Опыт образовательного обмена в развитых странах базируется на Болонской декларации, университетских партнерских программах, кредитах на образование, которые будут погашены за счет государства, если молодой специалист вернется на родину, и понимании того, что интеграция знаний способствует росту экономических и культурных показателей. Зачем российским студентам получать образование за рубежом? Четыре человека с разным жизненным и профессиональным опытом приехали в Москву с дипломами иностранных вузов и рассказали «Теориям и практикам», почему они вернулись на родину, если могли этого не делать.

Катя Федорова, 29 лет


Работа: журнал Interview, редактор моды.

Образование: Бостонский Университет «Школа менеджмента», США. Бакалавр бизнес-администрирования в сфере маркетинга. Школа дизайна Парсонс, отделение фэшн-дизайн, Нью-Йорк, США.

Я просто проснулась в один прекрасный день и поняла, что хочу в Москву. Через три дня уже летела на родину, не собрав толком вещи, а до этого даже не думала возвращаться. У меня в Нью-Йорке все было хорошо: любимая работа, куча фриланса, друзья, но я все большие решения в жизни принимаю интуитивно. Еще в Москве жили мои старенькие бабушка с дедушкой. Они меня с двенадцати лет два раза в год видели, скучали, и мне стало страшно, что могу не успеть провести с ними достаточно времени. Пока я не пожалела ни секунды о том, что вернулась.

Оказавшись в Москве, решила идти работать в Vogue. Месяца два писала письма в отдел кадров, раз в неделю звонила. Потом они сами со мной связались и сообщили, что открылась позиция аcсистента Алены Долецкой. Я за ночь прочитала кажется все интервью с ней в интернете и пересмотрела весь архив журналов. Очень рада, что успела поработать именно в ее Vogue, еще больше — что продолжаю работать с ней над новым проектом. У Алены я научилась большему, чем в любом университете.

Название иностранного университета в резюме поможет, конечно, привлечь внимание работодателя, но это далеко не главный показатель. Важнее «опыт в полях» и личные качества, энергия, интерес, желание пахать круглые сутки, чтобы сделать лучший журнал на свете. Я сейчас работаю в команде именно с такими людьми и с каждым днем понимаю, что наличие вышеперечисленных качеств, помноженное на талант, намного круче любой корочки.

«При Гарвардском университете есть платные курсы, куда за деньги берут любого. Очень много наших соотечественников выдают сертификат о завершении этих курсов за диплом легендарного университета, но опыт и драйв не подделаешь»

В первые месяцы работы в Москве я вообще не могла вести деловую переписку на русском. Подруга-редактор помогала, а я взамен писала за нее электронные письма на английском. Еще меня немного раздражало отсутствие в России рабочей этики и культуры имейла. Американцы отвечают на них мгновенно, а у нас спокойно забивают на пару дней. Но это мелочи, мне повезло, что я сразу попала в коллектив мега-профессионалов, а они и в Америке, и в Африке одинаковые.

Еще не понимаю, почему у нас так отрицательно относятся к бесплатным стажировкам. В Америке в индустрию моды по-другому не попасть. Там ребята годами возвращают вещи со съемок и приносят кофе за безлимитный проездной на метро.

Чтобы найти работу в России, иностранное образование не нужно. Но я советую всем пожить за границей хотя бы месяца три: учиться, работать, писать книгу или просто ничего не делать. Просто для того чтобы понять, что важно не то, где ты живешь, а то, чем ты наполняешь свою жизнь. А потом возвращайтесь и живите здесь так, как мечтали бы жить там.

Андрей Барашенко, 27 лет


Работа: свое дело.

Образование: Университет Эразмус, Роттердамская школа менеджмента, Роттердам, Голландия. Бакалавр и магистр программы «Международный бизнес и деловое администрирование».

Я всегда знал, что вернусь. На работу устроился через Голландское рекрутинговое агентство G-Nius, на должность менеджера по развитию бизнеса в РД Констракшн Менеджмент. Моей задачей был поиск клиентов и партнеров и некоторые маркетинговые и организационные задачи. При этом всегда хотел работать на себя и, когда появилась существенная идея, ушел в совершенно другую сферу, — сейчас занимаюсь интернет-проектом. Рассказывать пока не буду, потому что он находится на стадии разработки.

Сложность в том, что в России не все сотрудники нацелены на повышение прибыльности компании, они преследуют свои интересы или вовсе меняют время на деньги. В Голландии мой профессиональный опыт — это стажировки, временные контракты. Сравнивая, я могу сказать, что российскую бизнес-модель отличают бюрократия, неясная мотивация и тот факт, что многие процессы политизированы. Как менеджер я столкнулся с тем, что не раз должен был уступать клиента конкурентам по политическим соображениям. Когда тратишь время и энергию на проект, которым управляют подводные процессы, а не здравый смысл, и цели руководства не всегда очевидны, результатом становится низкая мотивация сотрудника.

Западный диплом дает преимущества и сильно расширяет понимание того, что вообще происходит в мире, чем живет мировое сообщество. В процессе обучения там делается упор на работу в группах, на практические проекты. В Европе лекции часто читают не теоретики, а люди из бизнеса, а профессора консультируют крупные корпорации. Это дает ощущение реального времени: знания можно применять в процессе их получения. Вся работа, к тому же, проходила в интернациональных группах: культуры мешались, и я реально научился понимать других людей, управлять командой, думать бизнес-перспективой.

Есть убеждение, что деньги быстрее заработать в Москве. Налоги в России ниже и темпы карьерного роста не ограничены возрастным фактором, как в Германии или Франции. В этом есть доля правды, но в то же время уверенность в социальной и политической системах, которые присутствуют на Западе, стоят тех денег, которые налогоплательщикам приходится отчислять из своих доходов.

