Константин Бьерке — предприниматель в сфере медиа, основатель и генеральный директор Crane.tv, первого онлайн видео-журнала, посвященного современной культуре — занимается изучением мировых культур и разработкой цифровых медиа. Главный редактор T&P Настя Попова, директор по развитию проекта Аскар Рамазанов и директор проекта Zvooq.ru Алексей Остроухов встретились с Бьерке на конференции LINT и поговорили о том, как зарабатывать в интернете, способах распространения и потребления контента и любимых книгах.

Алексей Остроухов: Вообще-то, у тебя сейчас будут брать интервью люди с сайта, который снабжает информацией самых умных людей России.

Константин Бьерке: Потрясающе! Кажется, я неправильный герой для интервью, раз так.

Алексей Остроухов: О, я уверен, тебе найдется, что им рассказать.

Настя Попова: С простого начнем: что такое Crane.tv? О чем проект и насколько он коммерчески успешен?

Константин Бьерке: Это онлайн-тележурнал о современной культуре. Я предпочитаю, чтобы нас считали цифровой версией Conde Nast — такой канал для граждан мира про вдохновение и лайфстайл: мода, дизайн, искусство, путешествия — это темы, которые мы отрабатываем в форме коротких срежиссированных видео в интернете.

Деньги мы зарабатываем на рекламе, брендированном контенте и лицензировании контента. В частности, работаем с Getty Images, которые потом продают наши фотки по всему миру, кроме того, мы сотрудничаем с Huffington Post, Herald Tribune, Style Magazine и другими. Еще мы запустили мобильное приложение для Nokia, платное, и Россия тут — один из самых перспективных рынков. Для Apple тоже вот-вот выпустим.

Настя Попова: Что происходит с телевидением? С одной стороны, все говорят о том, что оно вот-вот умрет, с другой — рынок все еще растет.

Константин Бьерке: В смысле аудитории это не так, аудитория падает, в США точно, в возрастной категории от 18 до 40 примерно на 2,6% в год. Могу наврать в цифрах, но тенденция такая. При этом телевидение даже близко не собирается умирать, оно эволюционирует, конечно. Я приверженец теории «screen as a screen», суть которой в том, что люди потребляют TV-контент, но на разных устройствах. Телесериалы, передачи — на компьютере, планшете, телефоне.

**Константин Бьерке** принимал участие в эмоциональном построении бренда для MPS — медиа-агентства, возглавляемого Сюзанной Порше и принадлежащего Omnicom Group. В числе клиентов Бьерке были FIFA World Cup, Mercedes Benz, Laureus World Sports Awards, Orascom, Deutsche Telekom, а также европейские каналы Pro7 and Sat1.

Netflix только что подписали эксклюзивную сделку с одним из каналов на показ сериалов в интернете, а эта компания, между прочим, забирает 30% интернет-трафика в штатах. Это люди, которые смотрят кино и телешоу.

Телевизор точно умирает или становится гигантским монитором. Традиционные понятия вроде прайм-тайм тоже отходят — никто ровно в 7 вечера уже не садится на диван, чтобы посмотреть передачу.

Настя Попова: Я правильно тебя поняла, что ты как бы подерживаешь идею Руперта Мердока о бизнес-модели развития медиа, только не в контексте печатных изданий, а в контексте телевидения?

Константин Бьерке: И только в контексте телевидения — сегодня 25% телеконтента распространяется нетрадиционным способом (смартфоны, TiVo и прочее), и цифра растет. Что касается газет, то тут совсем другая история: айпад вообще не спасает газеты, как бы Мердоку того ни хотелось: он потратил $30 млн на Daily и продолжает тратить около $0,5 млн каждую неделю, как я слышал. С такими деньгами можно сделать что-то по-настоящему революционное вместо того, чтобы пытаться спасти нечто старое и неработающее.

Настя Попова: Ты, судя по всему, знаешь, чего ждать от медиа-потребления в ближайшие 10 лет — как оно меняется?

Константин Бьерке: Это сильно зависит от следующего продукта Apple. Они действительно могут менять способы потребления медиа каждым новым продуктом. 10 лет — наверное, долгий срок, но я могу предположить, что во всех мобильных телефонах появится наш контент. Пользователи проводят минимум 20 минут в день за просмотром нашего контента с мобильных устройств — в отличие от 11 минут на сайте (средняя цифра). Это, конечно, небольшая доля потребителей (айпадов на самом деле продается не так много). То, что мы сейчас видим — это зачатки массового потребления, скоро медиа так потреблять будут все. Так что это вопрос упаковки, в первую очередь.

Я смотрел тут на днях телевизор в Америке — это чертов кошмар! Каждые 5 минут — какая-нибудь идиотская реклама: за час, в течение которого я пытался посмотреть фильм, минут 20 на экране была реклама. Это же с ума сойти. Кто это будет смотреть? В интернете реклама гораздо приличнее: четче связь с брендом, больше вовлеченность пользователя. Когда реклама идет по телеку, ты встаешь и идешь за пивом — рекламу в компьютере все смотрят.

Аскар Рамазанов: Ты преподаешь в нескольких школах. Что ты рассказываешь студентам?

Константин Бьерке: Черт, а вы неплохо подготовились. Я вел курс в университете, который заканчивал, — ESCP Europe. Курс был на тему моей магистерской диссертации Positioning Bargaining — это про кросс-культурные факторы в переговорном процессе. Все, что ты делаешь в бизнесе, — это ведешь переговоры так или иначе. Это серьезная часть успеха, но не курс по предпринимательству.

Аскар Рамазанов: Кто слушатели этого курса?

Константин Бьерке: Университет международный, так что там много азиатов, европейцев. 25% от общего числа студентов — французы, остальные — немцы, латиноамериакнцы, итальянцы, китайцы. Жутко интересно: можно наблюдать разные национальные подходы к переговорам. Латиноамериканцы все время провоцируют, азиаты — напротив, очень медленно и скромно переходят к делу.

Аскар Рамазанов: А кем они должны стать после того, как пройдут курс?

Константин Бьерке: Большинство пойдут в банковский сектор, консалтинг — традиционный путь студента бизнес-школы. Некоторые идут в рекламу. Университет находится недалеко от L’Oreal, так что девчонки шли устраиваться туда. Вообще-то, если говорить о главной идее курса, то я пытался научить всегда добиваться win-win ситуации, потому что в бизнесе — это единственный путь, который ведет к долгосрочным партнерским отношениям.

Алексей Остроухов: Ну и, чтобы подытожить: какие бизнес-модели сработают в ближайшем будущем в условиях, когда самая интересная бизнес-среда складывается в интеренете? Кроме очевидных вещей вроде контекстной рекламы, есть еще способы монетизировать контент?

Константин Бьерке: Самый очевидный источник денег — по-прежнему реклама. В этом смысле видеоигры — очень интересное для рекламы поле, еще не обработанное. Здесь степень вовлеченности невероятная, так что эта схема точно работает. Допустим, после трансляции «Оскара» ты отвечаешь на пару вопросов о церемонии типа «В каком платье была бывшая жена ведущего?». Короткий квиз, потом лого спонсора. iAdd — тоже интересный подход. Есть куда развиваться advetorials (редакционный рекламный контент), когда коммерческие бренды становятся естественной частью контента и его логичным продолжением.