Иллюстрация: Максим Чатский

Иллюстрация: Максим Чатский

Такое было почти с каждым — оказываешься однажды в незнакомом городе, поворачиваешь за угол и вдруг в удивлении понимаешь, что ты тут уже был. Дежавю — крайне распространенное явление.

Хотя дословно déjà vu (fr) переводится как «уже видел», оно может быть вызвано не только зрительными ассоциациями, но и звуками, запахами и любыми смешениями этих чувств.

Статистически дежавю чаще встречается у людей до тридцати, а также у творческих людей. О нем писали Диккенс, Толстой, и конечно же Пруст в своем opus magnum «В поисках утраченного времени». Нельзя забыть, конечно, и Iron Maiden

Работа нашего мозга — и памяти в том числе — вещь очень сложная для изучения, в первую очередь ввиду сложности процессов, происходящих там. Отчасти поэтому теорий, объясняющих это явление, огромное количество (я насчитал пару десятков). Но все же есть несколько общих мест.

Очень часто дежавю бывает вызвано нарушениями в работе лобной доли головного мозга. Они могут быть самые разные, от эпилептических припадков до банальных травм. Так, прямо перед припадком больные эпилепсией очень часто ощущают сильнейшее чувство дежавю. Это, конечно, сразу отсекает весь поток чуши про «вещие сны»,«прошлые жизни», «разговоры с духами» и прочие ужасно распространенные мистические объяснения. Если для того, чтобы вспомнить опыт из своей прошлой жизни, тебе достаточно покрепче удариться лбом о стену, то я бы не очень доверял такому опыту.

Но это люди с физическими нарушениями в работе мозга. Дежавю крайне распространено и среди вполне здоровых людей. Что же происходит в этом случае?

Самое простое объяснение дежавю: мы сами себя обманываем. Крошечный кусок новой сцены перед нами: тон штукатурки на стене, дрожащий блик от зеркала, запах из окна — вдруг оказывается точно таким же, как в одном из наших прошлых воспоминаний. И наш мозг ошибочно работает по схеме «раз этот маленький кусочек я уже видел (чувствовал), то и все остальное вокруг я уже видел».

Гиппокамп — удивительный отдел мозга. Он отвечает и за память, и за ориентацию в пространстве. Мы активно его используем, когда ищем путь куда-нибудь. Этот отдел увеличен у таксистов, и чем он опытнее, тем гиппокамп больше, так как им важно держать в голове всю карту города.

Другое крайне элегантное объяснение звучит так: мы видели эту улицу полсекунды назад, а вспоминаем как далекое прошлое. Мы окидываем улицу взглядом, мозг тут же отправляет этот образ на склад нашей памяти, но вместо того чтобы положить его на полку с пометкой «пол секунды назад», он путается и кладет образ на полку «полгода назад». Стоит нам еще немного посмотреть на эту улицу, как ее же образ всплывает в нашей голове, но с неправильной маркировкой: на нем стоит штамп «полгода назад», а должен был бы «полсекунды назад» — и нас охватывает состояние дежавю.

Для этого объяснения существует и его противоположность, высказанная учеными из MIT: мы реагируем не на маленький вспомнившийся нам объект на улице, а, наоборот, мы вспоминаем похожее расположение объектов. Красная машина в тени под деревом, за ней зеленая вывеска — и вот мы ощущаем дежавю. Информация подобного рода — это так называемые «mental maps», или пространственные карты, которые мы держим у себя в голове, — хранится в гиппокампе, специальном отделе мозга. И дежавю возникает, согласно этой теории, когда свежая пространственная карта вдруг наслаивается на похожую старую.