Один из основателей Way to Russia Дмитрий Паранюшкин учился на экономическом факультете в МГУ, а потом увлекся искусством и сделал собственную театральную кампанию в Англии. Сейчас он живет в Берлине, изучает нейронные сети и выступает с сольными перформансами. T&P узнали, ради чего он бросил университет.

— Как ты пришел в искусство из экономики?

— Интереснее узнать, как я попал на экономический, потому что я никогда не хотел стать экономистом. Когда мне было лет 15 или 16, у меня была мечта стать графическим дизайнером. У отца была знакомая, которая работала дизайнером, я очень вдохновился и купил книжку «Как использовать Adobe InDesign», всю ее прочитал, мне очень понравилось, особенно типографика и шрифты. Я сделал себе смешное резюме: вместе с навыками работы и знанием языка еще написал школу, где тогда еще учился. Отправил в Independent Media, потому что увидел вакансию в Moscow Times. Мне позвонили и вызвали на собеседование. Там был сумасшедший американец, который удивился моему возрасту, но одновременно он был очень открытым человеком. Я показал ему, что умею, и меня взяли на работу. Я проработал там год, пока заканчивал школу. Ну, а потом начался дефолт, и всех уволили.

Как раз тогда я подумал, чем хочу заниматься, и решил пойти на экономфак, потому что мне всегда очень нравилась математика, и в то же время хотелось применить ее на практике. Так что я опять взял какую-то книгу, прочитал ее и поступил, правда, на платный.

«Мне всегда нравилось читать книжки и изучать что-то самому. Я убежден: можно получить все, что хочешь, надо только приложить усилия»

— Должна быть серьезная мотивация так целенаправленно учиться по книгам в 16-17 лет.

— У меня была очень сильная мотивация. Это еще с детства: в 8 лет я нашел самоучитель по английскому языку и так выучил английский. Мне всегда нравилось читать книжки и изучать что-то самому. Я убежден: можно получить все, что хочешь, надо только приложить усилия.

— Нравилось учиться в МГУ?

— Да, особенно первый год, потому что было много математики, люди интересные. Я там познакомился с Даней Перушевым, одним из основателей T&P. Потом я поехал путешествовать, познакомился с девушкой из Франции, мы начали встречаться, и я стал пропускать много занятий. Ей были больше интересны театр и перформансы, и я тоже к этому тяготел всегда. Я переехал в Англию, и мы начали делать театральную кампанию The Solvents.

— Как ты тогда зарабатывал?

— Хотел зарабатывать, не будучи привязан к месту, так что интернет был лучшим выходом. Мы с Даней решили делать проект Way to Russia. За свои поездки я понял, что многие иностранцы хотят приехать в Россию, но не знают, как получить визу, в какой город ехать и так далее. Даня придумал название, мы написали статьи, выложили на сайт, а через какое-то время поняли, что на этом можно как-то заработать.

Изначально это было просто хобби и интересное занятие. Первые 80 долларов мы заработали, когда нашли и сняли, а потом сдали англичанину квартиру. Окна, кстати, выходили прямо на Бутырку. Сейчас все по-другому: услуги предоставляются отобранными провайдерами, можно заказать билет, гостиницу, почитать путеводители по разным городам, узнать, как получить приглашение в Россию. Насколько я знаю, это единственный такой ресурс о России на английском.

В итоге мне стало сложно переключаться между Англией и Москвой, так что я решил пожить в другом месте. Потом мы приехали в Берлин, мне здесь понравилось, и я решил остаться. Начал делать перформансы, видео и увлекся исследованиями.

По словам автора, серия видео Life Skills — про то, как люди делятся самыми ординарными навыками, которые в своей настойчивой нормальности становятся чем-то экстраординарным.

— Какими исследованиями?

— Началось с того, что я сделал новый сайт с рекомендациями, ThisIsLike, где люди могли находить комфортные для себя места в других городах. Например, мне нравится «Солянка» в Москве, и я могу найти что-то похожее в Берлине. Выяснилось, что все это связано с ассоциативным мышлением и нейронными сетями, эта тема меня очень заинтересовала, и я начал изучать ее. Есть целое направление в математике, посвященное сетям, как распространяется информация или вирусы через них, я уже года четыре этим плотно занимаюсь.

— У тебя была даже лекция на TEDx, связанная с этим.

