Как создать школы, которые смогут изменить мировую систему обучения? Об этом — в переводе беседы Fastcodesign.com со Стивеном Хеппелом, одним из ведущих в мире новаторов в сфере образования, который особое внимание уделяет анализу роли цифровых методов обучения в педагогике и настаивает на том, что современным педагогам нужно отойти от унифицированной школьной модели ХХ века в пользу более живой и гибкой обучающей среды третьего тысячелетия.

Если вы хотите знать, где находится профессор Стивен Хеппелл, не звоните ему домой и не пишите его ассистенту — зайдите на его страничку в Facebook. Стивен известен тем, что с поразительной скоростью перемещается по миру и останавливается в разных местах, чтобы увидеть, насколько по-разному учатся дети третьего тысячелетия. Его основная мысль очень проста: предыдущий век образования закончился, и началось новое тысячелетие — обучения.

— Стивен, расскажите, что происходит с программой «Школы для будущего» в Великобритании? Были новости о ее прекращении.

— Некоторое время назад британское правительство запустило проект «Классы будущего», в ходе которого мы успели создать несколько очень крутых мест для обучения. Я особенно гордился нашими классами [Ingenium](http://www.imagineschooldesign.org/detail.html?&tx_ttnews%5Bpointer%5D=16&tx_ttnews%5Btt_news%5D=41&tx_ttnews%5BbackPid%5D=5&cHash=1b9889099d) в Ричмонде-на-Темзе, построенными с применением стекловолокна в 2004 году. Правительство поддержало программу, обязуясь перестроить все школы страны и выделив на это 60 млрд фунтов. Школы, которые появились в итоге, показали очень разные результаты в обучении — некоторые достигли поразительных успехов и стали настоящими школами третьего тысячелетия, но некоторые (хотя и немногие) так и остались закостенелыми учреждениями XX века. По мере развития программы амбиции росли, и все препятствия в целом исчезли. Мы начали осознавать, насколько эффективно для детей наше обучение и как много из них еще остаются в стороне от прогрессивных методов. Новое правительство со своей жесткой программой прекратило прежнюю лейбористскую политику. Впрочем, оно сохранило обязательства и максимально сократило бюрократические процедуры для открытия новых «свободных школ», в то время как уже существующие и эффективно работающие обучающие проекты могли приобрести большую автономию и стать университетами. Работая в команде, которая открыла в Великобритании самостоятельную и очень успешную школу, я искренне восхищаюсь потенциалом подобных проектов. Мы начинаем новый путь. **— Расскажите о модели [Академии Портленда](http://www.buildingportlandsfuture.net/) и концепции обучения для всех возрастов.**
— Я рад, что новые форматы обучения сейчас появляются по всем миру. Все больше школ используют разные составляющие такого обучения: в них формируются большие классы с 90-120 учениками, причем они составляются не по возрасту учеников, а по уровню их знаний, организуются школы внутри школ, в которых обучение основывается на командной проектной работе, а оценки выставляются по результатам презентации проектов. В таких школах педагоги разных возрастов учатся друг у друга, дети тоже являются учителями, а педагоги — учениками. Очевидно, что в мире, где каждая культура, общность и условия жизни настолько уникальны, не может быть универсального, даже самого современного, решения.
«Школы полны вещей, над которыми наши дети и внуки будут громко смеяться»

Самое главное — составить из уже проверенных составляющих нового обучения уникальный рецепт для своего региона. В британском Портленде ко мне подошли директора лучших местных школ — они хотели поднять уровень образования в своем небольшом изолированном регионе. После бесед со всеми учителями, учениками и родителями, я согласился стать их основным спонсором.

