, рассказывают, в чем разница между образованием в России и за границей.

Георгий Логинов, 22 года


— Где, чему ты учишься, как давно?

— Я учусь на втором курсе программы PhD Economics в Мэдисоне, США. Занимаюсь

экономикой, что в моем случае означает, что я изучаю, как люди интерпретируют информацию и принимают решения. Университет штата Висконсин в Мэдисоне — это большая государственная школа — около 35 тысяч студентов на неполные триста тысяч насления, одних аспирантов-экономистов около ста человек. Мэдисон — столица штата, город с ярко выраженной либеральной традицией, расположенный среди «красного» республиканского пояса. Географически я в самой что ни на есть американской глубинке, а академически — почти на передовой.

— Ты учился в российском вузе? Какие воспоминания?

— Да, учился в МИЭФ (это факультет Высшей Школы Экономики). Модель обучения, которую используют в МИЭФ, как оказалось, во многом схожа с американской: все экзамены письменные, почти никаких автоматов, часть материала отводится для самостоятельного изучения. Плюс сильный английский (мы и экономику со статистикой учили по американским учебникам), так что адаптироваться к американскому университету было не так сложно.

«Географически я в самой что ни на есть американской глубинке, а академически — почти на передовой»

— Где ты сейчас живешь?

— Снимаю квартиру с однокурсниками практически в самом центре города. Раньше жил один, но жить вскладчину дешевле и интереснее.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Мэдисон — студенческий город, и студенты тут чувствую себя как рыбы в воде. Им полагается бесплатный проезд автобусах, которые тут почему-то называются метро. Кроме того, они получают доступ ко всем ресурсам сети университетских библиотек и

спортзалов. Учеба и спорт — видимо, два главных приоритета в жизни американского студента.

[Университет Висконсина в Мэдисоне](http://www.wisc.edu/) основан в 1848 году и входит в 50 лучших университетов мира по версии газеты Times и рейтинговых агентств. Здесь можно выбрать более чем из 300 специальностей для бакалавров, магистров и докторантуры. На исследования университету выделяется около миллиарда долларов в год.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Выполняю требования магистерского диплома (в Москве я учился только в бакалавриате). К маю закончу проекты по курсам, летом буду искать научного руководителя и тему для диссертации.

«Учеба и спорт — видимо, два главных приоритета в жизни американского студента»

— Как успехи?

— Оценки по предметам хорошие, а вот опыта полноценного экономического исследования у меня мало. Поэтому то, чем я хочу заниматься в будущем, получается пока хуже всего. Но это дело времени. Вообще, на моей программе учат двум вещам — преподавать и строить экономические модели. Метод в обоих случаях примерно одинаковый: «смотри, как это делают другие, и не повторяй их ошибок». Преподавать мне нравится, думаю, это мое. В науке тоже скоро освоюсь.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Самый крутой — тот, который спускается до уровня студента и вытягивает его вверх, на ступеньку выше, иногда за волосы. Таких профессоров мало. Если говорить о людях на факультете, то есть один профессор (я не хочу называть имен), который, по моим ощущениям, приложил руку ко всем значимым эмпирическим исследованиям за последние двадцать лет. Время от времени он снабжает меня книгами, посвященными революциям и оптимальному общественному устройству, но делает это тайком, потому что слово «социализм», которое в них встречается, среди экономистов сродни ругательному.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— В первой половине дня — лекции в привычном понимании этого слова, после обеда — библиотека, и так с понедельника по четверг. По пятницам провожу семинары у студентов, мы с ними решаем задачи по микроэкономике. На третьем курсе, когда больше не нужно ходить на лекции, большинство студентов переходят на ночной образ жизни. Встретить старшекурсника на факультете — верный признак того, что пора домой. Главная особенность учебы по-американски: тесное межфакультетное общение. За одной партой оказываются студенты разных направлений: политологи, экономисты, инженеры, социологи, и это только на пользу.

«Самый крутой профессор — тот, который спускается до уровня студента и вытягивает его вверх, на ступеньку выше, иногда за волосы»

— Какое самое главное знание или умение ты получил в процессе обучения?

— Часто в экономических статьях за горой математических формул не видно, что на

интуитивном уровне результат понятный и почти очевидный. Поэтому главное, чему я сейчас учусь — это говорить простым языком о сложных вещах. В этом мне очень помогает мое преподавание: я постоянно сталкиваюсь с такой задачей: как словами, без математики, объяснить, что происходит в экономической модели.

— Дорого жить и учиться?

— Мне, как и большинству аспирантов, учебу оплачивает сам университет, попутно

предоставляя небольшую стипендию. Половина стипендии уходит на жилье, другая — на текущие нужды. Собственных денег не хватает только на авиабилеты. Что касается цен, то, как и ожидалось, большинство товаров и услуг не такие дорогие, как в Москве. Но зато очень дорогие книги.

— Планируешь вернуться?

— Мне пока никто не предлагает здесь остаться. Два года назад я искал возможность на время уехать из Москвы, оказаться в другой среде, чтобы разобраться в себе, понять, что мне важно и дорого. Придет время, и, думаю, я вернусь. Когда выпущусь, буду работать, так или иначе, в сфере образования.