Изданная в 2011 году в петербургском издательстве «Владимир Даль» книга «Живопись Мане» — это доклады искусствоведов и культурологов, комментирующие лекцию Мишеля Фуко — довольно небольшую и предельно емкую. Именно эта лекция — единственный сохранившийся источник, по которому можно судить о том, что же могло быть в утраченной книге о Мане, которую якобы написал Фуко.

За недолгий период с начала 90-х на русском языке были изданы почти все ключевые работы кумира европейских интеллектуалов нескольких поколений Мишеля Фуко. Но к началу XXI века обнаружилось — и не только в России — что не хватает чего-то очень важного для понимания эстетической концепции философа. Вернее, обнаружилось это гораздо раньше, но именно в начале 2000-х из-за возросшего числа фальшивых текстов возникла существенная необходимость докопаться до истины в деле с так называемой «утраченной» лекцией Мишеля Фуко. «Ничто не волнует сильнее, чем то, что не увидело свет; недосказанность порождает слухи: Мишель Фуко якобы написал более сотни страниц о Мане, и никто не хочет верить, что они пропали», — интригует во введении Маривонн Сезон, профессор философии, одна из участников масштабного проекта по восстановлению текста лекции о Мане. Магнитофонная запись этой лекции, прочитанной в Тунисе в 1971 году, — единственный сохранившийся источник, по которому можно судить о том, что же могло быть в этой утраченной — «маллармеанской» — книге о Мане. Запись — хоть и с небольшими пробелами — была расшифрована и опубликована в начале 2000-х годов, тогда же состоялся коллоквиум «Мишель Фуко: взгляд», на котором с докладами о живописи одного и философии другого выступили восемь искусствоведов и культурологов. Изданная в 2011 году в петербургском издательстве «Владимир Даль» книга «Живопись Мане» в основном и состоит из текстов этих докладов, комментирующих лекцию, довольно небольшую, предельно емкую и очень аутентичную. Одним из главных правил при расшифровке лекции было сохранение признаков устной речи Фуко. Его размышления о Мане — даже если они и были зафиксироаны на бумаге — в своей основе существуют лишь в пространстве устного творчества. Публикация лекции практически в том виде, как она была прочитана Фуко — с сохранением всех обращений к аудитории и даже с вставными ремарками типа «Мишель Фуко пользуется паузой, чтобы снять пиджак и галстук» — создает довольно сильный эффект, стирающий грань между текстом написанным и текстом произнесенным. Перед нами — живые слова, не ставшие — случайно или намеренно — законченной и зафиксированной мыслью. Такая ситуация предпологает дискуссию, которая, можно сказать, и состоялась спустя 30 лет после выступления Фуко. Основной тезис Фуко — «Мане первым в западном искусстве, по крайней мере со времен кватроченто, применил и задействовал, так сказать, внутри своих картин, внутри того, что они изображали, материальные качества поверхности, на которой он писал». То есть картины Мане, благодаря его живописной технике, всячески стараются показать зрителю, что они написаны на определенном и, что еще более важно, ограниченном фрагменте пространства. Картины Мане — это картины-объекты, сделавшие возможным все искусство XX века, это картины «как материальность, картины как нечто раскрашенное, то, что освещается внешним светом и перед чем или вокруг чего может ходить зритель». Фуко строит лекцию на основе разбора тринадцати картин Мане с трех главных ракурсов, доказывающих его тезис: «Пространство полотна», «Освещение» и «Место зрителя». В связи с последним он довольно тщательно разбирает знаменитое полотно «Бар в Фоли-Бержер», демонстрируя «злость и лукавство» Мане, с которыми он издевался над зрителями, запутывая в зеркальных отражениях. По Фуко получается, что именно эти «злость и лукавство» позволили живописи будущего освободиться от изображения в целом и заиграть чистыми свойствами пространства.

Тьерри де Дюв, историк и философ искусства, вступает в своеобразную полемику с Фуко и в, наверное, одной из самых занятных статей этого сборника подробно объясняет, как на самом деле сконструирована картина «Бар в Фоли-Бержер» и указывает на некоторые ошибки Фуко. Другие тексты также — в большей или меньшей степени — посвящены Фуко и его исследованиям в области истории искусства. Единственное, что остается сделать после прочтения этой книги — отправиться, скажем, в Музей д’Орсе и уже перед оригиналами картин заново перечитать — ну или «прослушать» — все лекции, собранные в этом издании.

Купить на «Озоне», 440 р.