© Александр Филимонов-Волков / Школа Photoplay

© Александр Филимонов-Волков / Школа Photoplay

28 и 29 июня студенты Института медиа, дизайна и архитектуры «Стрелка» проводили презентацию своих проектов, которые они готовили весь учебный год. T&P выбрали 6 самых интересных и попросили их авторов рассказать, для чего нужны эти исследования, как они будут использоваться и есть ли у них практическое применение.

Проект «(Пере)осмысление русского авангарда»


В рамках этого проекта был подготовлен специальный выпуск журнала Archiproba про массовую архитектуру 20-х годов Москвы, о которой нет представления даже у самих москвичей. Тамара Мурадова сама родилась в одном из таких домов и с самого начала обучения на «Стрелке» решила исследовать проблему сохранения наследия под руководством директора темы Рема Колхаса. В центре проекта — архитектура конструктивистского жилого комплекса на Усачевке.

◀ / ▶

Тамара Мурадова, студентка темы «Сохранение»: «У моего исследования громкое название “Авангард” — я им заманила публику. На самом деле, тема звучит так — «Массовая архитектура 20-х годов», это такие прото-микрорайоны того, что потом появилось при Хрущеве. Я рассказывала про этот феномен качественной массовой архитектуры, которая до сих пор отлично функционирует, но почему-то исключена из сознания людей. Я хотела восполнить этот пробел, поэтому результат проекта — это медиакампания. Так как у меня был опыт создания журнала, я подумала, почему бы не сделать это в таком формате.

Буду дальше работать над журналом, хочу перевести его на новый уровень, чтобы это было периодическое печатное издание. Это был специальный выпуск, про объекты, сейчас хочу вернуться к своей тематике — неосязаемой архитектуре, которая основана на чувствах. Хотя последняя глава диплома посвящена как раз духу места: я думаю, что сохранять надо не архитектуру, ее надо просто поддерживать, а дух места».

Проект «Беляево навсегда»


Польский студент сделал книгу-заявку на включение московского района Беляево в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. В своем проекте он изучил, как нематериальное наследие влияет на видимую оболочку — архитектуру. Ничем не примечательный спальный район Беляево стал домом для московских концептуалистов. В своей работе Снопек предложил сохранять район не из-за уникальности архитектуры, а из-за ценного нематериального компонента, который есть у этого места.

◀ / ▶

Куба Снопек, студент темы «Сохранение»: «Мой проект — это заявка на включение района Беляево в объекты ЮНЕСКО. Я исследовал московский концептуализм: оказалось, что он связан со спальными микрорайонами — и Беляево, в частности.

Мне очень нравится Москва. Раньше я работал у Бьярке Ингельс в Копенгагене и учился в Испании. Если сравнивать эти места с Москвой, то здесь приятнее всего. А возможности есть везде. Самое главное, чтобы нравились среда, город, культурная жизнь. Пока не знаю, что будет дальше. Если будет возможность — останусь на «Стрелке». Здесь постоянно ведутся исследования, хотел бы в них поучаствовать».

Исследование «Историческое наследие в России, скрытые возможности»


Проект Анны Шевченко — это исследование, которое посвящено наследию в широком смысле. В одних регионах России есть природные ресурсы, в других — высокая плотность населения, в третьих — хороший климат, но есть несколько территорий, в которых по данным министерства культуры РФ, нет вообще никакого наследия. Это 5 беднейших регионов страны: Забайкалье, Тува, Калмыкия, Алтай и Еврейская автономная область. Во время своей экспедиции на Дальний Восток, автор проекта попыталась найти там что-то ценное с точки зрения наследия и сняла обо всем этом документальный фильм.

◀ / ▶

Анна Шевченко, студентка темы «Сохранение»: «Когда нас отправили на выездные исследования, я поехала в Биробиджан. Мне показалось, видеорепортаж адекватно передаст мои ощущения от места. Проект можно отчасти назвать документальным фильмом.

Перед нами не было задачи сделать проект с дальнейшим практическим применением. Но мне кажется, любой проект должен начинаться с исследования. До «Стрелки» я работала в Институте Генплана, а сейчас, отучившись год, пока не планирую свое будущее. Возможностей ехать за рубеж у меня нет, в России сильно чувствуется кризис, поэтому перспективы весьма туманны».

Исследование «Мир и война в общественном пространстве»


Цель этого проекта — исследование социальной значимости общественных пространств в Москве: мест, где встречаются и сосуществуют разные социальные группы. По мнению автора проекта, уровень развития общества можно понять, наблюдая за тем, что происходит в общественных пространствах. Чем больше мирных событий, движений и действий будет происходить в общественной жизни Москвы, тем больше жителей будут принимать участие в гражданской жизни общества — а это значит, что будет решено больше важных задач. Работа основана на консультациях с экспертами в области социологии, миграции и демографии Москвы. Анна выявила наиболее важные тенденции в политических, экономических и протестных настроениях в обществе.

