© Федор Ратников

© Федор Ратников

Главный редактор журнала «Популярная механика» Сергей Апресов в интервью главному редактору T&P Насте Поповой рассказал о технической эрудиции, научпоп-лекциях, паровых роботах и пулеметах, стреляющих резинками.

— Каким должен быть сегодня познавательный журнал, чтобы его читали? Кажется, что вся информация про технологии уже есть в сети, нет?

**Сергей Апресов:** Если вы знаете, как работают, например, часы, это совершенно не означает, что вы знаете, как они работают. Cовокупность фактов, которая есть в интернете, — это необязательно готовая информация. В интернете баланс скатывается в сторону актуальности, на бумаге — в сторону аналитики. Мы можем все эти факты сопоставить, проанализировать и дать читателю полную картину. Если в сети много источников, и от читателя требуются довольно серьезные аналитические навыки и спосоность отследить качество источников, то в журнале за него уже все сделали. Мы можем не только написать, что появился новый китайский истребитель J20, но и рассказать, как он работает или предположительно работает — как в случае с этим секретным аппаратом. Журнал не передает информацию, он создает новую. ** — «Попмеханика» — единственный технический журнал в России, вы сказали.**
**Сергей Апресов:** Практически, если сопоставить по тиражу, то да. Мы печатаем 230 000 экземпляров. В этих масштабах — да, мы единственный научно-популярный журнал технической направленности. В интернете — 50 000 посещений в день. Интернет тяготеет к инфографике и коротким форматам, что в журнале тоже обязательно должно присутствовать. Зато в журнале можно печатать статьи для тех, кто доверяет нам провести его по всему сюжету от начала до конца. И для тех, кто почитать любит. ** — Сколько человек у вас работает? Кто эти люди?**
**Сергей Апресов:** 10 человек: 5 редакторов, включая меня (обязательно включая, потому что мы считаем, что главред должен писать тексты) и арт-отдел — несколько дизайнеров, арт-директор, литературный редактор, художник.

— Над материалами работают специалисты, кто они? Это технические журналисты?

**Сергей Апресов:** Мы не только про технику пишем, но и про биологию, общественные процессы, историю. При этом, чтобы писать для «Популярной механики», человек должен одновременно и разбираться в технике — видеть техническую суть вещей, их взаимодействие, и быть гуманитарием, чтобы излагать свои мысли красиво и грамотно. И большую часть статей как раз такие люди и пишут — наши 5 редакторов. У них очень высокая степень технической эрудиции и технического чутья. Редактор не может одинаково хорошо разбираться в яйцеварках и истребителях, и всей вообще технике на свете, но должен обладать способностью чувствовать, какой факт нужно проверить, чтобы точно описать, как работает то или иное устройство или явление. Научный редактор у нас физик, один из редакторов — автомобильный инженер и писатель-фантаст, есть еще филолог, геофизик и финансист. А у меня вообще образование финансовое. А авторов мы стараемся искать так, чтобы они были узкими специалистами в своей области. Материалы должны быть актуальными, но в нашем ключе: то есть, если мы пишем про убийства президентов, то с точки зрения исполнения замысла, не про политику. Или про извержение исландского вулкана — только объективная оценка опасности полетов в облаках вулканической пыли. ** — Вы же журнал для мальчиков? **
**Сергей Апресов:** Так и есть. Нас при этом читает довольно много женщин, часто слышим рассказы о том, как дамы читают журнал в метро. Но вообще-то, это мужской журнал: подавляющая часть аудитории — мужчины в возрасте от 25 до 45 лет, редакторы все мужчины. ** — Вам, должно быть, интересно развивать тему DIY?**
**Сергей Апресов:** Тут такая история: автомобильным журналам в девяностые приходилось долго отмываться от репутации «журнала для чумазых», настолько они были заточены под DIY. Но призыв «почини тормозные колодки своими руками» во времена надежных иномарок как-то не вяжется с действительностью. Нам тоже не хочется ассоциироваться с журналом в стиле «сделай сам» и мы им и не являемся — у нас на первом месте интересность, на втором — полезность. У американских коллег DIY гораздо больше: у них есть собственый дом, двор и так устроено свободное время (у них все нормально там с трудовым законодательством), что есть время и место для хобби. У наших читателей — городских жителей — нет задачи соорудить систему полива. И интереса такого нет. С другой стороны, история романтическая, и любой мужчина гордится собой, если может что-то сделать своими руками. Поэтому у нас правило: мы обязательно делаем штуки, которые нельзя купить. Вон лежит сделанный моими руками многоствольный пулемет, стреляющий резинками. Электрический, скорострельность — 8 резинок в секунду, 230 зарядов. Если хватает терпения его зарядить, то можно полить дождем из резинок соседний отдел.

Еще у нас есть паровой робот, он ходит. Туда заливается вода, сухой спирт, полчаса он разогревается, горит, плюется маслом, а потом идет.

