С началом нового учебного года у многих, даже если школа и университет позади, возникает желание начать учиться. А если есть желание, то научиться можно чему угодно: музыке, истории, английскому или математике. «Теории и практики» нашли 5 репетиторов, которым не жалко платить свои деньги.

Александр Рэмович, история


Образование: МГУ, исторический факультет.

Возраст: 45 лет.

Работа: Преподаватель истории.

Стоимость занятия: 2000 рублей за 2 академических часа.

Я поступал на исторический 4 раза. В те времена это было страшно блатное место, со стороны было тяжело поступить. Мне это удалось только после армии, когда началась перестройка. Изначально я собирался заниматься наукой, но в 1991 году было не до этого. Я еще не совсем удачно выбрал кафедру: специализируюсь по древнему миру, где требуются языковые способности, с которыми у меня не очень хорошо. Мой научный руководитель сказал, что видит только 2 варианта: или я иду работать в Музей искусства народов Востока, или в школу. Я выбрал последнее.

С первого месяца работы в школе мне очень понравилось. У меня было 2 шестых класса, 1 седьмой, 4 восьмых и 3 одиннадцатых. И это сразу после университета. Постепенно я начал заниматься в частном порядке. В основном моя работа прагматична: это старшеклассники, которым надо сдавать ЕГЭ, или подготовка к поступлению в университет.

Идеальный ученик для занятий историей должен быть смелым. Он должен не бояться того, что он не сумеет, того, что он не понимает, не должен бояться учителя, трудностей. Если есть это качество, то все проблемы решаются. История — очень любопытная вещь. Всем нам интересно знать сплетни о других — только эти другие жили гораздо раньше нас. Мне и по сей день это очень интересно.

Есть ученики, которые мне очень запомнились. Они были совершенно «другие». Я могу задать ученику траекторию, и он может по этой траектории пойти — это здорово. Но когда ты задаешь траекторию, а человек по ней поплутал-поплутал, а потом взял и сам построил себе траекторию, вот это самая крутая штука. Но таких было очень мало.

Если ко мне придет взрослый человек, который мечтал быть археологом, но стал экономистом, а потом решил воплотить свою мечту в жизнь, я буду его отговаривать. Все хорошо в свое время. История и ее понимание, как очень многое в этом мире, дается только в молодом возрасте. Мозги еще не заезженные, не шаблонные, не стандартные. Науку, искусство делают только молодые. А для человека после одного высшего образования история будет просто приправой.

Вячеслав Фирсанов, математика


Образование: МГТУ, аэрокосмические системы.

Возраст: 24 года.

Работа: Преподаватель математики.

Стоимость занятия: 500 рублей за академический час.

Мои родители — художники, и сейчас я чувствую, что как раз благодаря тому, что у меня гуманитарный склад ума, я стремлюсь к техническим наукам. Очень серьезно я увлекся математикой в 9 классе при разделении классов на обычный и углубленный и поступал в университет из романтических соображений. Хотелось строить ракеты в космос, корабли. Это казалось интересным, крутым — манило меня.

Математика — невероятно увлекательная штука, особенно та, которую я в основном преподаю, — не высшая. Это модель. И тут надо быть предприимчивым, поворачивать и разворачивать ее так, чтобы она привела к единому верному решению. Как квест.

Я получаю от преподавания удовольствие. Мне нравится выявлять проблемы, выяснять, где у человека слабости, а потом бомбардировать их теорией. Искать подход и способ подачи. Некоторые ученики лучше воспринимают информацию на листе — с ними я рисую схемы, алгоритмы. А кто-то молниеносно решает все в уме — тогда и я подстраиваюсь и объясняю на словах. У меня был ученик, у которого были большие проблемы со здоровьем. У него были титанические пробелы в знаниях, и в его случае было интересно выяснять, что же он вообще знает. Зато как я был горд, когда он хорошо поступил в университет. Мы до сих пор хорошо общаемся.

