В 2011 году вышли две очень важные книги о советской архитектуре: альбом фотографий редактора французского Citizen K Фредерика Шобена и «Высотные здания сталинской Москвы» историка архитектуры Николая Кружкова. T&P изучили другие не менее важные издания, связанные с советской архитектурой.

Селим Хан-Магомедов, «Архитектура советского авангарда»


Капитальный труд знаменитого искусствоведа и историка архитектуры Селима Омаровича Хан-Магомедова о советской авангардной архитектуре 1920-х годов до сих пор остается главным исследованием этого периода. Архитектурный критик Григорий Ревзин назвал книгу Хан-Магомедова библией отечественного авангарда. В ней собрана буквально вся информация об истории развития архитектурного процесса этого периода: деятельность ключевых объединений, организация творческих мастерских и вузов, анализ основных направлений и, главное, исследование социальных процессов, позволивших претворить в жизнь новые идеи и формы, господствовавшие вплоть до начала 30-х годов — резкого поворота в сторону сталинского классицизма.

Николай Кружков, «Высотные здания сталинской Москвы. Факты из истории проектирования и строительства»


Главными символами пришедшего на смену авангарду сталинского ампира являются, конечно, московские высотки. В начале 2011 года в издательстве «Водолей» вышла книга Николая Кружкова «Высотные здания сталинской Москвы», посвященная истории строительства зданий, без которых сегодня совершенно невозможно представить Москву. Кружков систематизирует уже известные факты из истории проектирования и строительства, снабжая их собственными выводами и интересными деталями. Например, находит для каждой высотки американский прототип или подробно описывает проекты двух так и не построенных высотных зданий — Дворца Советов и Административного здания в Зарядье. А еще не гнушается развенчивать мифы, связанные со строительством высоток: например, места для расположения высотных зданий вопреки легенде все-таки не выбирались астрологами Сталина сообразно планам проведения мистических ритуалов по оживлению вождя после его смерти.

Феликс Новиков, Владимир Белоголовский, «Советский модернизм. 1955-1985»


1955 год — очередной переломный момент в советской архитектуре. Господствующий с начала тридцатых сталинский классицизм снова уступает место модернизму, а высотные, утверждающие вертикаль власти постройки — шаблонным панельным домам, которые впоследствии станут символом некоего архитектурного кризиса и в то же время умелого использования заветов конструктивизма. Сборник Новикова и Белоголовского, снабженный многочисленными иллюстрациями, восстанавливает пробелы в изучении и осмыслении архитектурного наследия того периода и даже помогает найти красоту во многих, казалось бы, совершенно ее лишенных объектах и постройках.

Борис Кириков, Маргарита Штиглиц, «Архитектура ленинградского авангарда»


Если московский авангард — во многом благодаря исследованиям Хан-Магомедова — изучен довольно подробно, то совсем по-иному обстоит дело с авангардом ленинградским. Возможно, это объясняется тем, что ключевые архитекторы все-таки работали в Москве, и московский авангард более радикален, а поэтому — более знаменит. Историки архитектуры Кириков и Штиглиц хоть и не написали библию авангарда, но все-таки предприняли попытку его систематизировать, по-новому взглянули на некоторые постройки и привлекли внимание ко многим архитектурным памятникам, находящимся сегодня в весьма плачевном состоянии. Например, мясокомбинату имени Кирова, отмеченному золотой медалью на парижской Всемирной выставке 1937 года.

Фредерик Шобен, «СССР: фотографии космических коммунистических конструкций»


Редактор французского Citizen K Фредерик Шобен объездил все бывшие республики Советского Союза и собрал уникальную коллекцию фотографий архитектурных построек последнего, четвертого периода советской архитектуры. Киевский крематорий, санаторий «Дружба» в Ялте, Дворец бракосочетаний в Тбилиси и многие другие сооружения, построенные с начала 1970-х до конца 1980, когда в архитектуре не было господствующего направления и общепринятого канона, только реализация самых смелых и причудливых проектов, ориентирующихся то на стилистику космических тарелок, то на немецких экспрессионистов.

Владимир Паперный, «Культура Два»


История архитектуры — не просто сфера интересов искусствоведов, это, возможно, даже в первую очередь, отражение господствующих в обществе и государстве культурных и социальных ценностей. Книга культуролога и искусствоведа Владимира Паперного, написанная еще в начале 1980-х годов и с тех пор несколько раз переиздававшаяся, — одна из важнейших работ всего позднесоветского периода, в которой через пару «авангард — сталинское искусство» (Культура Один и Культура Два) объясняется и наше государственное устройство, и общественное сознание, и пути развития искусства. Их чередование, о котором как раз и пишет Паперный, позволило критику Григорию Ревзину сделать вывод, что в этой работе зафиксирован «миф о вечном возвращении сталинизма» — главный миф позднесовестской интеллигенции.