Стас Кулеш живет в Окленде, Новая Зеландия, где 26 сентября прошла местная конференция TEDx. Стас на нее сходил и рассказал T&P, как там все устроено, от первого лица.

Посетить настоящий TED (TED Global) стоит $5200. Оклендская версия в этом году обошлась мне в 100 новозеландских долларов (приблизительно 2000 рублей). Прошлогоднее собрание, будучи абсолютно бесплатным, прошло на ура, и от TEDx Auckland 2010 я ожидал мощного воодушевления.

«Что, если?…» — так звучал основной вопрос оклендского ТЕДа. Что, если привлечь 15 спикеров (полный список — здесь) и заставить их говорить в условиях жестких временных ограничений.

Ученикам школы для мальчиков, где проходил ТЕД, поручили ответственные задания вроде «фотографируй» или «подавай микрофон». Этот молодой человек запускает таймер.

Ричард Лосби, профессиональный путешественник. В восьмидесятых был сокращен с неплохой позиции в английском рекламном агентстве и на полученную компенсацию поехал в оккупированный советскими войсками Афганистан, сам, говорит, не знает зачем. Прошел больше семисот километров пешком от Турции до Пакистана. Рассказал о моджахедах и семиногом зернышке.

Следующий рассказ от группы студентов, которые придумали, как спасти Intel. Компания тратит миллионы долларов, чтобы снабдить бедных ноутбуками на солнечных батареях, исходя из идеи, что образование эффективнее, чем субсидии, борется с бедностью. Ноутбуки раздали, но есть проблема — в мьянмских джунглях нет связи.

Технология OneBeep — способ решить эту проблему. Используя простое программное обеспечение, радиоприемник и передатчик, они изловчились передавать файлы на любые, доступные радиоволнам расстояния.

Спектрум – 8-разрядный домашний компьютер английской компании Sinclair Research Ltd. Был очень популярен в СССР и Восточной Европе в 80-х.

Берем файл, кодируем в аудиофайл, просим местного диджея поставить его на радио, и бедный учитель из соседней деревни принимает этот файл себе на интеловский ноутбук.

Вообще-то, эта идея была широко распространена на просторах бывшего СССР среди фанатов Спектрума. Ребята вывели идею на качественно новый уровень — внедрение.

В перерывах зрители делились впечатлениями, пили кофе и ели домашние булки.

После перерыва играл местный десткий оркестр, неряшливо, но искренне:

Получилось трогательно. Музыкальных школ в Новой Зеландии вообще нет, поэтому с детьми занимаются репетиторы. Хороших детей берут в школьный оркестр играть джаз перед взрослой аудиторией.

Со спикерами получилось не очень трогательно. Про науку на этом ТЕДе было мало, лучшие выступления были жизнеописаниями, тому пример — Ричард Вебб и Ричард Лосби. Все остальное время со сцены звучал менеджерский слэнг вроде «innovative», «creative» «passionate». Предполагается, что эти термины должны вдохновлять? Отнюдь, организаторы допустили несколько ошибок:

  • Пустили на сцену маркетологов, которые профессионально болтают много и ни о чем.

  • Пригласили представителей благотворительной организации. Зрители вынуждены были пережидать стандартный рассказ о голодных детях и их спасителях. Мне кажется, не должно быть на ТЕДе моментов, когда слушаешь и нетерпеливо думаешь «Да-да, можно эту часть промотать?» Подробный разбор выступлений спикеров смотрите в моем блоге, а я перейду к общим выводам.

Итак, доводы «за»:

  • Доступно — недорогой билет и порядок с местами.

  • Понятно — не было научных тем, не было сложных концептов.

  • Приятно — на ТЕД ходит правильная публика, с этими людьми интересно поговорить.

Доводы «против»:

  • Непоследовательность и неравномерность – от детей-инвалидов к

фокуснику-предсказателю погоды, от занудного маркетолога-лесбиянки к

хиппи-группе художников из Сиднея.

  • Непропорциональность – сложно держать интерес публики в течение девяти часов, но очень бы хотелось, чтобы за это время появился хоть один докладчик, которому

апплодировали стоя.

  • Неорганизованность -– кофе с бубликами продавали исключительно за наличные, а ближайший ATM в двух кварталах. Потом оказалось, что в запланированном месте для афтепати намедни был пожар, и организаторы обратились с вопросом в зал. Зал, конечно, помог – вечеринка прошла в одном из популярных баров города.

И в заключение: это доска отличников в школе, где проходил ТЕД. Важнейшая часть школьной программы — это воспитание в детях уверенности в своих спобностях. Весь мир для вас открыт, весь мир готов, чтобы вы его перевернули. От ТЕДа, при всех его косяках, ощущение ровно такое же, и в следующий раз я обязательно пойду.