С осени в Высшей школе экономики запускается магистерская программа «Управление пространственным развитием городов». Специально для нее в университете создана Высшая школа урбанистики, которая будет готовить первых в стране специалистов по планированию и проектированию городской среды, а также специалистов в сфере экономики города. Декан школы Александр Высоковский рассказал «Теориям и практикам», как общественные пространства мешают развиваться гражданскому обществу в России и чего не хватает градостроителям и архитекторам.

*— Кому пришла в голову идея готовить в Вышке градостроителей? *

**Александр Высоковский:** Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики, обратился к моей старой знакомой, президенту фонда «Институт экономики города» Надежде Косаревой, с предложением создать в ВШЭ направление, связанное с урбанистикой. Она, в свою очередь, обратилась ко мне. Я раньше образованием не занимался, но всегда был занят градостроительной тематикой, у меня был свой взгляд на то, как это делать. В декабре прошлого года мы первый раз встретились с руководством НИУ ВШЭ.
«В системе ценностей современного человека нет понятий окружения, соседства. На все, что за пределами частного, — наплевать»

*— Что стало ясно по итогам вступительных испытаний? *

Александр Высоковский: Конкурс в Высшую школу урбанистики составил в этом году 2,5 человека на место. У нас 20 бюджетных и 10 платных мест. Может, несколько бюджетных добавят, но мы также постараемся всем, кто не пройдет на бюджет и захочет учиться на платном, предоставить такую возможность. Программа будет развиваться, в том числе, появиться очно-заочная форма обучения.

Первый выпуск получит дипломы менеджеров в области государственного и муниципального управления. В сентябре, надеюсь, ВШЭ получит соответствующую лицензию, и следующий выпуск получит дипломы градостроителей-экономистов.

*— Кто будет у вас преподавать? *

Александр Высоковский: Преподаватели кафедры управления Института экономики города: Надежда Косарева, Эдуард Трутнев, Александр Пузанов, Герман Ветров, Сергей Сиваев. Другая группа — преподаватели с различных факультетов ВШЭ: например, Антонова будет читать социологию. Будет у нас и ряд внешних крупных специалистов: Михаил Блинкин будет читать про транспорт, Олег Баевский — про территориальное планирование, Алексей Новиков — про ландшафты. У меня будет курс теории пространственной организации городской среды.
В России есть еще один научный центр, который занимается урбанистикой, — это созданный в 1995 году [Институт экономики города](http://www.urbaneconomics.ru/texts.php?folder_id=3&mat_id=432), главная задача которого — анализ социальных и экономических проблем развития муниципальных образований, разработка практических предложений, рекомендаций по реформированию региональной и городской экономики, сопровождение реализации конкретных проектов.

— Зарубежных лекторов приглашать будете?

Александр Высоковский: Мы планируем привлечь иностранных специалистов для занятий по теории и практике девелопмента. Иностранные профессоры будут также рассказывать о современных тенденциях: зеленые города, устойчивое развитие. Я не считаю это важным с точки зрения идеологии, но считаю важным знать это как технологию.

— Почему это магистерская программа, а не бакалавриат?

Александр Высоковский: Бакалавриат в дисциплине, называемой urban studies или urban planning, не считается правильным. Это дисциплина для взрослых людей. Считается, и не без основания, что человек должен приобрести некоторый практический опыт. Не важно, какое у него было образование, — так или иначе, он должен поработать внутри городских тем. Бакалавриат дает общее образование, изучение города — сложная надстройка.

*— Градостроителей готовят, например, в МАРХИ. В чем принципиальная разница между их выпускником и будущим выпускником Высшей школы урбанистики? *

Александр Высоковский: В базовой, фундаментальной системе ценностей. У архитектора другая картина мира. Архитектор со специальностью «градостроитель» — это все равно, в первую очередь, архитектор, который планирует большой комплекс. Хоть город, хоть планету он все равно будет проектировать в определенной мировоззренческой схеме, с точки зрения проектирования объекта — как он будет строиться, как будет жить.

