Издательство Corpus в 2010 году снова выпустило книгу российско-американского журналиста и писателя Петра Вайля «Гений места» — гибрид справочника туриста и искусствоведческого эссе, путеводитель по культурному бэкграунду европейских столиц и яркий пример ошеломляющий эрудированности автора.

Петр Вайль, «Гений места»


Петр Вайль сам себе жанр. Писатель, путешественник, гурман, энциклопедист — с таким багажом ему вольготно в изобретенной литературной форме: гибриде справочника туриста и искусствоведческого эссе. Впрочем, это ноу-хау откликается узнаванием — помните тему выпускных сочинений «Петербург Достоевского»? Тот же принцип: через личность и творчество местной знаменитости раскрывается характер города. Связь эта двусторонняя: вывернем тезис и получим «Достоевский Петербурга» — чем не тема для рассуждений.

Кстати, как раз Санкт-Петербурга в книге не оказывается. «Гений места» — не беспристрастный выверенный атлас мира: из тридцати пяти названий двадцать семь находятся на карте Европы. Одной Италии посвящены восемь очерков, Испании — пять. Вся шумная гигантская Азия вмещается в рассказы о Токио и Киото.

Вайль ошеломляюще эрудирован и щедро демонстрирует это в каждой строке. Настолько, что особо чувствительные люди вполне могут, дочитав последнюю страницу, обнаружить у себя свеженький комплекс неполноценности

Анамнез не скроешь: «Гений места» не был задуман и воплощен неразрывным целым. Видно, что книга выросла из путешествий и пристрастий Вайля, и, конечно, его публикаций в «Иностранной литературе». Журнальные эссе образовали книгу, а та в свою очередь, став бестселлером, обернулась циклом передач на ТВ. Зато и читать можно с любого места, а лучше вообще небольшими порциями — восприятие будет чище. Иначе можно заполучить «синдром Флоренции», где интоксикация прекрасным вызывает обмороки у впечатлительных туристов. Вайль ошеломляюще эрудирован и щедро демонстрирует это в каждой строке. Настолько, что особо чувствительные люди вполне могут, дочитав последнюю страницу, обнаружить у себя свеженький комплекс неполноценности.

Никогда не угадаешь, к чему сведется разговор в каждом эссе. История мастерового сословия для Мюнхена, вдохновенные рассуждения о природе танго для Буэнос-Айреса, уместные и точные цитаты из всей мировой литературы разом. Как работали пожарные в древнем Риме, почему Флобер ненавидел Руан, что теряют поэмы Аристофана в переводе. В конце концов, начинаешь подозревать, что Аристофана Вайль читал в оригинале и непосредственно в Афинах. Иногда эта фундаментальная образованность и увлеченность уводят его в сторону. Стамбулу посвящены целых два текста, из которых можно многое узнать о Байроне и Бродском, но почти ничего о самом Стамбуле.

Разобраться, где случаются магазины и развлечения — нехитрый базовый навык путешественника. А вникнуть и принять многослойную суть города во всей его исторической и культурной проекции — это уже высшая туристическая лига

«Гений места» в принципе не несет прикладного значения. Художественность текста неизбежно делает его субъективным. Если это и путеводитель, то не по реальным Венеции, Осло или Милану, а по их сложившимся из картин, статуй и книг образам. Какие-то описания Вайля сильнее привязаны к реальности, какие-то остаются чистыми лирическими рассуждениями о духе города, которые для путевого блокнота бесполезны.

Он сам проговаривается: «Русские путевые заметки эмоцию явно предпочитают информации. Русский путешественник видит то, что он хочет видеть, а перед его умственным взором всегда одна страна — родина». Но если вам доведется побывать в описанных городах, эссе Вайля пригодятся не меньше, чем распечатки с перечнем лучших местных забегаловок. Разобраться, где случаются магазины и развлечения — нехитрый базовый навык путешественника. А вникнуть и принять многослойную суть города во всей его исторической и культурной проекции — это уже высшая туристическая лига. Вот тут и нужен правильный экскурсовод, восторженно любящий эти края. С «Гением места» — не заблудитесь.

Читать на Lib.ru.