«Теории и практики» продолжают новую рубрику T&P Чтение, в которой раз в неделю по воскресеньям появляется подборка лучших материалов по жанрам. Второй выпуск посвящен лучшим интервью: с рекламщиком, художником, руководителем, дизайнером, иллюстратором, ученым, преподавателем, журналистом, философом и кинорежиссером.

Джон Хант, один из основателей рекламного агентства TBWA


Джон Хант в ноябре 2010 года прочел лекцию о большой идее и способах поиска оригинальных мыслей. А T&P расспросили его обо всем остальном: образовании, обучении в рекламе, сериале Mad Men, Каннских львах и мировых лидерах.
«Будущее за теми компаниями и теми странами, которые умеют быстро думать. Скорость изменений — бешеная, в изоляции оставаться нет никакой возможности. Даже Северная Корея, по своим понятиям, но включается в эту гонку идей. Идеи у нее, конечно, странные. Правительства начали догадываться: или ты сейчас же начинаешь делать идеи, которые раньше считались чем-то неосязаемым, реальностью, или — мимо».

Сирил Дюваль, французский художник-концептуалист


Представитель альтер-модернизма приезжал в Москву для того, чтобы прочитать лекцию Item Idem, которая прошла в рамках альтернативной недели моды Cycles And Seasons. Главный редактор T&P Настя Попова расспросила художника об акционизме, редакторах-провидцах и Гомере Симпсоне.
«Раньше арт-рынок цинично заигрывал с консьюмеризмом и гламуром, но этот период закончился. Сейчас в искусстве, как и в моде, полюбили более сдержанные способы выражения. Больше не здорово притворяться, что ты богатый. Мой друг Теренс Кох раньше с ног до головы ходил обвешанный брендами, теперь выглядит, как монах. Хороший пример адаптации».

Максим Жестков, моушн-дизайнер


Хороший парень Максим Жестков живет в тихом зеленом центре провинциального Ульяновска, делает ребрендинг канала VIVA и продает свои ролики Nokia. T&P взяли у него интервью, чтобы разобраться, откуда берутся такие уравновешенные и талантливые люди, где их учат и чего от них ждать.
«Я думаю, интернет убил академический дизайн. Дети решили, что можно немного поучить софта и начать зарабатывать деньги на этом. Если сравнить дизайн с медициной, то получается очень увлекательное сравнение: представим, что хирурги не имеют образования, а просто посмотрели в интернетах туториалов, как резать нужно, и занимаются ежедневной практикой на живых людях».

Василий Гатов, медиа-аналитик


Специалист в области медиа с 25-летним стажем и автор проекта Postjournalist.ru рассказал T&P о том, зачем читать Бодрийяра и Маклюэна, как провести неакадемическое вскрытие мозга и почему журналисты не могут описать свою собственную профессию в разумных терминах. В июле Гатов вместе с основателем «Стрелки» Ильей Ценципером провели лекцию на эту же тему, [видео](http://theoryandpractice.ru/videos/287-vliyanie-sokrata-na-sovremennye-media) которой стало самым популярным в истории сайта.
«Классическая трудность, которая есть у работников журналистики, — это их плохое образование. Это абсолютные дилетанты, не стремящиеся увидеть какую-то систему в том, что они делают. Когда ты с таким недостатком знаний сталкиваешься и спрашиваешь, почему люди не читали того или этого, они абсолютно искренне не понимают, зачем им это нужно».

Уильям Тернер, главный редактор журнала Fast Company


Главный редактор журнала Fast Company, колумнист New York Times и The Guardian Уильям Тернер, который приезжал в Москву в рамках проекта TBWA Academy, после своей лекции дал интервью основателю «Теорий и практик» Данилу Перушеву и рассказал ему о 25-летних менторах, опыте, запретах, взрослении и идеях.
«Взрослый человек сам отвечает за то, как проходит его жизнь. Получая высшее образование, вы становитесь специалистом в своей узкой нише. Показатель компетентности — это когда вы можете ретранслировать свой опыт и знания тем, кто в этой области совершенно ничего не понимает. А в высшем образовании импульс сейчас не совсем такой».

Маша Гессен, руководитель проекта «Сноб»


Когда на русском языке вышел перевод книги «Совершенная строгость» Маши Гессен о Григории Перельмане, доказательстве гипотезы Пуанкаре, а также отказе от медали Филдса и премии Института Клэя, Сергей Немалевич специально для T&P расспросил автора о том, как можно было проникнуть внутрь математического сообщества и что из этого вышло.
«Перельман действительно суперолимпиадник. Он не формулирует задачи и даже не придумывает способов решения. Объяснение отказа от миллиона Клэя тем, что решение было придумано до него, в каком-то смысле правда. Всю программу доказательства придумал Гамильтон, но для него она оказалась слишком сложной. В этом, конечно, есть совершенно отдельная трагедия человека».

