Особенности организации головного мозга, эксперименты на агрессию и конформность, автобиографическая память, удивительные виды интеллекта и чтение как построение воображаемого мира — в подборке книг, посвященных нейропсихологии.

Александр Лурия, «Романтические эссе»


Уникальная книга отечественного нейропсихолога Александра Лурии, в которой на двух клинических случаях объясняется теория функциональной организации головного мозга, которая впоследствии значительно повлияла на нейрохирургию. Первая часть, «Маленькая книжка о большой памяти», посвящена человеку с неограниченным объемом памяти; вторая — «Потерянный и возвращенный мир» — борьбе личности с изменениями в собственном восприятии и мышлении после тяжелого ранения.

С состраданием и научным интересом Лурия рассказывает о том, можно ли потерять зрение наполовину. Хорошо ли иметь идеальную память. Как понять, какое время показывают стрелки на часах, если «3» и «9» размещены в одинаковых точках. Что такое понятия «право» и «лево» для нашего мозга. Какие отделы мозга самые хрупкие. Как голос может быть цветным, рассыпчатым или похожим на пламя. Как падежи и предлоги в речи зависят от опыта движений. Можно ли потерять, а через минуту найти собственную ногу. И, наконец, что чувствует человек, который умеет читать, но не узнает буквы.

Дэвид Джей Майерс, «Социальная психология»


Классический университетский учебник Дэвида Майерса сочетает в себе несочетаемое — строгость и глубину научных данных с бодростью и ироничностью. Теории иллюстрируются комиксами, а к интерпретациям экспериментов добавляются цитаты (от Талмуда до «Поллианны»). С грустной любовью и горьким юмором книга рассказывает о том, как может парализовать свобода, о полезности стереотипов и предрассудков и вредности оптимизма. О причинах внезапного успеха Золушки на балу и чувстве неловкости именинника, если он позвал на праздник друзей из разных компаний. Об особенностях мышления журналистов и причинах оправдания преступников. О том, почему мы опаздываем из-за пробок, а наши коллеги — из-за разгильдяйства. А еще о том, назовет ли ребенок сладкую кашу соленой, если несколько человек до него так сказали. И как далеко можно зайти, если проявить жестокость вам разрешит тот, кого вы считаете компетентным.

Ричард Герриг, Experiencing Narrative World


Профессор Йельского университета Ричард Джерриг предлагает собственный взгляд на природу чтения. Чтение является конструкцией особых нарративных миров, считает Джерриг, объединяя когнитивную психологию, лингвистику и литературную критику. Отличается ли восприятие вымышленных и реальных историй. Почему, перечитывая книгу, читатель все равно надеется, что любимый герой выживет. Бывают ли хорошие и плохие читатели. Как читатель идентифицируется с героями. Зачем подсказывать книжным персонажам. Почему узнать развязку детектива так же приятно, как и решить сложную задачу. Как создаются альтернативные повороты сюжета во время чтения. Почему одни истории волнуют и трогают, а другие нет. Откуда берется так много интерпретаций. Чем полезны рецензии. Почему мы увлеченно читаем о тех событиях, которых не пожелали бы себе. И, наконец, как чтение влияет на реальную жизнь.

Вероника Нуркова, «Свершенное продолжается: психология автобиографической памяти личности»


В книге преподавателя Московского университета Вероники Нурковой исследуется на удивление мало описанный до нее феномен — память человека о самом себе и о своей жизни. Равна ли автобиографическая память самой личности. Почему у детей дни длинные, а у взрослых — короткие. Какова природа ностальгии. Откуда берутся ложные воспоминания. Что такое «детская амнезия». Почему у разных людей могут быть разные воспоминания об одном и том же событии. Почему о периоде 16 — 26 лет в памяти остается больше всего воспоминаний. Как с помощью ароматов и запахов можно преодолеть потерю памяти. Чем полезна смена имени. Непрерывна ли автобиографическая память. Что означает самое первое детское воспоминание. Какие ошибки есть у памяти. Чем отличается память одаренных детей. И зачем придумывать легенды о себе.

Говард Гарднер, «Структура разума: Теория множественного интеллекта»


Гарвардский профессор Говард Гарднер спорит с классическим пониманием интеллекта как уровня IQ и предлагает свою теорию — теорию множественного интеллекта, где различные виды интеллекта не связаны между собой.

Это лингвистический, логико-математический, визуально-пространственный, телесно-кинестетический, музыкальный, натуралистический, межличностный, интраперсональный и экзистенциальный интеллекты. Как связаны интеллект и таланты. Нужен ли интеллект, чтобы успешно общаться. На какие виды интеллекта опирается традиционное обучение. С какими видами интеллекта человек будет успешен в мегаполисе, а с какими — в африканском племени. Развитие какого интеллекта необходимо танцору или скульптору, а какого — ветеринару. И какой из интеллектов у Гарднера все-таки соответствует «традиционному» IQ.