Идеальный ученик математики — это, во-первых, творческий человек, кто бы что ни говорил. Творческому человеку легче интуитивно понять, например, алгоритм решения. При этом он должен быть дисциплинированным. Математика ведь в какой-то степени — рутина. И чтобы через нее прорваться на творческий уровень, нужна самодисциплина.

Для меня это идеальная работа. Помимо того что я просто очень люблю математику, это интересно в психологическом отношении. Бывает, ученику скучно, и чтобы ему стало интересно, я начинаю с ним болтать о том, что он знает хорошо, в его комфортной зоне. Постепенно ему становится интересно, он разгоняется, и ты уже даешь свой материал, начинается занятие.

Андрей Ноговицын, английский язык


Образование: Университет иностранных языков, английская филология.

Возраст: 37 лет.

Работа: Преподаватель английского языка.

Стоимость занятия: 1100 рублей за академический час.

Я хотел поступить на биологический, но плохо сдал химию. А следующим, что я хорошо знал, был английский язык. Еще будучи студентом, начал работать в общеобразовательной школе — в 1996 году моя подруга попросила ее заменить. Мне очень не понравилось: был неуправляемый пятый класс и одиннадцатый, которому уже ничего было не нужно. Ради денег я продолжал там работать, постепенно добавляя частные занятия. Но 4 года назад стал заниматься исключительно репетиторством.

Я традиционный преподаватель. На занятиях мы разбираем новые темы, учим лексику, проверяем домашние задания. Но я сам человек шутливый, поэтому и уроки у меня получаются интересные, несмотря на их традиционность. Я доволен уроком, когда ученик уходит веселым.

У многих, кто ко мне приходит, есть цель уехать, и я помогаю вспомнить или заново выучить английский язык. Есть просто те, кто много ездит, путешествует, отдыхает и хочет общаться с носителями языка, — я им тоже помогаю.

Обучение — очень индивидуальный процесс. Было бы ошибкой предполагать, что придя к репетитору, какой бы он ни был хороший и какие бы вы ни платили деньги, вы точно выучите язык за год. Некоторым хватает месяца 3–4, чтобы подготовиться к IELTS. Есть люди, с которыми разницу между he и she нужно разбирать неделю. В основном все зависит от желания и времени. Если человек хочет, он выучит язык. У меня был ученик, который делал ошибки в предложении my name is. Мы занимались с ним полтора года и закончили тем, что разговаривали о культуре, дизайне, о каких-то очень сложных вещах.

Я люблю свою работу, потому что я люблю работать с людьми. Тут нужно предугадывать настроение человека, искать его комфортную зону. У меня есть очень близкие друзья, которые раньше были моими учениками. А с другими, в свою очередь, отношения и занятия постепенно подходили к концу, я чувствовал на личностном уровне, что мы не сходились.

Минус в моей работе — это сезонность. Так психологически заложено у многих людей, что 1 сентября надо начинать учиться, поэтому работы будет очень много. А ближе к Новому году люди думают уже о другом — соответственно, 25 декабря можно паковать чемоданы и уезжать куда-либо до конца января. Январь, май и до августа — мертвый сезон.

Репутация в этой профессии — очень важная штука. Я не ищу учеников — они меня сами находят. Люди обычно больше доверяют рекомендациям, поэтому если ты что-то пообещал, ты должен это сделать. Концерты, дни рождения, вечеринки задвигаются.

В будущем я хочу работать за границей. При этом даже если я решу заняться чем-нибудь другим, я всегда буду знать: в любой момент я могу заработать на хлеб английским языком. Ведь это же очень круто, когда тебе нравится твоя работа, и она приносит тебе деньги.

Даниил Бурыгин, музыка


Образование: РГГУ, культуролог.

Возраст: 23 года.

Работа: Преподаватель музыкальной теории, гитары, английского языка.

Стоимость занятия: 800–1000 рублей за академический час.

Я начал сочинять музыку с 16 лет, а чуть позже занялся гитарой. Я хотел больше развиваться как композитор, чем как музыкант. В процессе я, конечно, обучился и тому, и другому: изучал музыкальную теорию и занимался у преподавателя по фортепиано. Но можно сказать, что я самоучка.

