© Кристина Абрамичева / T&P LITE Уфа

Уфимский кинокритик и основатель клуба «Синематека» Владимир Жерехов в интервью местной редакции T&P заявил, что смотреть фильмы полезнее, чем их снимать, назвал документальное кино более сложным, чем художественное, а также рассказал о своих взглядах на кинообразование.

— Зачем вам вообще нужна «Синематека»?

**Владимир Жерехов:** Это такая возможность общения, возможность создать атмосферу большого экрана в ограниченном пространстве. Сейчас многие говорят, что нет никакой магии экрана, каждый может проводить время у домашнего кинотеатра или смотреть фильмы в интернете. Но ощущение сопричастности возникает именно когда приходят заинтересованные люди, а не абстрактные зрители. Это совершенно другие впечатления от кино. **— Эти кинопросмотры — такая интеллектуальная форма проведения свободного времени?**
**Владимир Жерехов:** Конечно. Например, Польский клуб недавно начал показ ретроспективы Анджея Вайды. Но можно ли назвать досугом просмотр фильма «Пепел и алмаз»? И дело тут не в том, что фильм трагический, а в том, что он сразу вызывает огромное количество вопросов и застает зрителя врасплох. Во ВГИКе мы польские фильмы начала 1980-х годов тайно смотрели в подвале. Мы не показываем то, что сегодня идет в кинотеатрах. Мало кто понимает смысл киноведческой работы, но киноклуб — это возможность приблизиться к профессии, если человек чувствует влечение.

— Не лучше ли тогда идти прямиком в киношколу?

Владимир Жерехов: В Уфе есть киношколы — например, киношкола Булата Юсупова. Но обучение профессии и ремеслу — это только полдела, вторая половина — созревание творческой личности, активного зрителя. К тому же, лишь немногим выпускникам подобных киношкол удалось пробиться на большой экран. Снимать — это хорошо, но смотреть хорошее и редкое кино — еще лучше.

— Документалистика сейчас становится крайне актуальной. На вашей деятельности эта тенденция отразилась?

Владимир Жерехов: В «Синематеке» сейчас показывается не только художественное, но и документальное кино. С большим успехом показывали программу «Флаэртиана» из Перми. Недавно показывался интересный польский документальный фильм о письмах без адреса. Оказалось, что люди часто пишут письма богу, еще кому-то. В фильме показывается, как вся эта масса писем прессуется и сжигается, а пепел поднимается ввысь. Я спрашиваю у студентов: о чем этот фильм? Многие затруднились ответить, потому что анализировать документальное кино намного сложнее, в художественном — более ясная атрибутика.

— Кстати, а что изменилось в кино после событий 11 сентября? Наступила ли, по-вашему, так называемая эпоха «неоварварства»?

Владимир Жерехов: Да, зритель перестал удивляться, настолько информационная картина 90-х повысила порог толерантности ко всякого рода ужасам. Посмотрите хотя бы описания локальных войн в «Википедии» — на их фоне самые страшные в истории кинематографа фильмы выглядят неубедительными. Придумываются все новые и новые уловки для создания внехудожественного паблисити. Переживания на уровне иллюзий, которыми зрителя потчует кино американских стандартов, и попытки передать подлинную экспрессию, переживания за реальный мир человека обозначают острую борьбу, идущую сейчас между так называемым неоварварством и неореализмом. То есть мир кино полностью раскололся на две половины: прокат и то кино, которое все еще пытается разговаривать со зрителем на человеческом языке, просвещать, заставлять переживать и задумываться.