** — Кто ваши прямые конкуренты? **

**Сергей Апресов:** Мужские журналы вплоть до [Esquire](http://esquire.ru/). Человек же подходит к киоску и думает, что бы мне почитать. Выбирает он между мужскими журналами. **— А если человек думает, что бы ему почитать на айпаде, он может выбрать «Попмех»?**
**Сергей Апресов:** Скоро сможет. Приложение выйдет летом.

— Научно-популярная пресса имеет отношение к дополнительному образованию?

Западные издания похожего формата:

Popular Mechanics

Science Focus

Wired

**Сергей Апресов:** Это скорее побочный эффект. Научно-популярная пресса прежде всего развлекает, а потом уже несет полезность. Как в истории фармацевтики много раз было: искали лекарство от одной болезни, обнаруживали совершенно другой эффект — куда более важный и полезный, чем ожидаемый основной. Тут такая же история. То есть, покупают люди научпоп не ради знаний, а ради развлечений. А то, что они при этом что-то узнают, — это мощный бонус. ** — Знания-то при этом о реальном мире. Очень прикладные.**
**Сергей Апресов:** Да, я сейчас пристально слежу, кто быстрее придумывает новую фантастическую реальность: ученые, практические специалисты или фантасты. Сравнение явно не в пользу последних: они зажаты рамками жанра, обращаются в прошлое и не могут родить что-то принципиально новое. При этом из реальных лабораторий выходят такие штуки, которые поражают воображение. У писателей вызов сейчас намного серьезней: им надо гораздо быстрее и шире думать. Вот взять, например, демона Максвелла. Это до недавнего времени было чисто мысленным экспериментом, что есть якобы такой «демон», который стоит между двумя комнатами и открывает и закрывает дверку: в одну комнату пускает быстрые молекулы, в другую — медленные. Это было чисто теоретическое построение, и тут раз — и сделали лазерную ловушку. Ровно такую штуку — это круче любой фантастики. По телепортации есть успешные опыты, только на микроскопические расстояния. ** — Зачем вы лекторий придумали?**
**Сергей Апресов:** Во-первых, мы поняли, что это быстро набирающий популярность способ потребления информации. Во-вторых, кто как не мы? Научпоп-лекции были представлены на рынке, но не в большом объеме, а у нас есть и авторы, и ресурсы, и консультанты, чтобы заполнить эту нишу. Мы можем найти этих лекторов, которые расскажут очень понятно о сложных вещах, и это не будет желтухой. Плюс, это повод познакомить с нашим журналом, нашим брендом людей, которые с ним до этого знакомы не были: это люди помоложе, чем наша аудитория. ** — Как он функционирует? **
**Ольга Пономаренко, «Популярный лекторий»: **Мы уже провели 30 лекций, с сентября проводим лекцию в неделю. В ноябре переехали из галереи МАРС в 35мм, потому что нам стало тесно. В июле и августе у нас будут каникулы. Сначала мы хотели выдерживать одну тему в месяц и в сентябре сделали темой «Опасности из космоса», в октябре — «Скрытые возможности человека». А потом поняли, что такими рамками мы себя сильно ограничиваем и каждый раз теперь придумываем тему для каждой лекции. Мы придумываем темы и под них ищем лекторов.

** — И кто эти лекторы?**

**Ольга Пономаренко: **Практикующие ученые, преподаватели вузов, в основном МГУ — там у людей гармонично получается сочетать научную работу и преподавание. Критерий: способность рассказать о последних научных новостях, опираясь на опыт и практику.
**Сергей Апресов:** У нас недавно выступал Александр Прищепенко, рассказывал о ядерной физике. Это такого масштаба ученый, что в ядерной бомбе его именем названа одна деталь. ** — Иностранных лекторов часто привозите?**
**Ольга Пономаренко: **В этом году плотно работали с французским посольством, у них есть отдел по научной работе. Мы с ними в феврале и марте провели 4 лекции с привозами. В мае должен был приехать практикующий нейрофизиолог, ему визу не дали. Планируем привезти всем известных британских ученых.
**Сергей Апресов:** Это надо сделать темой месяца, я считаю.

— Какие темы самые популярные?

**Ольга Пономаренко:** Это астрофизика и биология в любом ее проявлении: физиология, мозг, человек. Если сравнивать с журналом, то там выстреливают технические темы. Мы попробовали раз провести лекцию в формате TED — три лектора по 20 минут. Но поняли, что люди у нас привыкли слушать час, потом 40 минут задавать вопросы. Такой формат мы и продолжим делать.

** — И какие планы?**

Ольга Пономаренко: Открыться в Питере, а потом сделать лекторий в регионах. Слудующим после Питера будет или Екатеринбург, или Новосибирск. Это важно — выбрать город, у которого есть потенциал в смысле местных лекторов. Самостоятельный ресурс важен, не все же закрывать москвичами и иностранцами.