Предваряя начало нового учебного года на «Стрелке», «Теории и практики» публикуют монологи преподавателей и кураторов новых учебных тем. Открывает цикл материалов Михаэль Шиндхельм — биохимик, режиссер театра и кино, художник, консультант Гонконга по культуре и ведущий темы «Контент».

Год назад, в самом начале нашей работы со «Стрелкой», я сказал, что считаю общественное пространство современной России зеркалом изменений российского общества. Мы — я и мои студенты — подтвердили это прошлогодними исследованиями. Я уверен, что использование подобных пространств как социальных платформ и в Москве, и в России в целом, имеет огромный потенциал. Убежденность в этом дает возможность сфокусироваться на изучении темы более детально и сделать исследовательские работы несколько глубже. Поэтому я бы хотел заявить, что исследование, начатое в прошлом году темой «Общественное пространство», будет продолжено в этом.

Михаэль Шиндхельм знаком с Россией еще с советских времен. Родившись на территории Восточной Германии, он поступил в Воронежский университет, где изучал русский язык, что в последствии ему пригодилось — он переводил на немецкий произведения Мандельштама и других авторов. В прошлом учебном сезоне культтрегер вел группу с темой исследования «Общественное пространство».

На этот раз я предлагаю говорить о коммуникации в общественном пространстве. Выбор обусловлен тем, что я не архитектор, и для меня тема предыдущего года не была связана лишь с градостроительством, мне было интересно понять происходящее и с позиции пользователя. Сегодня горожане чувствуют, что обширные территории общественных пространств, созданных в советское время, словно забыты. Их не используют по назначению. Соответственно, я хотел бы сделать акцент в исследовании будущего учебного года на вопросе социального содержания подобных мест, которое отвечало бы сегодняшним потребностям. Если посмотреть на другие страны, то там по состоянию общественных пространств судят о качестве и уровне жизни, — было бы интересно найти способы улучшения существующего положения в России.

Я думаю, это абсолютно правильная задача, учитывая миссию «Стрелки», которая подразумевает развитие передовых идей и содействие процессу модернизации городской среды. Эта идея должна стать частью будущих работ. В прошлом году я увидел, что студенты заинтересованы в поиске путей изменения ситуации. От того считаю весьма полезным привлечение внимания учащихся к возможностям консультирования людей, отвечающих за публичное пространство и в Москве, и в России в целом.

Исследование моей темы в Москве особенно увлекательно, поскольку, несмотря на наличие исторического центра, 80% города сформировано в советское время под сильным влиянием идеологии модернизма. В связи с этим имеет смысл изучение истории общественного пространства Москвы последних девяноста лет, в особенности советского периода. Такое изучение позволит реконструировать понятие социальной коммуникации в новых и принципиально иных политических условиях. Я бывал в Пекине, Пхеньяне, Улан-Баторе, Киеве и других постсоциалистических городах. Все они обладают похожим советским наследием, но выбрали весьма различные подходы к работе с ним. Интересно было бы сравнить эти примеры и понять, что можно позаимствовать для Москвы из их опыта. Было бы интересно сделать микс из предметов исследования различного масштаба. Например, анализа вышеописанной ситуации и, предположим, такого феномена, как дача — это ведь тоже явление со столетней историей. Выходит, что тема содержания общественного пространства обладает как международным, так и более локальным измерением, что есть какие-то неочевидные на первый взгляд, но очень важные особенности.

**Директор образовательной программы Юрий Григорян:** «Тема Михаэля Шиндхельма Content исследует интереснейшую проблему, которая говорит о том, что Москва уже в значительной степени построенный город. Все изменения в так называемый hardware, то есть в то, что уже построено, вносить долго, сложно и не всегда продуктивно, но есть software — среда, в которой изменения могут происходить очень быстро и могут оказывать непосредственное влияние на жизнь человека.

По результатам предыдущего года я понял насколько мне важно, чтобы студенты были готовы к мультидисциплинарному подходу. Естественно, я жду учеников с архитектурным опытом, но в то же время считаю весьма существенным присутствие представителей иных профессий: культурологов, может быть, журналистов, экономистов, географов. Иначе получится архитектурное упражнение, а как я говорил выше, — это не предмет моего интереса. Совместная же работа людей, обладающих различными профессиональными бэкграундами, дает уникальную возможность создания чего-то куда более сложного, чем получилось бы с инструментарием лишь одной сферы знаний. Итоги первого года подтолкнули нас чуть изменить расписание. Так, например, студенты несколько раньше узнают, в какую они попадут группу во второй половине года. Тем, кто окажется в моей группе, это даст возможность заранее поизучать темы содержания и модернизации и быть более подготовленными к весеннему семестру.

Со мной будет работать еще 2 преподавателя: архитектор с опытом преподавания, Анна Бокова, а также писатель, преподаватель в прошлом, Станислав Львовский. Оба россияне, москвичи, они обладают навыками, дополняющими мои собственные. Также я надеюсь привлечь еще несколько преподавателей из разных стран и профессиональных сфер знакомых на практике с развитием общественных пространств. То, что мы попытаемся понять, я бы назвал оппозицией современной российской социальной коммуникации. Также я бы выделил вопрос важный для любого города, вопрос, скажем так, от пользователя: как люди общаются в общественном пространстве? Для меня лично весьма интересно изучить отношения между россиянами и иностранцами. Тут важно, что Москва в сравнении, например, с Санкт-Петербургом, проиграет ему по степени гостеприимности и комфортабельности.

Материал подготовила Мария Фадеева.