© Michael Mandiberg

Бывшие отличники рассказали T&P, легко ли получить красный диплом, кому он нужен и пригодился ли он им в будущем.

Евгений Людмирский, окончил Дальневосточный Государственный Технический Университет по специальности «Прикладная математика»


Мне всегда легко давалась учеба, а в особенности точные науки. Тем более, я уже тогда обладал волшебным знанием: если даже не знаешь ответ на вопрос, надо все равно что-нибудь говорить. Это знание в университете оказалось просто бесценным. Наверное, первые полтора года отличное обучение стало просто случайностью, а вот после участия в стипендиальной программе Потанина такая учеба стала целью. После первой победы ты просто с нетерпением ждешь следующего года, чтобы проверить себя: не отупел ли за прошедшее время, чтобы еще раз окунуться в этот драйв.

Учеба меня никак не напрягала. Конечно, когда к концу сессии тебе предлагают четверку «автоматом» по линейной алгебре, то присутствует огромный соблазн согласиться и заслуженно расслабиться. Но вспоминаешь все прошлые заслуги, перед глазами встает образ красной корочки, и тебе не остается ничего другого, кроме как сказать: «Нет, спасибо, я возьму билет». Вообще я думаю, что нет разницы, где учить математику. Уверен, что студенты в Китае или Канаде, так же как и мы, на первом курсе ночами зубрят бином Ньютона.

К сожалению, я никак не ощутил всю прелесть получения красного диплома. Да, это приятный пункт в моем резюме, это то, что я могу сказать вслух громко, теша свое тщеславие. Но, к сожалению, — не больше. Как показала практика, то, что ты потанинский стипендиат, производит на работодателя гораздо больший эффект. Для меня красный диплом — это то, чем в глубокой старости я буду хвастаться перед внуками, пытаясь вправить им мозги и заставить учиться, как дедушка.

Ольга Рогова, окончила Новосибирский государственный технический университет по специальности «Связи с общественностью»


Лицейская закалка сделала свое дело — учиться мне было легко. Но, конечно, были и сложные моменты. Но именно благодаря этим сложностям я теперь знаю такие имена, как Бергер, Лукман, Збигнев Бжезинский.

Сейчас я могу назвать все сложные моменты забавными, но тогда это было нечто ужасное. Например, на защите курсовой по теории и практике СМИ, преподаватель заявил мне, что радио не относится к СМИ. Я, конечно, стала ссылаться на закон о СМИ, на определения при своем ответе, но преподаватель был непреклонен. В итоге я просто ушла из аудитории, услышав вслед что-то про свое эго. Думала, предстоит пересдача, но и в этот раз мне поставили «отлично», так как преподавателя все-таки удалось переубедить.

Учиться на отлично, как мне кажется, легко везде. Нужно только правильно определиться со специальностью. Если дисциплины интересны, то почему бы не знать предмет на отлично? Оценки — это фан, не более того. Да и красные дипломы сейчас никому не нужны. За несколько лет ни один работодатель не поинтересовался моим дипломом. Диплом — формальность, с него снимают копию и отправляют обратно пылиться в архив.

В будущем мне бы хотелось продолжить свое образование в Европе. Я склоняюсь к этому по двум причинам: во-первых, это определенный культурный опыт, а во-вторых, отличная практика языка. Да и моя специальность в Европе развита лучше. Больше интересных проектов, методик, компании увереннее используют практику в своих кампаниях. В общем, мне осталось выбрать вуз, программу и сроки обучения. Думаю, что здесь красный диплом окажется незаменим.

Ольга Коробейникова, окончила Южно-Уральский государственный университет по специальности «Искусствоведение»


За все время было несколько моментов, когда мне хотелось махнуть рукой на весь свой перфекционизм и красную зачетку. Самый сильный — это, наверное, перед отъездом в Америку по программе Work&Travel. За две недели мне надо было получить все зачеты, сдать экзамены и не просто сдать, а обязательно на «отлично», сыграть в нашем выпускном спектакле по риторике, пройти собеседование в американском посольстве и получить визу, собрать вещи, мысли — и вперед. Вот тогда мне было реально тяжело и хотелось попросту забить на все и не стараться. Но я смогла задушить усталость, жалость к себе и лень.

И конечно же, как ни банально это звучит, мой красный диплом остался лежать на полочке дома у родителей, радуя их своим наличием. По специальности я не пойду работать, так как потолок зарплаты по моей профессии — это семь тысяч рублей. Но почему-то везде, где я устраивалась на работу (журналистом, консультантом в парфюмерном отделе, офис-менеджером, специалистом по интернет-рекламе), я встречала искреннее удивление, правда не из-за цвета моего диплома, а специальности. По диплому я называюсь красиво и загадочно — «искусствовед». Единственное место, где не удивились ни цвету диплома, ни специальности — так это в аспирантуре, где я учусь и изредка преподаю.

Татьяна Ландо, окончила Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «Прикладная лингвистика»


Не могу сказать, что получить красный диплом было сложно. В школе у меня не было никакой медали, и к диплому с отличием я тоже не стремилась. Мне казалось, что гораздо важнее стать хорошим специалистом и найти применение своим знаниям. Учиться было интересно и довольно просто, поэтому желания все бросить не возникло ни разу.

Особенной пользы я от красного цвета своего диплома так и не почувствовала. На собеседованиях потенциальные работодатели на него внимания практически не обращали, их больше интересовал мой опыт и знания. При этом я работаю полностью по специальности, но помогает мне в работе не диплом, а знания, полученные зачастую за пределами университета.

Основа учебы в России — это не навыки и знания, а способность вызубрить к экзамену определенный объем материала. В технических специальностях еще требуется понимание предмета, но студенты, не способные понять какие-то технические вещи редко поступают на сложные специальности.

А как вы считаете: зачем нужен красный диплом?