В интервью The Wall Street Journal инвестор сайтов Groupon и LinkedIn Марк Андреессен говорит неочевидные вещи: он считает, что сотрудники многих существующих отраслей экономики скоро окажутся за бортом и не смогут уже работать в своих областях. Единственный выход из ситуации — это образование, которое необходимо серьезно модернизировать. T&P публикуют перевод одного их ключевых текстов для экономики нулевых.

Компания «Хьюлетт-Паккард», акционером которой я являюсь, объявила о смене приоритетов: она собирается отказаться от гибнущего рынка персональных компьютеров и инвестировать в разработку программного обеспечения, у которого есть потенциал для развития. Необходимость коренных перемен обусловлена очевидной стагнацией компании, курс акций которой с начала 2010 года снизился почти в два раза.

Тем временем, компания Google планирует приобрести производителя мобильных телефонов и смартфонов Motorola Mobility. Motorola Mobility входит в пул компаний, выпускающих мобильные устройства на открытой платформе Android. Смартфон под маркой Google вводит этого крупного интернет-игрока в круг поставщиков устройств мобильной связи, открывает ему новые каналы сбыта, а библиотека патентов Motorola Mobility вполне компенсирует Google текущие неудачи этой телеком-компании на рынке смартфонов. Оба решения потрясли техномир, однако, оба соответствуют описанному мною тренду, который, несмотря на крах биржевого рынка, радует меня будущим ростом американской и мировой экономик.

Иными словами, программное обеспечение завоевывает мир.

В марте этого года исполнилось 10 лет краху пузыря доткомов, который образовался в результате взлета акций интернет-компаний (преимущественно американских), а также появления большого количества стартапов и переориентации старых компаний на интернет-бизнес. Акции компаний, предлагавших использовать интернет для получения прибыли, баснословно взлетели в цене. Такие высокие цены оправдывали многочисленные комментаторы и экономисты, утверждавшие, что наступила эпоха «новой экономики», на самом же деле эти новые бизнес-модели оказались неэффективными, а потраченные в основном на рекламу большие кредиты привели к волне банкротств, сильному падению индекса NASDAQ, а также обвалу цен на железо. Большинство доткомов обанкротились вместе с американской биржей акций, были ликвидированы или проданы.

«Сотрудники многих существующих отраслей скоро окажутся за бортом революции и не смогут уже работать в своих областях. Единственный выход из ситуации — это образование, которое необходимо серьезно модернизировать»

Десять лет спустя появились новые интернет-компании — такие как Facebook и Twitter, расколовшие Кремниевую долину стоимостью быстро растущего рынка частных заказов, а также изредка успешным IPO — первоначальным публичным предложением акций компаний на продажу широкому кругу лиц. Инвесторы все еще помнят проекты былых времен: например, Webvan — интернет-магазин с подразделениями в восьми городах США и гигантской инфраструктурой, выручивший от IPO $375 миллионов. Когда капитализация достигла 1 миллиарда долларов, компания огласила план расширения сети на 26 городов, но так и не смогла выйти в ноль, потому что торговля бакалеей на Западе имеет чрезвычайно скромную маржу. Webvan закрылся в июле 2001-го, уволив 2000 сотрудников. Помнят также и стартап Pets.com с великолепной концепцией, которому не повезло со временем: компания так и не смогла убедить владельцев собак и кошек покупать вещи для своих любимцев именно онлайн. Сегодня люди вновь задаются вопросом: «Неужели грядет новый опасный пузырь?»

Будучи соучредителем и главным партнером венчурной компании Andreessen-Horowitz, которая инвестировала в такие проекты, как Facebook, Groupon, Skype, Twitter, Zynga и Foursquare, я придерживаюсь противоположной точки зрения. Мы полагаем, что большинство известных сегодня интернет-компаний создают настоящий быстрорастущий, высокоприбыльный, хорошо защищенный бизнес.

Сегодня технологии не в почете на фондовом рынке, что подтверждается рекордно низким соотношением цены и прибыли основных публичных компаний сферы технологий. Соотношение цены/прибыли компании Apple составляет, например, 15,2 — практически столько же составляет соотношение всего фондового рынка, несмотря на значительные прибыли и доминирующую позицию Apple на рынке. Согласно рыночной капитализации, в том году Apple была признана крупнейшей компанией в Америке, опередив частную нефтяную компанию Exxon Mobil. К тому же, пока все о нем постоянно говорят, пузырь появиться не может.