— Да, Сommunity Networks — о том, как распространяется информация в сообществах и как их создавать и развивать. В какой-то момент стало сложно совмещать все занятия и понимать, почему мне интересно столько разных вещей. Но все это связано: мне всегда были интересны интерфейсы как язык и тело, потому что с их помощью мы взаимодействуем с окружающим миром, точно так же сайт может быть интерфейсом, а сети — это модель, по которой эти интерфейсы можно описывать.

Если бы я занимался только исследовательской деятельностью, то мне бы не хватало чего-то осязаемого, поэтому я делаю перформансы. В то же время иногда мне нужно отстраняться от перформансов и смотреть на все это под другим углом.

— У тебя самого нет желания поучиться где-то или все, что тебе нужно, ты можешь найти в книгах?

— Да, я в принципе, изучаю все по книгам, научным статьям и общаясь с людьми. Университеты уже в прошлом. Там нет движения, есть четкая структура взаимодействия между учащимися и институтом, которая не совместима с получением знаний. Мне больше нравится другая форма — например, PAF (Performing Arts Forum) во Франции, я как раз туда еду в субботу.

«В новаторских университетах студенты сами распределяют бюджет — они могут пригласить Ханса Ульриха Обриста на все деньги или поехать в Латинскую Америку»

Это такая встреча людей, которые работают в среде перформанса, танца, визуальных искусств и активизма. Неделя такого интенсивного взаимодействия с другими людьми приносит намного больше пользы. Эффективность я чувствую на себе — с образованием экономиста, интернет-бизнесом и театральной кампанией мне понадобилось 2 года, чтобы получить все навыки и необходимые знания, и чувствовать себя уверенно в новой области.

— То есть, в университет люди идут по инерции?

— Абсолютно. Ну и чтобы откосить от армии. То, как мне преподавали экономику, никак не помогло мне. Полезным опытом была интенсивная математика на первых курсах, но это, по идее, должны давать в школе.

[Jan Van Eyck Academie](http://www.janvaneyck.nl/) — институт исследований в области искусства, дизайна и теории в Маастрихте. Основали академию священник Лео Линсен, архитектор Альфонс Бустен и художник Ян Эгельман еще в 1928 году.

Мне кажется, у Google хорошая система образования. Там 80% процентов времени ты работаешь на компанию, а остальное время тебе оплачивают, чтобы ты мог заниматься чем угодно, используя инфраструктуру. Из этого появился Gmail и еще куча проектов. Многие так начинают свои проекты, а потом увольняются и основывают свои компании, а другие остаются и развивают свой проект внутри компании.

— Собираешься в Москву?

— Я уже не был там 4 года. Очень хочу приехать, но еще больше хочу приехать и удивиться, приехать в новую страну. Я раньше приезжал в Москву каждый год, но в какой-то момент понял, что не могу развиваться дальше, потому что мне всегда есть, к чему вернуться. Поэтому как-то раз я не поехал. Но стараюсь следить за тем, что происходит, например, вот, Стрелка.

— Что думаешь о «Стрелке»?

— Это крутой проект, мне приятно видеть, как он воплощается. Минус института в том, что это воспроизведение уже существующей идеи. Люди видят, что работает в мире, копируют и воспроизводят здесь. Я не вижу, что сделан какой-то новый шаг, или хотя бы не сделали так, чтобы этот шаг мог быть совершен изнутри. Программа построена так, что есть группа студентов, и к ним приезжают разные звезды.

Институт «Стрелка» — это воспроизведение уже существующей идеи. Люди видят, что работает в мире, копируют и воспроизводят. Я не вижу, что сделан какой-то новый шаг

— В Европе по-другому строят программу?

— Тут постепенно отходят от такой структуры. Сейчас, например, часто работает такая модель: школа дает группе студентов, скажем, 50 000 евро и предоставляет контакты экспертов. А студенты сами распределяют бюджет — они могут пригласить Ханса Ульриха Обриста на все деньги или поехать в Латинскую Америку. Думаю, надо давать инфраструктуру, доступ к контактам и возможность решать самим, но в то же время сохранять определенную направленность за счет работы с менторами.

— Есть примеры таких заведений?

— Да, есть несколько, например, Академия Яна ван Эйка в Голландии. Это постуниверситетское образование, ты в любой момент можешь написать им из любой страны, если у тебя есть интересная идея. Взамен тебе дадут возможности, ресурсы и контакты.