Уроки музыки я даю уже 2 года. Я давно для себя понял: лучший способ что-нибудь выучить — это начать преподавать. У меня изначально такое отношение: что бы ученик у меня ни спросил, я должен это знать. Это дополнительный большой стимул к саморазвитию.

Я стараюсь учить с учениками именно то, что им нравится. Начинающие обычно хотят освоить что-то попроще — чаще всего это рок, конечно. Иногда говорят, что хотят играть, как Хендрикс. Но чтобы так играть, нельзя просто выучить композиции, пусть даже очень сложные. Для этого нужно иметь уровень. При нарабатывании определенного базиса, когда рука привыкает к гитаре и человек чувствует гриф, такое понятие, сложна композиция, исчезает.

Обычно я преподаю людям, у которых есть цель научиться играть свою музыку. Им нужны конкретные навыки, чтобы их музыка звучала так, как они этого хотят. При этом я все равно считаю, что теория очень важна, и поэтому пытаюсь дать всю возможную теорию уже в процессе практического обучения.

Лучшее образование — это самообразование. Полезнее заниматься музыкальным образованием, когда у человека уже есть свои творческие стремления и цели. Что самое важное в образовании? Получение навыков. Гораздо лучше получить элементарные навыки, попробовать себя в музыке, а потом уже осознанно выбирать, как продолжать свое обучение.

Я хотел бы, чтобы ученики думали, что я на них как-то повлиял. Мне кажется, самый крутой учитель — тот, который дает больше, чем элементарные навыки. Поэтому я еще долго буду развиваться и преподавать.

Полина Грошева, рисование


Образование: МГУП, художник-график.

Возраст: 24 года.

Работа: Преподаватель живописи.

Стоимость занятия: 700–1000 рублей за академический час.

Я рисовала всегда, но серьезно увлеклась живописью семь лет назад, когда попала к прекрасному, интересному преподавателю — Владимиру Петровичу Косынкину. Он научил меня смотреть по-другому на мир, на краски, на цвета, воспринимать все немножко иначе. Спустя какое-то время я начала учить рисовать свою подругу. Потом добавились занятия с детьми, а теперь я преподаю всем возрастам, самый старший ученик — женщина 40 лет.

Ко мне приходят люди, которые в основном занимаются для себя. Я пытаюсь передать то, что мне в свое время рассказал мой любимый учитель, и то, что я вижу у великих. Конечно, можно научить различным схемам рисования, но я пытаюсь научить именно видеть все более интересно и подробно. В любом случае повсюду очень много штампов. Есть люди, которых вообще невозможно растрясти на какое-то движение, а есть, наоборот, которые открыты всему новому.

На занятии мы определяем с учеником тему, я собираю много примеров работ разных великих художников. Много хороших примеров необходимо, чтобы было видно разнообразие техник, чтобы ученик не зацикливался. Ведь тот же натюрморт или силуэт можно нарисовать множеством стилей. Все занятия проходят с натурой. Я в работу не вмешиваюсь, показываю на отдельном листе, чтобы у ученика не было искушения перенять.

С взрослыми людьми заниматься интересно, но сложно. С 10-летними легче, потому что у них нет представления о том, как должно быть. А у взрослых это представление есть, и его очень сложно сломать. Необходимо донести до человека, чтобы он рисовал то, что он видит, а не то, что он додумывает. А с детьми такой проблемы нет. Кроме того, если взрослые занимаются для себя, то обычно не знают зачем. Движение к саморазвитию есть, а цели, как правило, нет. Также для учебы нужно время, а у взрослых людей время обычно пропадает, девается куда-то.

Я думаю, что буду преподавать еще очень долго. Правда, это будет не единственное мое занятие, как и сейчас. У меня есть модельерское образование, я немного шью на дому. А живопись для меня — не просто профессия, так я пропускаю мир через себя, пытаюсь передать его красоту. Я без этого не могу.

Фотограф Роман Кузнецов