Я полагаю, что мы находимся в эпицентре обширного и драматичного технологического и экономического сдвига, в процессе которого производители софта готовятся захватить значительную долю экономики.

Все большее количество значимых компаний и отраслей промышленности: начиная от фильмов и сельского хозяйства и заканчивая национальной обороной, работают на софт и предлагают свою продукцию в качестве интернет-услуг. Лидируют компании, созданные по моделям предпринимательских технологических фирм Долины, которые захватывают и свергают авторитетные отраслевые структуры. Я предполагаю, что в течение 10 лет из-за этих новых компаний обрушится еще не один рынок.

Почему это происходит сейчас? Через шестьдесят лет после компьютерной революции, сорок лет с момента изобретения микропроцессора и двадцать лет с начала развития современного интернета, технологии, необходимые для преобразования производства с помощью программного обеспечения, наконец-то заработали и стали доступны всему миру.

Десять лет назад, когда я создавал IT-корпорацию Netscape, ориентированную на производство софта, количество интернет-пользователей составляло примерно 50 миллионов человек. Сегодня сетью пользуются более 2 миллиардов человек по всему миру. По моим подсчетам через десять лет по крайней мере у пяти миллиардов человек будут смартфоны, предоставляющие моментальный выход в интернет каждую минуту каждого дня.

Средства программирования и интернет-сервисы облегчают запуск глобальных стратапов, основанных на ПО, во многих сферах. При этом отсутствует необходимость строить новую инфраструктуру и обучать персонал. В 2000 году, когда мой партнер Бен Хоровиц был исполнительным директором первого облачного сервиса Loudcloud, стоимость обслуживания базового интернет-приложения составляла приблизительно $150,000 в месяц. Сегодня обслуживание того же приложения в облаке Amazon обходится в $1500 в месяц.

Благодаря более низкой стоимости стартапов и быстро расширяющемуся рынку интернет-сервисов мировая экономика полностью перейдет в цифровой формат. Спустя целое поколение наконец-то сбудется мечта мечтателей-технократов начала девяностых.

Возможно, единственным удручающим примером того, как софт завоевывает традиционный бизнес, является самоубийство крупнейшей американской сети книжных магазинов Borders и одновременный расцвет компании Amazon. В 2001 году компания Borders передала все онлайн-операции Amazon, предполагая, что продажа книг через интернет стратегически невыгодна и незначительна. А зря.

Сегодня Amazon является крупнейшим продавцом книжной продукции. Интернет-сервис предоставляет возможность продажи совершенно любых товаров через интернет, исключив необходимость аренды торговых площадей. К тому же, пока Borders бился в агонии неизбежного банкротства, Amazon, обновив свой сайт, впервые сделал упор не на бумажные издания, а на электронные книги Kindle. Теперь даже книги превратились в софт.

Крупнейший сервис видеопроката по числу подписчиков сегодня — компания Netflix. История того, как крупнейший в США видеопрокатчик, использующий схему почтовой доставки, просто распотрошил ритейлера видеофильмов и компьютерных игр Blockbuster, уже забыта. Однако теперь и другие традиционные компании сферы развлечений столкнулись с этой проблемой. Comcast, оператор кабельного телевидения, Time Warner, крупнейший в мире конгломерат новостного и развлекательного профиля, а также многие другие компании преобразовываются в интернет-сервисы. В 2010 году они внедрили услугу TV Everywhere, которая позволяет просматривать видео и вещательный контент на компьютере или другом устройстве (телевизор, мобильный телефон), имеющем доступ в интернет. Услуга TV Everywhere рассматривается как универсальное средство, позволяющее остановить отток абонентов от услуг платного телевидения, предоставляя бесплатные дополнительные материалы, а также как способ расширения функциональности и повышения эффективности услуг.

Основные музыкальные компании сегодня — тоже интернет-сервисы: iTunes компании Apple, европейский музыкальный сервис Spotify и крупнейший американский сервис потокового музыкального вещания Pandora. Традиционные студии звукозаписи существуют только для того, чтобы предоставлять этим интернет-сервисам свой контент. Доход индустрии от цифровых каналов составил в 2010 году $4,6 миллиарда, увеличившись на 29% от совокупного дохода в 2% в 2004 году.

