Кандидат физико-математических наук, интернет-предприниматель и в недавнем прошлом научный сотрудник Yahoo! Labs Юрий Лифшиц рассказал «Теориям и практикам» о своих новых проектах, секретах успешной журналистики, «глубоко увлеченных» гиках, философии коворкинга, чем плох зомби-режим и почему один фрилансер в поле не воин.

— Почему ты уехал в Америку?

— Я закончил физико-математическую школу №239, потом Матмех СПбГУ, потом учился в аспирантуре Математического института им. В.А. Стеклова РАН и когда у меня оставался год до защиты, то я уже знал, что надо делать дальше. В этот момент я осознал, что хочу заниматься прикладными исследованиями в одной из двух областей: интернет или вычислительная биология. Я выбрал интернет и стал искать предложения о постдоках. В Америке было несколько открытых вакансий, в том числе в Калифорнийском технологическом институте. Я отправил резюме с мотивационным письмом и рекомендациями, из 200 кандидатур выбрали около пяти человек, включая меня. Мне повезло, я собрал вещи и уехал.

— Ты думал о том, что будет, когда контракт в университете закончится?

— Приехав туда, я отправился в турне по Америке в поиске контактов и постоянных позиций в области интернета: Бостон, Сиэтл, Кремниевая долина, Microsoft, Yahoo!, IBM, Facebook, Google. Смотрел что и как, знакомился, делал доклады. В научном мире это естественные вещи, все общаются друг с другом, переписываются. Эта поездка очень помогла, потому что, когда мой годовой контракт стал подходить к концу, у меня накопилась база контактов, и я просто отправил всем письмо, что ищу работу. Многие сказали: «Да, приходи». Я съездил на несколько собеседований и выбрал компанию Yahoo! Research, где проработал 2,5 года в исследовательской лаборатории.

— Чем ты занимался там?

— Я писал статьи и придумывал алгоритмы. Кроме этого, разрабатывал прототипы нескольких интернет-сервисов и предлагал свои идеи для улучшения текущих. Впрочем, в этом направлении у меня успехов не было, так как мне не удалось найти взаимопонимания с топ-менеджментом. Я придумывал какие-то идеи, а они не проходили через бюрократическую систему Yahoo!, даже несмотря на то, что я общался напрямую с основателями компании Джерри Янгом и Дэвидом Файло. Но были и успешные проекты, лучший из них — The Like Log Study, исследование количества лайков и ретвитов статей крупнейших мировых медиа.

— Расскажи об этом исследовании.

— Секретом успешной журналистики является дискуссионность статьи и прямое отношение к человеку, который ее читает. Идеальная новость, которая очень хорошо шарится, это что-то типа «10 причин, почему Барак Обама — дурак» или «Все геи — дураки». Подобное вызывает массу эмоций. Выяснилось, что не популярны слова «Афганистан» и «Ирак», зато популярны статьи о смерти, некрологи, вопросительные слова «как», «почему», «зачем», рейтинги, цифры, тренды и будущее — например, «10 гаджетов 2012 года».

— Перед возвращением в Петербург у тебя был план?

— Да, он был, но все пошло не так. Я планировал делать один конкретный стартап, связанный с образовательным видео, а вместо этого стал заниматься пятью разными проектами и понял, что мне пока ближе lifestyle business, а не серьезное предпринимательство. Когда ты входишь в боевой зомби-режим, то начинаешь многое терять: здоровье, друзей, а я не стремлюсь к этому. Пока я не нащупал потребности рынка, комфортная скорость жизни для меня важнее, чем успех самого бизнеса.

— Домашний коворкинг HomeWork — это успешный проект?

— Проект достиг своей цели: вместе с Сергеем Дмитриевым мы создали место, где комфортно жить, работать и общаться. Философия коворкинга — создание благ коллективного доступа. Один фрилансер не может себе позволить кофемашину, стол для пинг-понга, зал для мероприятий, библиотеку. Десять фрилансеров — могут. Объединяя усилия, можно создавать более комфортные условия для жизни и работы. Сейчас здесь живет два человека и где-то 15 приходит работать. После собеседования ключ можно получить за 6 000 рублей в месяц.

Еще это площадка для событий. Мы перебрали несколько форматов и выбрали те, которые нам нравятся: встреча экспертов с аудиторией, которая тоже в теме, кулинарные встречи, образовательные программы и афтепати. У нас были гости после Петербургского международного экономического форума, Geek Picnic, TEDxNevaRiver и других крупных мероприятий. Нам не очень нравится формат игровых встреч, мы пока не понимаем, как лучше проводить кинопоказы, планируем делать вечеринки. С квартирой все хорошо. В идеале не хотелось бы тратить на нее свое внимание, хочется, чтобы она просто была, а мы могли ей пользоваться.

— Ты думал о развитии проекта ShouldKnow.ru на начальном этапе?

— Проект сделан за 24 часа и не задумывался как серьезный. Изначально он был моим инструментом в поиске партнеров и помогал вписаться в жизнь города. В общем, такая открытая записная книжка Юры Лифшица. Я делал какие-то естественные вещи, которые диктуются хорошими примерами, мнением пользователей и собственными потребностями. В исходном списке было 16 человек, потом новых участников стали рекомендовать, появились категории, новые города, списки организаций, услуг, мест, а также редакторы в 40 городах и 4 странах. У нас, кстати, классный список ресторанов, за вычетом одного адреса в Петербурге, который я оставил только для себя.