◀ / ▶

Анна Бутенко, студентка темы «Общественное пространство»: «Мой проект — это исследование про московский социум. Когда я начинала его делать, не понимала, как это применимо к реальному архитектурному проектированию. Но в последнее время разные знакомые архитекторы начали задавать мне вопросы, и откуда-то я знала, как на них ответить. Тогда я почувствовала, что практическое применение моему проекту есть — особенно при проектировании общественных пространств.

В прошлом году я училась в Италии в Академии Domus и собиралась там оставаться: вернулась только потому, что очень понравилась «Стрелка». Планы на будущее у меня очень разные, и я пока не решила, какой предпочту. Есть вариант заниматься проектированием общественных пространств в Москве. Возможность всегда есть, главное — создать для нее условия».

Исследование «В погоне за иллюзиями, созданными в СССР»


Проект южнокорейского студента Минку Канга — это исследование о том, что происходит в туристическом регионе Сочи: от сталинских времен до подготовки к Олимпиаде-2014. Автор проекта также анализирует влияние глобальных строек, которые сейчас ведутся в крае, на его туристическую привлекательность и социальную ориентацию: станет ли регион считаться элитным или останется местом недорогого отдыха исключительно внутреннего пользования?

◀ / ▶

Минку Канг, студент темы «Истончение»: «Это исследование я проводил, чтобы понять, что вообще происходит в современных туристических регионах России. Думаю, это все найдет применение в моей будущей работе. Второе направление моей работы — это документальный фильм о наших выездных исследованиях, который я планирую сделать после своей презентации.

Собираюсь уехать в августе в Нью-Йорк, Рем Колхас предложил мне пройти стажировку в ОМА. Я очень хочу поехать, потому что собираюсь дальше изучать архитектуру — я дизайнер, который пытается стать архитектором, так что мне еще учиться и учиться».

Проект «Москва 2012. Коллективный разум»


Автор проекта разработал игру, основанную на принципах краудсорсинга и анализе проблем, которые существуют в общественных пространствах. В рамках игры у каждого жителя есть возможность управлять внешним видом того района, в котором они существуют. Участники соревнуются, предлагая различные проекты и ведя переговоры по их осуществлению. Чем больше сторон удастся убедить в реализации проекта, тем больше очков получает его автор. Главная цель проекта — восполнить недостаток коммуникации между архитекторами, жителями и теми, кто принимает решение о строительстве того или иного объекта.

◀ / ▶

Андрей Гончаров, студент темы «Общественное пространство»: «С одной стороны, у меня получилось исследование, с другой стороны — медиапроект. Он появился в результате того, что мы с Михаэлем Шиндхельмом и Юрием Григоряном посмотрели, что выходит к середине курса, и поняли, что хочется сделать игру. Проект был построен на основе вводных данных других участников нашей группы, я встроил в сюжет игры проблемы общественных пространств, которые они нашли.

Главная проблема, которую, мне кажется, решает моя игра, — это восполнение недостатка коммуникации между пользователями общественного пространства, государством и девелоперами. Пока планы на будущее — осмыслить, чем я занимался весь год и решить, чем буду заниматься в дальнейшем».

Владимир Паперный, культуролог, писатель, журналист: «Мое общее впечатление от «Стрелки» — очень положительное. Что касается самой финальной презентации, то ее можно назвать очень неровной, потому что были представлены работы очень разного уровня. Зато я увидел проекты, которые прямо сейчас можно публиковать в журналах. Больше всего мне понравился проект Кубы Снопека: там была понятная идея, понятная цель, понятный метод и результат.

Мне кажется, этот институт отличается от традиционного тем, что заставляет человека начать думать, а это очень важно. Студентам не обязательно было учить историю архитектуры или сопромат. Единственный навык, который им давали, — думать, задавать вопросы, собирать информацию и анализировать. Их учили навыкам исследовательской работы.

Кто-то ищет всему этому практическое применение, но это от непонимания сути этого учебного заведения. Оно изначально строилось по образцу не ОМА, а АМО — исследовательского центра при этом архитектурном бюро, которое занимается теорией, а не практикой».

Рейнир де Грааф, директор темы «Энергия»: «Я не доволен результатами, потому что вообще никогда ничем не доволен. Когда ты проводишь исследование, ты всегда можешь знать больше, копать глубже. Но, если учитывать, что Стрелке всего год, что это эксперимент, я думаю, что все сработало и что есть интересные результаты. Для меня важнее всего соразмерность — очень легко поехать в Голландию или в Америку, говорить там про Россию, и это будет экзотикой. Совершенно другое дело — говорить о России в России и заинтересовывать русских людей, потому что ты можешь рассказывать им то, что они уже давно знают.

Мы хотим сделать книгу об исследованиях на все эти темы, это будет книга о России с актуальными данными, проработанная и изданная здесь. Это такой российский отчет: о сокращении городов в Сибири, энергетической ситуации, вопросах наследия, особенно коммунистического. Цель книги — рассказать России о России.

Россия несомненно ищет путь модернизации, но не очень хорошо понимает, что и как делать. Мы пытаемся дать ответ — вот почему образовательная программа на «Стрелке» релевантна.