Зинаида Розинская, 25 лет


Работа: Государственная Третьяковская галерея, менеджер отдела графического дизайна и производства полиграфии.

Образование: Университет Аристотеля в Салониках, Греция. Археолог-искусствовед.

Я уезжала, чтобы вернуться. Причем вернуться и принести что-то свежее, полезное. Учиться за рубежом — это интересно, расширяется кругозор, меняется восприятие мира, методологический подход к решению ряда вопросов. Образование может заинтересовать российского работодателя, но не более того, и то только в начале карьеры. В Третьяковку в любом случае очень непросто попасть.

Мой греческий опыт заключается в том, что я знаю методы работы и алгоритм действий. Знаю процессы, которые характерны для всех музеев в целом. Думаю, что методы археологии и музеологии на Западе, в практическом смысле, куда сильнее и разнообразнее, нежели в России. Пока что мне это трудно доказать, еще слишком много надо пройти, чтобы сформировать себя как действительно знающего и стоящего ученого.

Денис Беэр, 36 лет


Работа: Управляющая компания «Флеминг Фэмили энд Партнерс», вице-президент.

Образование: Хартвик колледж, Нью-Йорк, США. Бакалавр экономики.

Я уехал учиться, когда мне было восемнадцать. Сразу после окончания колледжа в 1996 я работал брокером на Уолл-стрит в Duke&Co Inc. Эта работа научила меня тому, что ты можешь сделать все, что угодно по телефону и, главное, ты можешь быть кем угодно. В 1998 я переехал в Бостон, направление моей карьеры кардинально изменилось, из финансового сектора я перешел в развлекательную индустрию. Открывая клубы и рестораны сначала в Бостоне, потом в Нью-Йорке и Майами, я встречал тысячи людей со всего мира, каждый из них имел свой собственный жизненный опыт и историю, которую готов был рассказать. Думаю, таким образом жизнь формировала мою личность. С 1998 по 2005 я был управляющим директором и партнером Global Entertainment LLP, занимался спецпроектами. Эта фирма специализировалась на промоушене и организации событий на самом высоком уровне для богатых и известных не только в Америке, но и во всем мире людей. Среди тех, с кем я работал были королевская семья Саудовской Аравии, Трампы, Хилтоны, также корпоративные клиенты — Bacardi, Moet&Chandon, Armani, Cartier, Brooks Brothers.

Для того, чтобы вернуться, у меня было много причин, первой из них была моя мама. В 2006 году, когда я приехал в Москву, я не говорил по-русски, нужно было вспоминать язык. Это заняло у меня около года. В начале 2007 состоялось мое первое и последнее собеседование о приеме на работу в Jones Lang LaSalle, официальным языком фирмы был английский, и этого было достаточно для того, чтобы я согласился на работу, хотя область была далека от моего профессионального опыта. Я был счастлив, что устроился в одну из лучших фирм, специализирующихся на коммерческой недвижимости. Проработав четыре года с половиной года, я оставил пост старшего консультанта. Это был великолепный опыт, прекрасная команда, очень быстро развивающееся окружение и методы работы, хорошо организованная корпоративная структура. Во время моей работы мы выигрывали главные премии в коммерческой недвижимости год за годом: с 2007-го по 2011-й. Я не могу сказать, что американское образование было мне необходимо для этой работы, но знание английского всегда позволяло быть на высоте, особенно во время переговоров.

«Не нужно учиться за границей, чтобы найти работу в России. Западное образование подобно путешествиям: ты обретаешь разнообразный жизненный опыт, это делает тебя эрудированным. Разносторонний подход помогает тебе найти нужные формы общения с людьми и ключи к решению задач — это и есть основной бонус»

Около года назад, когда у меня появилось желание сменить работу, я начал подыскивать фирмы, связанные с управлением частным капиталом. Я разговаривал с людьми, профессионалами, друзьями, клиентами, чтобы выбрать идеальную фирму, куда мог бы уйти. У меня было много собеседований, но все мне казалось не тем, что нужно и не тем, чего я хотел. Очень важно работать в компании, обладающей сильным брендом, когда речь идет об управлении активами физических лиц. Это играет серьезную роль. На дне рождении одного друга этим летом я встретил человека, который уже работал в «Флеминг Фэмили энд Партнерс». Я знал об этой компании по опыту работы в коммерческой недвижимости. Дома навел справки. У фирмы была 130-летняя успешная история управления состояниями. Через несколько дней меня позвали на собеседование, через неделю я подписал контракт. Я принял решение перейти, несмотря на то, что меня ждало продвижение по службе в Jones Lang LaSalle этой зимой. Я начал 1 сентября и на третий рабочий день закрыл свою первую сделку. Я не думаю, что у меня есть сложности из-за разницы менталитетов, образования или чего-то еще, но в одном я точно уверен — я по-прежнему не могу печатать на русском так быстро, чтобы спасти свою жизнь.

Мой совет таков — старайтесь встречать как можно больше людей, которые связаны с интересующей вас областью, общайтесь с теми, кто находится в поле ваших интересов и слушайте этих людей, потому что им есть, что сказать. В моем случае это принесло солидные дивиденды.

Не нужно учиться за границей, чтобы найти работу в России. Западное образование подобно путешествиям, ты обретаешь разнообразный жизненный опыт, это делает тебя эрудированным. Разносторонний подход помогает тебе найти нужные формы общения с людьми, ключи к решению любых задач и умение разговаривать на равных с людьми разного профессионального уровня, именно в этом ты и выигрываешь.