«Теории и практики» запускают новую рубрику: T&P Чтение. Раз в неделю по воскресеньям мы будем выкладывать подборку наших лучших материалов по жанрам. Первый выпуск посвящен «Письмам из-за границы», в которых студенты, уехавшие на учебу за рубеж, рассказывают, чем их образование отличается от российского.

Письмо №3


Письмо №3 пришло в редакцию из университета Мишеля Монтеня в Бордо. Студентка факультета информации и коммуникации Ася Железнова рассказала, чем учеба во Франции отличается от обучения в РУДН, кто оплачивал ей аренду квартиры и какой преподаватель смешно произносил фамилии Эйзенштейн и Дзига Вертов.

«Сначала мозг кипел на 30-й минуте лекции по пространству коммуникации и на 7-й — по способам визуальной передачи информации в городской среде. Сейчас уже спокойнее, и в зачетке появляются лестные комментарии от преподавателей. Одним словом, чем сложнее ставишь задачи, тем большего достигаешь»

Письмо №4


Маша Городецкая, студентка факультета фотографии лондонского Camberwell College of Arts, написала письмо №4. На протяжении 5 лет она записывала лекции, писала курсовые и читала учебники на факультете социологии РГГУ, а как только появилась возможность, сразу уехала учиться у действующих фотографов в Лондон.

«В Англии ты брошен в вакуум, где от тебя никто ничего не требует, — нужно только быть собранным и самому донимать всех вокруг. В твоем распоряжении все студии и материалы колледжа, все преподаватели. В общем, если интересен предмет, студент станет профессионалом, где бы он ни находился»

Письмо №6


Шестое письмо «Теориям и практикам» написал Андрей Манирко — 21-летний выпускник факультета математики и философии Университета Бристоля. После «бесцельно проведенного» времени в МИФИ будущий философ уехал в Англию, где получил высшее образование, занимался исследованиями для документальных фильмов и осознал, что хочет вернуться в Россию.

«Теперь я — посредственный математик и посредственный философ, но в этом задумка моего факультета. Добился всего, чего хотел от трех лет в университете, но на этом развитие не заканчивается»

Письмо №8


Виолончелистка Татьяна Чернышова стала автором письма №8. После пяти лет обучения в Гнесинке с одним профессором Татьяна «отчаянно» искала педагога, который помог бы ей вырасти профессионально, и нашла его — в шведском Мальме. Впрочем, одного года в Скандинавии ей хватило, чтобы понять, что следующая цель — Королевский музыкальный колледж в Манчестере.

«Из-за разницы в системе музыкального образования в Швеции я оказалась, что называется, высококвалифицированной. Шведские студенты уважают музыкантов из России. Это хорошо повлияло на мою самооценку и дало мне много возможностей набраться опыта в концертной деятельности»

Письмо №9


Девятое письмо в редакцию пришло от выпускника геофака МГУ Олеся Савчука. 4 года вулканолог искал золото и медь на Чукотке, ломал голову над внутренним строением Камчатского полуострова, исследовал болота Сихотэ-Алиня и искал ископаемых в Крыму, а потом уехал от профессоров, которые живут заслугами прошлых лет и не развиваются, в Японию — учиться у лауреата Нобелевской премии по химии Акиры Судзуки.

«Кругозор, который расширяют студентам МГУ, приходится сужать и углублять на японский манер. После года борьбы с самим собой и научным руководителем, наконец начинаю мыслить «по-японски»

Письмо №14


Студентка программы International Museum Studies в университете Гетеборга Александра Гончарова написала T&P письмо №14, в котором рассказала, почему не продолжила карьеру в социальной антропологии, закончив СПбГУ, а решила выучиться на специалиста в области музейного дела в Швеции.

«Самое главное знание, которое я получила в процессе обучения, —это окончательное понимание того, что никто и никогда не будет заставлять тебя что-либо делать или направлять в нужное русло. Ответственность за то, куда и как ты двигаешься, лежит только на тебе самом, — а успех зависит от степени самоотдачи»

Письмо №20


Из крошечной школы анимации Пудриер, которая находится в 50-тысячном городке на юго-востоке Франции, в редакцию пришло письмо №20. Олеся Щукина закончила Университет кино и телевидения в Петербурге, где училась у Бронзита и Высоцкого, но устав от того, что снимать мультфильмы было просто негде, решила попробовать свои силы в Валансе. В марте художница готовила свой первый мультфильм в технике бумажной перекладки, рисовала и вырезала ноги, глаза, головы и прочие части персонажей, а также слушала лекции

головокружительного Франсуа Вожеля.