Сейчас мы организуем школу, в которой можно учиться с рождения до окончания университета, и где около 300 учеников могут жить на всем протяжении обучения. Согласно исследованиям, переход с одной ступени обучения на другую — например, смена школы в 11 лет — очень негативно влияет на ребенка. Поэтому у нас нет четких возрастных рамок, а есть последовательный и целостный процесс обучения. Есть те, кто поддерживает нашу идею: компания Eidos, которая применяет метод игрового обучения, Pearson, которая стремится сделать систему оценок максимально прозрачной и адекватной, обеспечить грамотный обучающий подход в зависимости от уровня ученика, а не от возраста, и создать условия, при которых учителя помогают родителям, изучают и усваивают новые модели обучения.

Мы стараемся реализовывать свою концепцию так, чтобы она была доступной и могла быть адаптирована к разным условиям. После того, как правительство изменило свою позицию, мы потеряли из своего проектного фонда около 28 млрд долларов. Однако сейчас мы продолжаем программу, несколько пересматривая концепцию.

— Давайте поговорим о преподавании и самом пространстве для обучения. На что будет похожа школа третьего тысячелетия?

— Для помещения школы третьего тысячелетия у меня есть простое [«правило трех»](http://rubble.heppell.net/three/): Не более трех стен в помещении, чтобы оно никогда не было полностью закрытым. Не меньше трех основных направлений работы: чтобы модель обучения «встань и выскажись» уступила место модели, при которой формируется множество групп, которые учатся и делают презентации все вместе (это в свою очередь также требует радикального пересмотра интерьера классов).

Возможность одновременно разместить трех учителей со своими учениками. Прежний стандартный размер класса — когда 30 учеников находятся в замкнутом пространстве — не позволял применять многие эффективные обучающие практики. Более просторные помещения предоставляют намного больше возможностей.

Ни одно из этих условий не придумано в угоду моде, они все направлены на эффективность. Основное внимание должно уделяться организации такой обучающей среды, которая даст возможность заниматься в любое время и в любой день недели, позволит проводить занятия вне классов, будет учитывать уровень знаний ученика, а не только его возраст, в которой применяются ролевые модели обучения. Самое важное здесь — как и в случае, например, с медициной, автомобильным дизайном, технологиями, даже кулинарией — это осознание того, что если мы не развиваемся каждый год, мы упускаем многие возможности и возвращаемся назад. Похоже, что в последние 30 лет в образовании каждый учебный год сравнивался с предыдущим и ориентировался на него — проклятый оценочный подход! — будто в таком застое тоже есть какая-то польза. Это так глупо.

— Как сейчас выглядят школы и что мы можем сделать, чтобы изменить ситуацию?

— Школы полны вещей, над которыми наши дети и внуки будут смеяться: звонки на уроки, точное время, когда все 1000 учеников непременно должны проголодаться, 25 детей, учащихся в одном помещении только потому, что они родились в одном году, выставление оценок в соответствии с тем, насколько хорошо ребенок умеет работать в одиночку и т.д. Однако школа может быть и совершенно чудесным местом. Представьте себе подготовку к рождественскому спектаклю или мюзиклу — перед глазами возникает большой холл, заполненный детьми всех возрастов, которые намереваются создать самую лучшую постановку «Бриолина» или чего-то еще. Младшие ориентируются на старших, на их поведение, а старшие в свою очередь получают ценный опыт от работы с младшими. Разбившись на небольшие группы, они работают над гримом, хореографией, рисуют декорации, репетируют отрывки, организуют освещение, и все это происходит одновременно. Если что-то не будет получаться, они будут задерживаться вечером и приходить раньше с утра, будут работать в выходные... Это хороший пример того, насколько сильно может затягивать обучение. Однако школы, кажется, не замечают этого и возвращают этих детей обратно в тесные классы — только для того, чтобы возмутиться подобными вольностями. Это продолжалось бы вечно, но, к счастью, новые технологии — эдакий троянский конь — подтолкнули нас к новым идеям. На фоне внедрения инноваций в школы и расширения возможностей в целом, многие семьи начали задумываться: каким должно быть обучение? В одних школах новые технологии применялись для довольно будничных задач, которые по замыслу должны были улучшить учебный процесс: например, создавались учебные тесты с вариантами ответов — метод, на самом деле ориентированный только на натаскивание. Тем не менее, благодаря новым технологиям, многие школы открыли для себя множество необычных возможностей. Чтобы ускорить это процесс, нужно только потратить время, чтобы грамотно ввести новые методики, — и вы увидите, как меняются и мысли, и чувства. Возьмем, к примеру, группу учителей из Тасмании — какое воодушевление было в их глазах, когда они вернулись к преподаванию после двух дней нашего общения! **— Как, на ваш взгляд, новые технологии и социальные сети влияют на реальное образовательное пространство?**
— Как профессор я работаю на кафедре новых технологий в [Университете Борнмута](http://home.bournemouth.ac.uk/), одного из ведущих университетов Великобритании в области медиа. Поэтому было бы логично думать, что я очень высоко оцениваю роль новых технологий и социальных сетей. И это так действительно так. На некоторых этапах новые технологии в обучении не применяются и даже были бы неуместны. Но это скорее вопрос того, когда использовать новые технологии, а не в том, включать ли их в обучение вообще.