Урбанист же работает в системе управления, а не строительства. И работает он не с объектами, а с людьми, сообществами. И он в принципе не должен знать, кто и как будет реализовывать замыслы. Вы создаете условия — и чем грамотнее они сделаны, тем больше людей будут их использовать для себя и для общего блага. Сначала у урбаниста идет исследовательская работа, затем происходит переход в проектную стадию, чтобы принимать решения. Только решения направлены не на объекты, а на социальную реальность, экономические и правовые процессы.

*— В концепции магистерской программы говорится, что специалистов-градостроителей такого рода у нас в стране не готовят, и аналогов программе нет. Как она готовилась — списывалась с западных образцов или разрабатывалась преподавательским составом? *

Александр Высоковский: Все программы по урбанистике уникальны, считается, что каждый раз руководитель школы должен создать свою, со своей изюминкой, это такой идеологический момент. Программа Высшей школы урбанистики — это моя авторская разработка. В чем ее суть? Это междисциплинарная программа. Одна ее часть — самые важные дисциплины, без которых человек не может заниматься управлением пространственным развитием городов: экономика, социология, право, навыки работы с картами, знание механизмов планирования и т.д. Вторая — гуманитарная. Вы должны быть целиком погружены в культуру. Поэтому наряду с техническими присутствуют дисциплины, которые создают ценностную основу будущего планировщика. Он должен понимать и любить городскую культуру. Это связано и с историей урбанистической теории, и с культурологией города, и с выращиванием местных сообществ.
**Высшая школа урбанистики: цифры и факты** Форма обучения — дневная магистратура. Стоимость обучения – 220 тысяч рублей в год. Вступительные экзамены: английский язык, конкурс портфолио. Количество изучаемых дисциплин — 23.

Специалист в рамках городского планирования работает в пространственной плоскости. Сегодняшние экономисты рассматривают процессы во времени, в том числе и процесс развития города. Город рассматривается как плоскость, которой приписываются те или иные показатели. Но мы должны понимать, что есть пространственная компонента. Локализация любого процесса — фундаментальная особенность нашей программы.

Поскольку придут люди с разной подготовкой, на первых порах вводится адаптационный курс: работа с ГИС, статистический анализ, экономика. А дальше — специальные дисциплины, связанные с городом. Все это сходится на двух больших программах, которые носят проектный характер. Программа, связанная с правовым зонированием, и программа, связанная с планировкой территорий. Все, что дается людям в рамках академической части, должно находить практическое применение именно в этих двух программах.

— Что представляет собой дисциплина «культурология города»?

Александр Высоковский: Городская среда формируется по схемам культуры, и те ее стереотипы, которые живут в людях, реализуются в среде. Недаром говорят: «лужковская Москва». Образы своего времени и своей культуры поддаются описанию. И даже тот человек, который не имеет навыков культурологического анализа, должен уметь считывать эти образы.

*— А как будет читаться студентам курс «развитие местной демократии и городские общественные движения»? В нынешних политических и общественных условиях это будет носить, мягко говоря, абстрактный характер. *

Александр Высоковский: Но это не повод не изучать этот вопрос. Гражданское общество и низовые движения не возникают в России по двум причинам. Во-первых, люди потеряли уверенность в себе, которая нужна, чтобы соседствовать, делать что-то вместе с другим человеком.

Что делает немец, если на дороге огромная лужа? Берет из дома тачку с песком и начинает ее засыпать, пока воды не останется. А что делает русский в аналогичной ситуации? Он идет и покупает «Лэнд ровер». Почему это происходит? В системе ценностей современного человека нет понятий окружения, соседства. На все, что за пределами частного, — наплевать. Выход один — мягкое и долгое лечение, вера в священное право собственности. До тех пор, пока люди не поймут, что, например, только вместе они могут увеличить стоимость своего жилья. Если у вас и у соседа одинаковые заборы, то вы нарастите стоимость недвижимости, а если разные — вы проиграете в цене. Соседство имеет практические экономические выгоды.

Во-вторых, низовые движения не появляются из-за противодействия. Государственные и муниципальные чиновники потрясающе разрушают попытки людей осознать свои возможности и взять на себя полномочия решать вопросы.