Профессор инженерного факультета Стэндфордского университета и директор Центра дизайн-исследований Ларри Лейфер, который в июле приедет в Москву на интенсив Британской высшей школы дизайна Design Thinking Lab перед визитом в Россию дал интервью T&P, в котором попытался рассказать, чем охотники за идеями отличаются от их создателей и как дизайн-мышление зависит от использования чужих идей.

— Ларри, что означает термин design thinking?

**Ларри Лейфер:** У него нет «правильного определения» — возможно, за исключением случаев, когда этот термин употребляется в однозначном контексте. В дизайне вообще все зависит от контекста. Здесь бесполезно применять логику математики или физики, где нужно принять за истину что-то одно. Когда дизайнер спрашивает, как мы можем описать или удовлетворить какую-то человеческую потребность, не бывает только одного, даже самого лучшего, способа для разных людей и обстоятельств. **— Каким образом дизайн-мышление вообще способствует тому, чтобы придумывать какие-то радикально новые вещи?**
**Ларри Лейфер:** Навыки дизайн-мышления помогают людям быть более гибкими в применении своих знаний и осознании того, что именно требуется в заданном контексте, особенно если это находится вне их компетенции. Дизайн-мышление предполагает развитие таланта использования своих и чужих знаний. **— А что же тогда такое инновация, если мы используем чужие знания?**
**Ларри Лейфер:** Уверен, что при ответе на этот вопрос самым правильным будет предположить, что у инновации нет универсального определения и, с точки зрения дизайн-мышления, мы будем заблуждаться, если попытаемся его найти. Для создания чего-то по-настоящему нового необходимо, чтобы у людей появились по-настоящему новые потребности. Нужны возможности — плюс определенная свобода мысли и способность действовать творчески. **— Можно ли научить такому мышлению?**
**Ларри Лейфер:** Можно помочь людям найти пути для творческой самореализации. Я принимаю как данность, что у нас всех с рождения есть потенциал — правда, неодинаковый. Многие из принятых сегодня методов обучения убивают творческий потенциал студентов. Более того, мало кто из них сам его реализует, даже если для этого предоставляются какие-то возможности. **— Есть ли границы — деловые, дисциплинарные или профессиональные — в применении дизайн-мышления в качестве метода решения проблем?**
Набор в [Центр дизайн-исследований Стэнфорда](http://me.stanford.edu/index.html) ведется по исключительно инновационным дисциплинам: инженерная биомеханика, дизайн-машление, физика потоков и вычислительная инженерия, нелинейная механика, термодинамика.
**Ларри Лейфер:** Я не ощущаю никаких границ. Я бы даже сказал, что все дисциплины должны прийти к этапу, когда нужно обозначать новые проблемы, пробовать новые методы, оценивать новые решения. В любом из этих случаев есть место для дизайн-мышления, которое подразумевает творческий поиск без каких-то ориентиров. **— Стэнфорд — это очень мультикультурное место: есть ли разница в менталитетах в контексте обучения дизайн-мышлению?**
**Ларри Лейфер:** Думаю, что словом «мульти» вы подчеркнули самое главное. Среда, которая включает в себя разные культуры, неважно какие они и чем определяются, — это основа для дизайнерского мышления, и инноваций в ней всегда будет больше, чем в месте, где население менее разнообразно. Так что именно умение определить и понять разницу в менталитетах разных культур определяет талант так называемого дизайн-мыслителя. **— А нужно ли быть профессиональным дизайнером, чтобы применять design thinking?**
**Ларри Лейфер:** Нет, мы в какой-то мере используем эти приемы в повседневной жизни. Наш индивидуальный жизненный опыт уже в какой-то мере определил формирование или подавление наших навыков дизайн-мышления. Однако им можно научиться, им можно обучить и их можно измерить. С помощью дизайн-мышления можно выявить, как идея может измениться в будущем, что и определит ее последующее исполнение. У нас есть несколько таких примеров, которые мы будем использовать в нашем курсе, чтобы прояснить, что же понимается под дизайн-мышлением.

— Какие задачи сейчас решают дизайнеры?

Ларри Лейфер: Все стратегии дизайн-мышления, модели поведения, особенности восприятия направлены на то, чтобы подготовить человека быть охотником — в том или ином смысле. Раньше, чтобы добыть пищу для племени, нужно было охотиться на диких зверей, сегодня нужно выходить на охоту за новыми возможностями компьютерного сервиса, охотиться за следующим смелым дизайном. В древности мореплаватели отправлялись в путешествие, не имея карты. В этом плане охота и странствие довольно похожи — это поиск пути без четких ориентиров.

— Как вы думаете, какие компании сегодня применяют технологии дизайн-мышления?

Ларри Лейфер: У меня есть подозрение, что те или иные элементы дизайн-мышления используют все компании. Тем не менее, большинство из них не осознает этого и не делает различия между деятельностью, которая необходима для охоты за новыми стоящими идеями, и той, что направлена на их создание и распространение. Я все более склоняюсь к тому, что разница между охотником за идеей и ее создателем очень важна — и слишком часто определяется неправильно. Мой коллега, в прошлом работавший на должности вице-президента Procter&Gamble и Intuit, считает это различие критическим и приводит в качестве примера опыт недавнего времени, когда «создатели» ошибочно думали, что они «охотятся». Это как раз та тема, которую я хотел бы развить в нашем курсе. Мы постараемся максимально ясно показать разницу между охотой за идеей и ее воплощением. Участники будут на практике учиться чувствовать различие: они будут неоднократно проводить охоту за концепциями, которые применяться к реальным продуктам, услугам или опыту.