Здесь я бы хотел подчеркнуть один важный момент. В 1990 годы мы вместе с коллегами создали массу успешных обучающих интернет-проектов: от Talking Heads для всех 21 000 директоров школ в Великобритании до Tesco Schoolnet 2000, который был занесен в книгу рекордов Гиннеса как самый крупный обучающий интернет-проект в мире. Во всех этих амбициозных и успешных интернет-школах можно было учиться в любое удобное время, классы формировались не по возрасту, а по уровню, учебный процесс был построен на совместной проектной работе. Обучение в реальных школах, которые мы строим сейчас, 15 лет спустя, основано на тех же принципах. Я уверен: чтобы узнать, каким будет образование в 2025 году, достаточно сегодня посмотреть на самые новые форматы обучения в интернете. Прогноз на будущее — прямо сейчас перед нами.

Начиная с 1980-х я много раз делал прогнозы на будущее, и, как правило, я не ошибался. Не потому, что обладаю каким-то особенным чутьем или мне постоянно везет. Я просто знаю, откуда начинается будущее. Новые технологии и социальные сети будут играть в нем ключевую роль, но талант педагога при этом не потеряет своей значимости. Например, короткую заметку об использовании Facebook в процессе занятий я писал вместе с моей дочерью Джульеттой, которая работает учителем.

— Чем вы планируете заниматься дальше?

— Есть две главные вещи. Во-первых, я думаю, что наше образование стоит сейчас слишком дорого. Развивающиеся страны и те, что находятся в крайней нищете (Афганистан, например), пока могут только мечтать о таких школах, как у нас. Думаю, что если технологии сделали нашу жизнь настолько более легкой, то это же должно произойти и с обучением. Я один из тех, кто всячески продвигает эту идею, особенно наблюдая за тем, как торговые и другие обширные площади можно переоборудовать для того, чтобы создать новые учебные помещения.

Я надеюсь, что в будущем, когда будут происходить такие катастрофы, как наводнение в Пакистане или землетрясение на Гаити, этим странам будет предоставляться не только срочная гуманитарная помощь, но появятся и новые школы, специально обустроенные, ориентированные на культурное развитие, имеющие международные связи. Когда в стране происходит бедствие, почему бы не предложить ей лучшие возможности для обучения? Мы могли бы реализовывать такие проекты в течение нескольких дней, а не десятилетий, и я намерен это делать, несмотря на проблемы со строительством и логистикой.

Моя вторая забота сейчас — это парусный спорт. Мы с женой поменяли наш парусник из высокотехнологичных материалов, доставшийся нам когда-то с таким трудом, на большой 1907 Oyster Smack — тоже для соревнований. Я не перестаю удивляться тому, сколько новых возможностей открывается перед нами в новом столетии. Не все то, что было в прошлом, — плохо, но для того, чтобы выиграть в состязании, мы должны развиваться. Точно так же, как и в обучении.