Студенты, которые учатся в других странах, рассказывают, в чем разница между образованием в России и за границей.

Леонид Слонимский, 24 года


— Где, чему ты учился, как долго?

— Я целый год учился по программе постдипломного архитектурного образования в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Она называется [Master of science in advanced

architectural design](http://www.arch.columbia.edu/school/section/programs/master-scienceadvanced-architectural-design). Программа очень интенсивная, включает три семестра. Вместе со мной учились ребята лет тридцати, у них, как правило, уже было высшее образование и опыт работы.

— Какие воспоминания у тебя остались от учебы в России?

— На мой взгляд, МАрхИ из-за чрезмерной консервативности и многих других проблем

находится в образовательном тупике. Но, в то же время, там есть очень хорошие и светлые преподаватели, на которых институт и держится (Евгений Викторович Асс, Юлий Николаевич Орса). Поучившись за рубежом, понимаешь, насколько сильно отстает институт во всех отношениях. Кроме разве что академического рисунка, который у нас на высоте до сих пор, хотя его чрезмерно педалируют, на мой взгляд. Отсутствие нормальной библиотеки, техники, должной педагогической подготовки — все это связано скорее не с отсутствием финансирования, а с какой-то зашоренностью и закрытостью нашей системы, коррумпированностью. Чем хорош капитализм и американская система — все поступают за собственные деньги, и когда студент не приходит на занятие или не делает домашнюю работу, он, по сути, обкрадывает сам себя. У наших же студентов и преподавателей зачастую не хватает ни мотивации, ни интереса. В Колумбийке существует система, по которой ученики могут оценивать педагогов, поэтому они стараются сделать свою программу более привлекательной для студентов.

— Есть ли плюсы у российского образования?

— Да, они заключаются в широте охвата обучения, да и те консервативные методы, которые у нас применяются, могут нести в себе положительные моменты. Так, например, во многих иностранных вузах начисто потеряна техника академического рисунка,

отмывки и так далее. Но в целом все нуждается в модернизации.

— Почему ты решил уехать учиться за границу?

— Мне показалось, что не стоит останавливаться на достигнутом. Тех знаний, теоретических и практических, которые я получил в нашем институте, было недостаточно. Вернуться и начать работать в России всегда можно, но пока ты молодой и у тебя есть время и возможности, нужно поездить по разным странам, изучить разные подходы в архитектуре, образовании и так далее.

— Как успехи?

Шохей Шигемацу (Shohei Shigematsu), директор OMA NY. В 35 лет был назначен партнером студии OMA, спроектировал расширение Whitney Museum в Нью-Йорке, здание Биржи в Шеньжене и башню Bicentenario в Мехико.

— Мне очень повезло: все три семестра я учился у очень интересных, совершенно разных преподавателей, у которых я научился чему-то новому, так же в плане технических вещей, компьютерных программ и так далее. В Америке после окончания обучения иностранным студентам предоставляется возможность целый год легально жить и работать на территории Штатов, ты можешь этим воспользоваться, а можешь уехать домой. После завершения программы мой последний преподаватель, генеральный директор ОМА в Нью-Йорке, пригласил меня к себе в офис, это главный показатель того, что я не зря провел время.

— Расскажи про своих преподавателей?

— У Колумбийского университета есть репутация и деньги. И он приглашает самых знаменитых и интересных преподавателей. При этом им не выдается какая-то единая программа: на курсе одни студенты могут проектировать небоскреб в Нью-Йорке, другие — провинциальный художественный музей в Китае, третьи — разрабатывать тему «Статистический опиарий», а четвертые будут работать над регенерацией промзоны в Барселоне. Каждый может посетить защиты проектов других групп, посмотреть разные подходы, масштабы, мнения — это очень сильно расширяет кругозор.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— В институте я проводил практически каждый день, в том числе и выходные. Он открыт для посещения 24/7, расписание студент составляет себе сам, выбирает предметы. Здесь каждому предоставляется свой компьютер и рабочее место, организация напоминает работу большого творческого офиса, где нет строгих правил, где ты днюешь и ночуешь, практически живешь там, поэтому можешь, например, спокойно смотреть футбол и пить пиво на своем месте.

Я жил достаточно далеко от института, приезжал рано утром, здесь же завтракал, потом была какая-нибудь лекция или семинар, а дальше сидишь до поздней ночи, работаешь. Здесь было весело, у нас был очень красивый кампус, можно было пойти поиграть во фрисби или в кино сходить. Было ощущение свободы, когда тебе предоставлены почти любые возможности для приобретения знаний. Перед отъездом в Нью-Йорк мой бывший преподаватель попросил сделать сообщение о процессе обучения за границей. Я в свое время успел опубликовать некоторые заметки на

сайте нашей группы.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получил в процессе обучения?

— В Америке есть такое понятие argument, которое можно перевести как позиция, суждение. В МАрхИ ты все делаешь по шаблону, по методичке, где тебе говорят в какой клеточке и что надо написать, в какую формулу какую цифру подставить и так далее. Здесь же, какой предмет ни возьми, самое важное — выразить свою концепцию, идею, по которой собственно и оценивается твой проект.

Второе — это исследование. Здесь это не просто что-то отвлеченно теоретическое, оно

обязательно идет в связке с практикой. В институте есть самая большая в мире архитектурная библиотека, также тебе дают доступ к множеству самых разных компьютерных программ, помогающих сделать действительно сильное и интересное исследование. Еще сам город — Нью-Йорк — помогает: здесь столько всего можно для себя узнать, научиться — это было одной из причин, почему я выбрал именно Колумбийку. Опять же, в российском институте все исследования носят компиляционный характер, здесь — они служат основой для твоего будущего проекта и помогают сформулировать тот самый аргумент, свою позицию.

— Дорого жить и учиться?

— Образование и жилье оплачивалось с моей стороны, Колумбийский не предоставляет

иностранным студентам стипендии, для американцев есть только кредитная система обучения. Но если у тебя есть какие-то интересные идеи, то можно получить грант.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Сейчас я работаю над частным домом на Филиппинах, заказчик — очень интересный человек, коллекционирует искусство. Работа достаточно тяжелая, приходится трудиться практически каждый день. Перед сдачей проекта мы три недели работали без выходных до 3–4 часов ночи, в результате мы делаем какое-то колоссальное количество разных вариантов, макетов. В целом, работа очень интересная, здесь много ребят со всего мира, как в прочем и в Колумбийском.