Половина населения Земли живет в городах, которые занимают около 1% поверхности нашей планеты — эти цифры знакомы многим, но вот о сокращении городов говорят не так много, как стоило бы. Пугающе красивые фотографии заброшенного Детройта — когда-то четвертого по величине города США — даже спровоцировали новый вид туризма: наблюдение за умирающим городом. В том, почему так происходит, попытались разобраться «Теории и практики».

Города-неудачники


Статьи по урбанистике принято начинать с трагических цифр — половина населения (59%) Земли живет в городах, которые занимают около 1% поверхности нашей планеты. 50 новых человек приезжают в города каждый день, а это значит, что каждому городу понадобится 50 новых рабочих мест, спальных мест, обедов, ужинов. На фоне 50 дополнительных ужинов небольшое сокращение соседнего города, откуда часть этих людей приехала, не выглядит таким пугающим. О сокращении городов вообще говорят не так много, как стоило бы. Здравый смысл подсказывает, что раз одни города приобретают население, то другие его теряют. В глобализационной гонке точь-в-точь как в жизни — кто-то выигрывает, остальные проигрывают.

Что мы знаем о проигравших? Мы знаем, что так называемых «бум-городов» значительно меньше, чем их неудачливых собратьев. Более 370 городов с населением, превышающим 100 000 человек, потеряли свыше 10% своего населения за последние 50 лет. Четверть пустеющих городов расположена в США, в основном на среднем востоке.

Что время делает с американскими городами

Город Население, 1950 г. Население, 2010 г.
Бостон 801 444 617 594
Чикаго 3 620 962 2 695 598
Детройт 1 849 568 713 777
Новый Орлеан 570 445 343 829
Питсбург 676 806 305 704

Детройт потерял больше всех: с 1950-х население сократилось на 61,4%. Процветающий мегаполис превратился в город-призрак, целые кварталы опустели, предприятия теперь заброшены. История известна и печальна: зажиточный, но в целом довольно ординарный американский городок на фоне автомобильного бума 20-х переживает свой расцвет и к тридцатым полностью перестраивается — до того масштабно, что количеству небоскребов соперничает с Нью Йорком и Новым Орлеаном. Упадок происходит так же стремительно, как и расцвет — еще в 1960-е город производит впечатление в целом благоприятного города с еле заметными признаками будущих финансовых неурядиц, а уже в 1970-х город почти опустел.

Что послужило причиной таких изменений? Традиционно принято винить крах автомобильной промышленности. В начале века Детройт привлек сотни тысяч мигрантов, предоставив им рабочие места. Потом была война, потом война закончилась, технологии двинулись дальше, произошел переход к автоматизированному производству, и спрос на неквалифицированную рабочую силу сократился. Тысячи и тысячи рабочих остались не у дел. Индустриальное развитие и связанное с ним сокращение рабочих мест проходило на фоне острых конфликтов между белыми и черными. Детройт был городом, опасным для проживания, что не могло не способствовать оттоку населения. Еще одним фактором была тотальная ориентация на индустриальную культуру — в городе не было ни крупного университета, ни художественной галереи. Здесь же стоит упомянуть об отсутствии культурной преемственности. Из-за бесконечных перестроек Детройта о сохранении исторических зданий даже не задумывались: жилые площади расчищались, чтобы построить стоянки, памятники архитектуры сносились ради офисов, а если какие-то здания сохранялись, то только потому, что не хватало средств на снос.

Все заброшенные города похожи друг на друга, а все процветающие красивы по-своему. Как некогда Детройт, это были успешные города с развитой инфраструктурой, которые население покинуло по тем или иным причинам. И если раньше эти города приносили доход, то теперь представляют собой серьезную экономическую проблему.

Чем больше людей уезжает, тем дороже становится жить оставшимся. Основные причины этого связаны с городской инфраструктурой: несмотря на то, что население сократилось, она осталась неизменной. Из этого следует простая математика: инфраструктура осталась та же, следовательно, затраты на нее остались те же, но население сократилось, и это значит, что расход на душу населения увеличился. Следующее соображение связано с плотностью населения: чем больше заселен его город, тем плотнее население, тем дешевле различные муниципальные услуги (грубо говоря, сокращается длина водопроводной трубы). Города редеют, население рассредотачивается, водопроводная труба удлиняется. Жилье резко дорожает, что становится еще одной причиной покинуть город.

Решение пока не найдено. Одно из предложений — искусственное повышение плотности населения с уничтожением избыточной инфраструктуры — представляется многим более чем спорным решением.

