Юношеский симфонический оркестр России — это музыкальный проект, объединяющий в своем составе музыкантов, которые еще учатся. Корресподент T&P Катя Андреас и фотограф Федор Ратников отправились на репетицию оркестра, чтобы узнать, о чем думают подростки, играющие на арфе, флейте, валторне, гобое и маримбе.

Игорь Донцов, 19 лет, флейта


В оркестре я уже 6 лет. Из всех гастролей мне запомнились, наверное, первые, когда мы ездили во Францию. А на флейте я начал играть, потому что в далеком детстве услышал на концерте игру флейтиста, и мне очень понравилась его выступление. Когда впоследствии я стал учиться игре на флейте, этот музыкант с концерта стал моим педагогом в течение пяти лет, а потом он привез меня в Москву и передал другому педагогу.

Государственный музыкально-педагогический институт имени М.М. Ипполитова-Иванова, 1 курс.

Ксения Чуйко, 17 лет, ударные


Ударные — это самые древние инструменты. Когда играешь на ударных, чувствуешь ритм своего сердца. Когда играешь на малом барабане, ритм учащается. Я начинала как пианистка, но как-то ради разнообразия попробовала поиграть на ксилофоне и маримбе. У этих инструментов есть своя специфика звукоизвлечения, чаще всего на ксилофоне играешь двумя палочками, на маримбе таких палочек четыре. Бывает, в одном произведении участвует пять инструментов: треугольник, бубен, малый и большой барабан, тарелки, но чаще всего реальность ударника состоит из умения считать паузы. У нас есть даже такая шутка: «Отсчитай 120 тактов паузы до удара».

Музыкальный колледж имени Гнесиных, 2 курс.

Евгений Мезенцев, 23 года, скрипка


У меня произошел обратный путь: в детстве меня отдали в школу, потом я поступил в музыкальный колледж №61 имени Галины Вишневской, а когда отучился, решил по классу скрипки больше не идти. В итоге я поступил в Государственный Институт Управления, но скрипку бросить все-таки не смог — ведь я учился столько времени. Было жаль, что я больше не играю классическую музыку. Я случайно узнал об этом оркестре и, можно сказать, сейчас играю в свое удовольствие.

Государственный Институт Управления, 4 курс.

Ольга Афанасьева, 19 лет, концертмейстер группы скрипок


Наверное, это редкий случай, но я не помню, как начала играть на инструменте. Это произошло когда-то в детстве. Зато я помню, как в 9 классе узнала об оркестре. Я играю здесь уже 3-4 года, со временем стала концертмейстером. Правда, чаще всего я играю в большом составе симфонического оркестра, нежели в камерном. Как и в других музыкальных коллективах, многое в оркестре держится на уважении к дирижеру. Мы не хотим терять с ним связь.

Российская Академия музыки имени Гнесиных, 1 курс.

Сергей Ходырев, 12 лет, гобой


Вначале я играл на блок-флейте — этот барочный инструмент считается подготовительным к кларнету, флейте и гобою. У него тот же принцип, что и в гобое, так же устроены клапаны. А сам гобой устроен интересно: для хорошей игры нужно поддерживать в порядке трости, которые часто трескаются по неосторожности или из-за климата. Со временем они теряют свои качества, становятся не такими мягкими по тембру. Пока мне делает их педагог. В оркестре играть интересно, но бывает сложно, поскольку в произведениях постоянно меняются размеры. Очень важно правильно попасть в долю и влиться в оркестр.

Детская музыкальная школа Академического музыкального училища при Московской консерватории, 5 класс.

Валерия Голубева, 16 лет, валторна


Честно говоря, я хотела пойти на флейту, но мне не подошел по темпераменту педагог. Я выбрала валторну, потому что у нее благородный звук, это не пищалка — как флейта. Если ты играешь в духовых инструментах, нужно более тщательно следить за строем, сохранять чистоту и интонацию звука. У нас в оркестре вместе со мной этим занимаются еще 3 валторниста, и на самом деле, это оптимальное количество. Слышала, что в симфоническом оркестре Большого театра есть 17 валторнистов — но там три состава.

Государственное училище духового искусства, 1 курс.

Наталья Волегова, 17 лет, виолончель


В виолончели мне нравится звук, на мой взгляд, он лучше скрипки. Мне не нравится скрипка, потому что она находится очень высоко и лежит неудобно, расстояние между струнами слишком маленькое. Я занимаюсь на виолончели уже 11 лет, но в оркестре я недавно, и это учит дисциплине, приходится готовиться к репетициям, смотреть партии. Во время репетиции исключены мобильные телефоны, а во взрослых коллективах за звонки обычно штрафуют, а иногда могут и выгнать.

Музыкальный колледж имени Гнесиных, 1 курс.

Луиза Минцаева, 17 лет, арфа


Раньше я пробовала играть на флейте, но постепенно пришла к арфе, в которой мне нравится сама техника игры. В перебирании струн есть магия. Арфа — это божественный инструмент с необычным звучанием, которое мне лично напоминает фортепиано. Можно сказать, что арфа — это внутренность фортепиано, но тембр здесь совершенно другой. Многие арфисты не любят рассказывать о том, что они играют на арфе, потому что сразу возникает много вопросов, например, сколько у инструмента педалей? Семь. Большой плюс, что оркестр предоставляет инструмент, потому что с этим всегда возникают проблемы, хотя дома у меня своя арфа есть. Арфа — дорогой инструмент, доступная стоит около 300 000 рублей.

Музыкальный колледж имени Фредерика Шопена, 1 курс.