«В нашей школе учится всего 20 человек — по 10 на каждом курсе. Все преподаватели временные, и обычно это профессионалы, которые учат нас тому, что сами умеют делать: будь то работа с актерами, запись звука или рисование раскадровки. Школе в прошлом году исполнилось 10 лет, а основала ее студия Folimage. Они даже находятся в одном здании, так что студенты и все те, кто работают на студии, общаются и дружат»

Письмо №21


Студент Чешского технического университета Женя Каленкович стал автором письма №21. Будущий инженер-математик уже поступил на мехмат МГУ, когда узнал, что его без экзаменов приняли в Карлов университет в Праге, после окончания которого он перешел в технический. Сейчас Женя изучает так называемое самовозникающее поведение: «разумность» муравейника при непроходимой глупости отдельных муравьев, эффект толпы, которая ведет себя иначе, чем отдельные ее элементы, или то, как из набора нейронов с разрозненными функциями возникает сознание.

«Недавно спроектировал сеть, отдельным узлам в ней придал свойства муравья. Посмотрел, что получилось. Сделал вид, что это кому-нибудь нужно. Пошел спать. Вот этим и занимаюсь»

Письмо №24


Письмо №24 в редакцию T&P прислала студентка Бруклинской консерватории Ксения Антонова. Закончив Академический музыкальный колледж при Московской государственной консерватории, Ксения поняла, что понятия не имеет, куда ей податься с полученным «блестящим» образованием, и решила уехать в Нью-Йорк, чтобы окунуться с головой в мир оперного бизнеса. В Штатах певица учится у одного из самых лучших вокальных педагогов города — Триш Маккефри, осваивает арию Русалки из одноименной оперы Дворжака и мечтает исполнять классический репертуар лирического сопрано.

«Я получаю государственную стипендию. Но получать ее могут не все — только граждане США или так называемые резиденты, держатели грин-карт. А как получить грин-карту — это уже отдельная, совсем непростая, история. Свое резидентство я получила как extraordinary alien, то есть как одаренная оперная певица. Звучит очень нескромно, конечно»

Письмо №26


Письмо №26, которое стало одним из популярных в истории рубрики, написала 25-летняя Люся Сотникова — студентка факультета выставочного дизайна в немецком Exhibition Design Institute, которая закончила Волгоградский государственный архитектурно-строительный университет, за пару недель собрала все документы, получила грант и уехала в Дюссельдорф, где получает стипендию 750 евро в месяц. В мае архитекор занималась выставочным стендом своего института для ярмарки образования и работала над концепцией выставки живописи и скульптуры, которая пройдет в Дюссельдорфе.

«В России часто было зазорным сделать больше, чем надо, проявить интерес или сделать что-то не по шаблону. Здесь студенты заинтересованы не получить диплом, а получить качественное образование. Поэтому библиотеки всегда наполнены, никто не прогуливает занятия вообще. Кажется, что люди здесь более взрослые и осознанные по сравнению с русскими студентами, которых, такое чувство, родители за руку водят в институт и сторожат, чтобы те не убежали»

Письмо №31


20-летний Юрий Дворкин, который успел закончить закончить с отличием Московский энергетический институт и уехать на PhD в Университет Вашингтона в департамент Electrical engineering, написал письмо №31. Сейчас молодой ученый занимается проектом, который направлен на повышение энергоэффективности энергоемкого оборудования, в качестве ассистента преподает вводный курс в электроэнергетику и планирует вернуться в Россию, «чтобы защищать свою страну, если переизберут на второй срок Путина».

«В Америке отсутствует списывание и подхалимство как класс. Со мной в МЭИ учились несколько студентов из регионов, которым было плевать на знания. Их привлекала московская прописка, а все усилия они бросали на выслуживание перед педагогами. Они бы не продержались здесь и семестра»

Письмо №37


29-летний Иван Блесков стал автором письма №37, написанного с позиции постдока в лабораториях Университета Тулузы. Физик-теоретик просматривал вакансии за границей по своему профилю еще во время учебы в аспирантуре, а за несколько месяцев до защиты познакомился с шефом департамента одного университета в Швеции, который и рассказал о вакансии, которую Иван сейчас занимает, исследуя влияние добавок различных элементов на образование так называемых двойников в графите.

«С развитием в начале XX века квантовой механики, а позднее компьютерных технологий, появилась некая промежуточная область в науке, которая развивается чрезвычайно быстрыми темпами. Я говорю о моделировании и расчетах свойств различных материалов с помощью суперкомпьютеров. Вот этим-то я и занимаюсь. Эта область находится как бы на стыке теории и эксперимента»