Наиболее быстро развивающиеся компании сферы развлечений сегодня — создатели видеоигр — тоже производят ПО. Доходы индустрии за год выросли с $30 миллиардов до $60 миллиардов. Среди этих компаний самой быстрорастущей является американский разработчик онлайн игр Zynga, разработавший популярную в фейсбуке игру FarmVille. Доходы компании за первый квартал выросли до $235 миллионов в прошлом году, в два раза больше — по сравнению с предыдущим годом. Создатель игры Angry Birds, компания Rovio, заработает по оценкам специалистов $100 миллионов в этом году. В конце 2009 года, до представления игры для iPhone, компания была практически банкротом. Доходы таких традиционных разработчиков видеоигр, как Electronic Arts и Nintendo, замерли и начали падать.

Лучшая киностудия многих лет Pixar тоже была цифровой компанией, работающей в жанре компьютерной анимации. Компании Disney, крупнейшей корпорации индустрии развлечений в мире, пришлось купить Pixar, чтобы сохранить свои позиции в анимационном кино.

Фотография завоевана софтом уже давно. Уже не продается мобильный телефон без цифровой камеры и возможности автоматически загружать фотографии в интернет. Компания Kodak уступила место фотосервисам Shutterfly, Snapfish и Flickr.

Крупнейшая платформа прямого маркетинга сегодня — Google. К ней уже присоединились сайты скидок Groupon и Living Social и геолокационный сервис Foursquare, которые применяют ПО для завоевания маркетинга в сфере торговли. Доход сайта Groupon, существующего на рынке второй год, составил в 2010 году более $700 миллионов.

«На мой взгляд, следующими в очереди на технологическую модернизацию стоят сферы здравоохранения и образования. Исторически обе сферы критично относятся к деловым изменениям, однако, мы полагаем, что они готовы сотрудничать с новыми технологически-ориентированными предпринимателями»

Самая быстрорастущая телекоммуникационная компания сегодня — Skype, которую Microsoft купила совсем недавно за 8,5 миллиарда долларов. Третья по величине телекоммуникационная компания в США, CenturyLink, рыночная капитализация которой составляет $20 миллиардов, имела 15 миллионов линий связи на конец июня, что примерно на 7% меньше годового показателя. Не учитывая доход от приобретения компании-конкурента Qwest, доход CenturyLink от устаревших сервисов упал более чем на 11%. В то же время двум крупнейшим телекоммуникационным компаниям AT&T и Verizon удалось выжить, переквалифицировавшись в интернет-компании, которые теперь сотрудничают с Apple и другими производителями смартфонов.

Самая быстрорастущая рекрутинговая компания сегодня — LinkedIn. LinkedIn первой предоставила соискателям возможность модерировать свои резюме и предоставлять их рекрутерам в реальном времени. LinkedIn смог поглотить рекрутинговую индустрию с доходностью в $400 миллиардов.

Программное обеспечение поглощает также многие индустрии с цепочкой создания добавочной стоимости, которые существуют только в физическом мире. В современных автомобилях электроника управляет мотором, контролирует параметры безопасности, развлекает пассажиров, указывает путь водителю и связывает автомобиль с телефоном, спутником и системой GPS. Прошли те дни, когда заядлый автолюбитель мог сам починить свою машину. Электронное наполнение подвластно только специалисту. Мода на гибридные и электрические средства передвижения только ускорит переход на электронику, такие автомобили управляются исключительно компьютером. Созданием машины без водителя, которым будет управлять компьютер, уже занимаются крупнейшие производители автомобилей и  Google.

Крупнейшая в мире розничная сеть WalMart использует программное обеспечение в логистике и в определении потребительского потенциала товара, что позволило компании сокрушить своих конкурентов. Компания FedEx считается виртуальной сетью — о том, что компания владеет грузовиками, самолетами и стыковочными узлами никто уже не думает. Успех или крах авиалиний зависит и будет зависеть от возможности назначать цены на билеты и оптимизировать маршруты.

Нефтегазовые компании были инноваторами в программировании для суперкомпьютеров, визуализации и анализе данных, имеющих ключевое значение в изучении нефтегазоперспективных территорий. Сельское хозяйство также все больше поддерживается технологически: проводится, например, спутниковый анализ почв, который связан с программными алгоритмами отбора семян на единицу площади.