— Зачем тебе нужна стажерская программа ShouldKnow?

Книги, которые советует прочитать Юрий Лифшиц:

— Я хочу сформировать сильную команду, которая будет боеспособна и сможет делать будущие проекты. ShouldKnow — это так, первая игрушка. На сегодняшний день уже можно сказать, что это крупнейшая в Питере школа веб-программирования, event-менеджмента и новых медиа, которая базируется в HomeWork. Обучение на начальном этапе выглядит так: я бросаю стажера в бассейн и кричу «плыви», а потом направляю от одного буйка к другому — если доплывет, то поговорим. Как это не смешно звучит, сейчас одно из слабых мест у молодых ребят — это проектная фантазия, то есть делать новые проекты могут, а придумывать нет. Не знаю, почему — казалось бы, придумывать — это самое сладкое и приятное, но им пока нужны источники вдохновения и какая-то спецификация, куда бежать. Поэтому я даю стажерам много интересных проектов, которые будут полезны для портфолио и трудоустройства. Тут уже очередь образовалась из тех, кто хочет взять на работу лучших выпускников.

— Ты никогда не испытывал «синдром самозванца»? Он свойственен образованным людям, которые что-то делают. Например, ты не задаешься вопросом: «Имею ли я право преподавать»?

— Я преподаю, сколько себя помню. Говорят, что в детском саду я учил одногруппников считать — я сам этого не помню, но вполне допускаю. Я делал спецкурсы в СПбГУ с третьего курса. Я преподавал в России, Эстонии, Германии, Америке и читал лекции тысячу раз. Я всегда любил, умел и мог это делать. Что касается веб-программирования, я безусловно не лучший специалист, но лучшие специалисты никого не учат, и приходится это делать мне. Но если они придут и будут бесплатно моих стажеров учить, то я готов уступить им свое место.

— Как улучшить образование в России, чего у нас не хватает?

— В России надо продолжать развивать негосударственный сектор — открывать больше институтов — таких, как бизнес-школа Сколково, «Стрелка», RMA, Аудиовизуальная академия, фотошкола Shot, Computer Science Center, Школа анализа данных «Яндекса».

— Расскажи про Geek Picnic в Новой Голландии. Кто вообще такие гики?

— Geek Picnic — это как Пикник «Афиши», только не для хипстеров, а для айтишников и их друзей. Мы собрали в одном месте роботов, лазеры, мобильные разработки, старые компьютеры, 3D-принтер и другие интересные штуки. У нас не было музыки, потому что она, на мой взгляд, является заменой общению. Зато были всякие фриковатые виды спорта: одноколесные велосипеды, джамперы, жонглирование. По нашим подсчетам, на пикнике было 1 430 участников.

У слова «гик» есть много определений. Я понимаю его так: гик — это человек, глубоко увлеченный каким-то интересом, как правило, интересом не из мейнстрима. Это может быть и технология, и игра, и спорт, и искусство. Наша задача — познакомить гиков из разных сообществ между собой, создать идеальные условия для зарождения совместных проектов. И еще, гики — делают. Не сидят и думают о смысле жизни, а берутся и делают.

— Ты планировал делать проект, связанный с образовательным видео, даже провел маркетинговое исследование, посвященное этой теме, выбрав для Mashable 100 лучших образовательных онлайн-ресурсов, включая T&P. Что сейчас происходит с этим проектом?

— Когда я провел исследование, то понял, что самое эффективное сегодня — это образовательный контент, в частности образовательное видео, и надо что-то с этим делать. Были разные подходы, даже думал об образовательном видео-издательстве, но в итоге решил делать национальную премию за лучшее образовательное видео. Она будет называться «Внимание», потому что внимание — это то, что надо подарить лучшим лекциям.

Никто же не знает, какие лекции лучшие в рунете, где их смотреть, кто лучший преподаватель. У нас будет много номинаций, с экспертным жюри, народным голосованием и хорошей финальной церемонией в Москве 21 ноября. Работа может быть номинирована напрямую или косвенно — потому что она нам очень понравилась. Мы хотим сделать отдельный цикл технических номинаций: лучшая операторская, режиссерская работа, лучшие титры и так далее. Официальное объявление о проекте будет в начале сентября. Сейчас мы работаем над сайтом премии, где будут выкладываться конкурсные работы. Думаю, в первый сезон у нас будет не так много денег на проект, ну и бог с ним — главное сделать.

— Если так подумать, все эти проекты ты мог реализовать в любом другом городе. Почему Петербург?

— Я осознал, что хочу переехать в какой-нибудь большой и веселый город — такой, как Москва, Питер, Лондон или Нью-Йорк, общаться с молодыми и активными людьми разных профессий, которые открыты для новых друзей и новых проектов. Россия меня привлекает именно тем, что я немедленно могу реализовать какие-то интересные вещи — в отличие от Америки, где пришлось бы потратить много времени и сил для интеграции в другую культуру, это сильно отбрасывает назад. К тому же, для такого гиперсоциального человека, как я, жить и работать в Сан-Франциско или Лос-Анджелесе — скучновато. Скорее всего, Питер — не последняя моя остановка.