Манчестер и Иваново


Детройт стал классической иллюстрацией феномена заброшенных городов и универсальным материалом его исследования. В 2002 году немецкий культурный фонд запускает крупный проект на эту тему с участием художников, журналистов, культурологов и социологов. Помимо автомобильной столицы США в списке фигурируют английский Манчестер и российское Иваново. Заявленной целью исследования был всесторонний анализ феномена, выявление зон риска и поиск путей спасения.

На экономику и демографию Манчестера, некогда «хлопковой столицы мира», негативно повлияла первая мировая война и последовавший за ней экономический кризис. Население Манчестера достигло 900 000 человек в расцвет индустриальной эпохи, и город потерял примерно половину своих жителей, когда началась деиндустриализация. Производство кое–как продолжалось до 50-х годов, а в 60-х британский хлопок полностью прекратил существование. Следующие 20 лет город захлестнула тотальная безработица (150 000 человек оказались без рабочих мест). Упадок сильнее всего ощущался в центре города, где осталось не более 1000 жителей (70-80-е гг).

По счастливому стечению обстоятельств, доступность местных заведений стала привлекать студентов и талантливую молодежь, что способствовало зарождению известной субкультуры. Именно в период экономического спада здесь возникает особая музыкальная культура, искусство, архитектура, что наряду с разумной политикой по поддержанию бизнеса становится одним из факторов городского возрождения. Население перемещается в сферу обслуживания, где сегодня занято 70% городских жителей, и безработица сокращается с 19% в 1995 до 10% в 2001. Сегодня, через 20 лет после острого кризиса, Манчестер бурно развивается. По данным 2010 года, по популярности для бизнеса город занимает второе место в Великобритании и 12-е в Европе. Манчестер рассматривается как символ городского возрождения, хотя некоторые эксперты, указывая на продолжающуюся убыль населения (потери 9,2% с 1991 по 2001 годы) называют город «самый бурно развивающийся из пустеющих городов мира» .

Иваново часто фигурирует в различных исследованиях как «российский Манчестер». В начале XX века молодой город (статус присвоен в 1871 году) становится одним из крупнейших индустриальных центров, а после революции превращается в «третью пролетарскую столицу республики». Население Иваново растет огромными темпами: 1870 год — 17 тыс. человек, в 1917-м — уже 170 тысяч. Город становится крупнейшей площадкой для экспериментальной советской архитектуры. После прихода к власти Сталина экономический курс меняется, легкая промышленность отступает на второй план, и жизнь города приостанавливается. Начинается экономический спад, меняется гендерный состав населения (Иваново превращается в «город невест»). Без модернизации регион теряет свое экономическое значение. Об упадке не говорят — цензура.

60% населения вынуждено заниматься сельским хозяйством, чтобы прокормить семью, и так, по иронии судьбы, в 50-е годы город реализует утопическую мечту урбанистов о городе-саде. Во время перестройки Иваново переживает свои самые тяжелые времена: фабрики останавливаются, безработица достигает пика (потеря 58% рабочих мест). В 1998 году производство сокращается еще в 5 раз (производится 22% от объема 1989 года). После кризиса 1998 года ситуация начинает понемногу улучшаться, однако регион остается одним из беднейших в России — с соответствующими качеством жизни и демографической ситуацией.

Венеция-2030


Последний проект группы исследователей, занимающихся пустеющими городами, — Венеция. За последние 40 лет ее население наполовину сократилось. Экономика города функционирует исключительно за счет туризма, чей приток увеличился за эти годы трижды, упрощая многоликую Венецию и превращая ее в туристический аттракцион наподобие Диснейленда. Жизнь на острове становится все сложнее — так, например, на площади Сан Марко намного легче купить маску, чем пакет молока. Цены на недвижимость растут, и ежегодно город покидают 2500 жителей. Население стареет. К 2030 году Венеция может полностью опустеть.

Причины кризиса связываются с перемещением инфраструктуры за пределы города и последующим смещением центра городской жизни. В 1966 году случилось одно из наиболее крупных наводнений, 16 000 человек потеряли крышу над головой. Число крупных наводнений продолжает расти. Туристический наплыв привел к тому, что большая часть городской недвижимости превращается в гостиницы или скупается иностранцами. Здесь уместно поднять так популярный сегодня вопрос о праве на город — Венеция это город для туристов или для своих жителей?

По данным одной только благополучной Великобритании, в мире насчитывается более 3000 городов, которые потенциально могут опустеть. Люди, имеющие финансовые возможности, востребованные специальности и соответствующие личностные качества стремятся покинуть места, трудные для проживания. Что приводит города к упадку? Существует множество причин, последствия одних — незамедлительны, другие проявляют себя спустя длительное время. В целом, говоря о том, что приводит к опустению городов, можно выделить два исторических фактора: деиндустриализация и большая динамика жизни за пределами покидаемого города.