За последние тридцать лет применение ПО заметно изменило сферу финансовых услуг. Практически все финансовые операции: от покупки чашки кофе до продажи кредитных деривативов на миллиард долларов, выполняются с помощью софта. Большинство инноваторов в секторе финансовых услуг — это именно компании-разработчики программного обеспечения. Сервис мобильных платежей Square, например, позволяет принимать оплату кредитной карты по мобильному телефону, а доходы крупнейшей дебетовой электронной платежной системы PayPal составили во втором квартале этого года $1 миллиарда, увеличившись на 31% по сравнению с показателями прошлого года.

На мой взгляд, следующими в очереди на технологическую модернизацию стоят сферы здравоохранения и образования. Моя венчурная компания обеспечивает поддержку смелым старапам в этих важных сферах. Исторически обе сферы критично относятся к деловым изменениям, однако, мы полагаем, что они готовы сотрудничать с новыми технологически-ориентированными предпринимателями.

Даже национальная оборона во многом основана на программном обеспечении. Современный солдат опутан сетью ПО, которое обеспечивает его секретной информацией, средствами связи, материально-техническим снабжением и руководством по наведению оружия. Управляемые компьютером беспилотные самолеты наносят воздушные удары, не рискуя жизнью пилота. Разведывательные службы занимаются крупномасштабной добычей данных с помощью ПО, что позволяет разоблачить и выследить потенциальных пилотов-террористов.

Все компании всех отраслей и даже те, что уже работают на ПО, должны осознать, что наступает время софт-революции. Даже таким значимым разработчикам, как Oracle и Microsoft, грозит верная гибель от новых компаний — вроде разработчика и поставщика облачных услуг Salesforce.com и операционной системы Android, учитывая, что Google владеет основным производителем сотовых телефонов. С приобретением Motorola Mobility баланс сил неизбежно изменится в пользу Google.

В некоторых областях, связанных в основном с реальным миром, например, в нефтегазовой промышленности, революция ПО даст шанс уже существующим компаниям. Результатом применения новых идей во многих отраслях станет появление новых стартапов, которые безнаказанно захватят существующие отрасли. Следующие десять лет развернется грандиозная битва действующих компаний и новых компаний-выскочек. Австро-американский экономист и социолог Йозеф Шумпетер, популяризатор понятия «креативное разрушение», будет очень доволен.

Такое развитие событий позитивно скажется на американской экономике, несмотря на то, что многие в этом могут засомневаться, наблюдая за скачками пенсионного фонда за последние несколько недель. Неслучайно большинство крупнейших технологических компаний, включая Google, Amazon, eBay и многих других, являются американскими. Сочетание важных исследовательских институтов, охотно идущего на риск бизнеса и договорного права не имеет себе равных больше нигде в мире.

Однако некоторые трудности все же существуют. Во-первых, новые компании сталкиваются с серьезными экономическими препятствиями, которые не существовали в относительно спокойные 90-е годы. С другой стороны, те компании, которые все же преуспевают в такой ситуации, становятся более сильными и выносливыми. При стабилизации экономики лучшие из этих новых компаний будут расти еще быстрее.

Во-вторых, людям как в Америке, так и во всем мире не хватает знаний и навыков, необходимых для работы в новых компаниях, порожденных софт-революцией. Все компании, в которых я работаю, постоянно ищут новых талантливых сотрудников. Квалифицированные компьютерные инженеры, менеджеры, маркетологи и продавцы Кремниевой долины могут претендовать на десятки престижных и хорошо оплачиваемых вакансий, в то время как уровень безработицы и неполной занятости в стране зашкаливает. Проблема усугубляется тем, что сотрудники многих существующих отраслей скоро окажутся за бортом революции и не смогут уже работать в своих областях. Единственный выход из ситуации — это образование, которое необходимо серьезно модернизировать.

Наконец, в-третьих, компании должны доказать свою значимость. Они должны построить сильную культуру, научиться радовать своих клиентов, заявить о своих конкурентных преимуществах и конечно же доказать свою все возрастающую ценность. Никто не говорит, что построить быстрорастущую компанию, основанную на программном обеспечении, в установившейся отрасли просто. Это практически невыполнимо.

Но давайте не будем постоянно сомневаться в их возможностях, а постараемся понять, как работает новое поколение технологических компаний, постараемся оценить открывающиеся широкие возможности для бизнеса и экономики и решить, что мы можем совместно предпринять, чтобы увеличить количество новых инновационных технологических компаний, созданных в США и других странах мира. Я уже знаю, куда вложу свои деньги.