© James Turrel

© James Turrel

Медийная архитектура, геопространственный рассказ, роботы и искусственный разум, интерактивная среда и оптические инсталляции — все это популярные тренды в искусстве, которое все более выходит за рамки различных жанров. T&P и MasterCard собрали все самые интересные идеи для искусства будущего.

Искусство будущего будет называться гибридным — использующим новейшие достижения науки и технологий. Деятели гибридного искусства работают в разных жанрах и дисциплинах, используя достижения биологии, физики, информатики, исследований в области искусственного интеллекта и визуализации информации.

Гибридное искусство выходит за рамки различных жанров, оно объединяет искусство и научное исследование, социально-политическую направленность, поп-культуру. Границы между живописью, скульптурой, инсталляцией, кино и перфомансом оказываются более размытыми. Появляются новые направления: медийная архитектура, геопространственный рассказ историй, использование роботехники и искусственной жизни.

Один из самых известных представителей гибридного искусства — Джеймс Тарелл — художник, работающий со светом и пространством. Тарелл имеет степень в области экспериментальной психологии, и его произведения — это и есть тот междисциплинарный, гибридный проект, объединяющий психологию восприятия, физику света и искусство.

Среди других художников, работающих со светом, — Лео Вильяреал. Его произведения напоминают метеоритный дождь, звездное небо и закатные солнечные лучи. Этот лайт-артист любит повторять, что его искусство зависит от технологий, но не сводится к исключительно к ним.

В студии Architects of Air создают огромные интерактивные скульптуры, которые позволяют увидеть свет и цвет по-новому. Проект Luminaria — это гиганские тоннели, которые занимают до 1000 квадратных метров, наполненные взаимодействием светом и геометрии. Изменчивый внешний рельеф скульптур порождает уникальный для каждой точки тоннеля световой опыт.

Крис Левин — еще один световой художник, известный прежде всего первым голографическим портретом Елизаветы II, с помощью которого он пытался примирить традиции и современность. Художник работал для самых разных клиентов: от ювелиров Swarovski (для которых создал самый большой в мире кристалл) до Британского совета (инсталляции в токийском офисе).

Голографическими изображениями также много и плодотворно занимаются в проекте Musion. Cамая известная их работа связана с появлением анимационных персонажей Gorillaz на сцене.

Все больше и больше художников работают в жанре световых инсталляций: этим, например, занимается проект United Visual Artists, сосредоточенный преимущественно на аудиовизуальных инсталляциях и плотно сотрудничающий с музыкантами.

Художник Джейсон Бриджес уделяет большое внимание интерактивности проекта: Лондонский туман и световые подушки можно потрогать, освещение вдоль Темзы меняется в зависимости от того, куда ветер дует, а по стенам станций метро гуляют тени.

По-настоящему интерактивными аудиовизуальные инсталляции становятся в работах Масато Тсутсуи, где с помощью айпада можно менять цвета и паттерны проекций.

В направлении аудиовизуальных инсталляций работает и Аарон Коблин, творчество которого посвящено влиянию информации и технологий на общество. Особенно известны его работы, посвященные визуализации данных: как часто отправляют смс в Амстердаме, с кем разговаривают жители Нью Йорка, как выглядят траектории самолетов, летающих над Америкой.

Вдохновленный исследованием искусственного интеллекта и достижениями синтетической биологии, художник Филип Бизли создает инсталляции с интерактивной средой высокой сложности. Самая известная из них — Hylozoic Series — заняла первое место на конкурсе Art and Artificial Life VIDA и недавно побывала в Москве.

С высокими технологиями и интерактивной средой взаимодействует и Балинт Балиго — скульптор и дизайнер, ученый и изобретатель. Он конструирует кинетические машины, которые создают произведения искусства. Работа кинетических машин опирается на свойства нитинола — вещества, по своим свойствам напоминающего мускулы: нитинол сокращается при движении, а также под действием высоких температур.

В оптических инсталляциях участвуют бокалы для вина, зеркала и лазерные лучи порождают северное сияние, а роботы рисуют гигантские картины в духе Поллока. Граница между наукой и искусством кажется здесь совсем незаметной.