Славой Жижек, философ


На открытой лекции в Берлине Славой Жижек признался, что является поклонником нового китайского кино и порнографии, назвал «Черный лебедь» экстремально опасным фильмом, а Гегеля — недостачным гегелианцем. Лекция была посвящена философии немецкого мыслителя, которого Жижек интерпретировал через философию Лакана, Фрейда и Делеза, а потом ответил на вопросы T&P.
«Лучшей метафорой гегелевскому видению реальности будет пример из книги о современной философии, где пытаются объяснить квантовую механику, используя компьютерные игры. Если по сюжету игры вам не надо заходить в дом, то, конечно, хозяин дома не спрограммирован. К чему я веду: что, если бог был программистом нашего мира, но, в то же время, он был ленивым программистом?»

Саша Уржанов, креативный продюсер «Центрального телевидения» на НТВ


Телевизионному продюсеру Саше Уржанову — 26 лет, он окончил журфак МГУ и за семь лет своей профессиональной деятельности отработал на трех федеральных каналах (Россия-24, НТВ, СТС), а также создал вместе с «независимой телевизионной бандой» проект Karma TV. В интервью T&P продюсер рассказал о том, стоит ли платить за журфаковское образование, какая политика на телеканале ВГТРК, как ломать шаблоны в профессии и почему продукты телевизионной индустрии можно сравнить с биг-маком.
«Есть очень распространенная точка зрения, что журналист должен рыть фактуру, а писать может как угодно, все равно есть рерайт, а потом корректоры. Это полная ахинея. Потратив несколько лет и впитав в себя знания, ты перестаешь тратить время и по слову выжимать из себя текст. Просто фиксируешь реальность и мгновенно облекаешь ее в текст, легко формулируя то, что тебе в этот момент нужно».

Дмитрий Шаменков, специалист по регенеративной медицине


Специалист по осознанному управлению здоровьем, биотерапии и профилактике старения Дмитрий Шаменков возглавляет Центр биомедицинских исследований 1-го медицинского университета им. Сеченова, принимает у себя президента и готовится наладить выпуск искусственно выращенных органов в течение ближайших 5 лет. «Теории и практики» побывали в лаборатории, потрогали чаны для выращивания клеток, надели стерильный костюм и расспросили доктора о регенеративной медицине и стоимости новой почки.
«Происходящее в нашем организме — это фантастика, нет человека, которого это может не захватить. Человек — фантастическая молекулярная машина, в котором такое происходит, что наш разум даже осмыслить не способен».

Вернер Херцог, кинорежиссер


Режиссер посетил Москву в рамках Московского международного кинофестиваля. «Теории и практики» побывали на закрытом мастер-классе Херцога, записали все, что запрещалось снимать на видео, а также задали несколько собственных вопросов главному сумасшедшему кинематографа.
«Наши индейцы втроем ловили для нас рыбу на песчаной отмели. В темноте их стали расстреливать длиннющими двухметровыми стрелами. Одному прострелили горло, наконечник так и остался у него в трахее. Мы понимали, что везти его никуда нельзя, так что операцию пришлось делать на кухонном столе. Во время операции одной рукой я держал фонарь, а другой — баллон с репеллентом, потому что вокруг вились полчища комаров».

Юрий Лифшиц, интернет-предприниматель


Кандидат физико-математических наук и в недавнем прошлом научный сотрудник Yahoo! Labs Юрий Лифшиц рассказал «Теориям и практикам» о своих новых проектах, секретах успешной журналистики, «глубоко увлеченных» гиках, философии коворкинга, чем плох зомби-режим и почему один фрилансер в поле не воин.
«Я осознал, что хочу переехать в какой-нибудь большой и веселый город — такой, как Москва, Питер, Лондон или Нью-Йорк, общаться с молодыми и активными людьми разных профессий, которые открыты для новых друзей и новых проектов. Россия меня привлекает именно тем, что я немедленно могу реализовать какие-то интересные вещи».

Федор Сумкин, иллюстратор


В 16 лет Федор Сумкин нарисовал портфолио шариковой ручкой и принес его в агентство. Потом он рисовал для Esquire, New York Times, Nike, Rolling Stone Magazine, жил в Италии, Голландии, Швейцарии, Белоруссии и России, последние 10 лет провел в Париже. Сейчас дизайнер и иллюстратор рассказал T&P, как добиться всего самому, зачем собирать телевизоры и как найти вдохновение.
«Я работаю гелевыми ручками за 1 евро из супермаркета. Но есть что-то важнее инструментов. У меня на столе должна обязательно быть чашка кофе, кофейник френч-пресс, мой китайско-советский чайник с отбитой голубой эмалью, который я из Берлина привез, чашка чая, стакан воды, можно San Pellegrino с газом, и какой-нибудь сок. И обычно под конец рабочего дня это чашек 15, тогда я понимаю, что день прошел продуктивно».