25 человек все лето посещали курс фоторедакторов Ирины Меглинской. «Теории и практики» попросили шестерых продемонстрировать, чему они на курсе научились: организовать съемку самого себя в стиле любимого журнала.

Сергей Пацюк, 23 года, по образованию дизайнер

Эти фотографии могли бы проиллюстрировать материал в «БГ» о человеке, который оседлал архитектуру и живет на крыше. Этот персонаж из вредности и нон-конформизма пытается таким образом освободиться от несимпатичной ему системы. Такой современный аскет и одновременно инфоголик.

Что бы сказал арт-директор, принеси ему фоторедактор эти фотографии?
Юрий Остроменцкий, арт-директор журнала «Большой город»: «Сказал бы ОК».

Фотограф Иван Большаков. Он снимает отличные портреты на среднеформатную пленочную камеру. Мы вместе работаем в журнале «Еда». Съемку мы устроили на крыше Красного Октября. Для выбора места ключевым условием было наличие московских лендмарков. В качестве бутафории и декораций притащили палатку и интеллигентскую атрибутику. По ссылке можно посмотреть референсы к съемке.

На курс Меглинской я пошел, потому что она самый авторитетный для меня практик в области прикладной фотографии. Мне хотелось перенять немного ее опыта. Более энергичного человека, так лихо справляющегося со сложными многозадачными проектами, найти невозможно.

Практику я проходил в журнале «Афиша-Еда». Помимо того, что это лучший кулинарный журнал, «Еда» — оплот хорошего вкуса. Его читают даже люди, которым тема гастрономии не так интересна. Я и сам нахожусь в числе аудитории, которой журнал нравится как объект. Сейчас я работаю в «Еде», и мне очень комфортно в этой команде. Также с ребятами из школы Меглинской мы делаем несколько интересных проектов.

Татьяна Бекасова, 22 года, по образованию математик

Формат — журналы i-D, Dazed & Confused, Indie Magazine. Материал — интервью или статья на разворот. Сначала я сомневалась в результате, но потом наткнулась в последнем Dazed & Confused на несколько похожих портретов — и сомнения рассеялись. Честно говоря, картинка была в голове уже давно, так что предложение спродюсировать свой портрет наконец заставило меня ее сделать.

В техническом плане — ничего сверхестественного: красный свитер, я и фотограф. Снимок сделала Кира Штром, моя подруга. Она вообще-то не фотограф, учится на художника по костюму, но я доверяю ее вкусу.

Еще захотелось поэкспериментировать с формой подачи и вместо фотографии сделать иллюстрацию. Такой портрет уместно смотрелся бы в авторской колонке. Иллюстратора зовут Кирилл Хохлов, мы вместе учились в школе; еще в первом классе смотрела на его рисунки с обожанием.

Здорово, когда твоя команда — это твои друзья. Например, для объяснения хватает пары фраз вроде «Ну, такой портрет в стиле i-D на фоне белого неба в красном свитере» или «Обрисуй в своем стиле». Мне достаточно тяжело дать объективную оценку нашей работе, но и я, и Кира, и Кирилл довольны.

На курс я пошла, во-первых, из-за Ирины Меглинской. Учиться у нее — большая честь, она профессионал и, что очень важно, отличный преподаватель. Во-вторых, мне понравилось содержание курса. Фотография — самое главное в моей жизни; сколько себя помню, я всегда фотографировала. Знаете, есть такие фильмы, где мальчик и девочка меняются телами? А тут пришлось оценивать себя со стороны, смотреть на свою работу глазами фоторедактора, издателя, арт-директора. Это чертовски полезно!

Сейчас я все свое время провожу в редакции «Афиши», занимаюсь второй книгой Алексея Зимина «Еда. Кухня рынка» и продюсированием нового приложения для айфона. Это безумно интересно, плюс у них отличная команда, работать — одно удовольствие. Еще я фотографирую для «Теорий и практик», что тоже мне очень нравится. Я многому учусь у тех, с кем работаю, спасибо им!

Ольга Корсун, 24 года, по образованию японист

Вы смотрите на снимок и вы не видите там фоторедактора, но вы всегда чувствуете его присутствие так же, как и присутствие фотографа. Это метафора. За референс я брала все то, что творится у меня в голове. Если искать привязки к конкретному изданию, то, пожалуй, эта съемка отлично проиллюстрировала бы статью про молодых музыкантов в Dazed & Confused или запросто появилась в SUP. Но я, честно говоря, не ориентировалась на определенный источник, потому как одна из моих главных фоторедакторских супермиссий — создавать новый визуальный язык, а не копировать старые.

Съемка была очень простой: я и мой друг фотограф Никита Манин, плюс камера, плюс фонарик на его нокии, плюс промоплащ Coldrax из аптеки, плюс очки, спертые у кого-то на даче. У меня было единственное пожелание: «Никита, снимок должен выглядеть так, как будто ты возвращаешься вечером с работы и видишь кого-то непонятного в кустах; не понятен ни пол, ни возраст — ты просто выхватываешь камеру и фотаешь как можно быстрее». Этим мы и занимались: бегали вокруг костела на Китай-городе, потом забрались на гараж — там и произошел исторический снимок. Естественно, конкретно эти снимки «делает» жирный и неприкрытый постпродакшн. Получилось странно, немножко неадекватно, с юмором. Меня результат устраивает полностью.

Как-то я прочитала статью про Меглинскую, по-моему, на «Снобе», где автор писал, мол, вот Меглинская такая, что может и песню казачью запеть. По сути, я просто влюбилась в персонажа. Не хочется ударяться в патетику, но она тот человек, которому я обязана глобальным «поджопником», как она сама выражается. Этого я, в общем, и хотела. До курса я застряла в точке А, а сейчас я определенно в вожделенной точке Б.

Я проходила практику в журнале «Афиша», первым заданием было спродюсировать гид по московским кладбищам. Тема небанальная, и

проект масштабный: я сразу решила снимать с несколькими фотографами, потому как кладбищ было очень много. Больше всего понравились работы Кира Эсадова, который снимал в предложенной мной мрачной и мистической манере.

В качестве выпускного проекта я снимала лукбук для Саши Ульяновой — одного из предложенных группе Юлей Выдолоб молодых русских дизайнеров. Сашина одежда — просто пример красоты и адекватности среди плохо поддающихся описанию опусов прочих молодых талантов. Фотографировать я позвала Машу Демьянову. Мы не сговариваясь решили снимать не в студии, долго искали локейшн. Благодаря моим переговорным навыкам и Машиной улыбке нас пустили в один из павильонов ВДНХ.

Как референс мы взяли видео Blomqvist. Нас вдохновили пространство, игра архитектуры и геометрия, странная потерянная героиня, одержимая состоянием тяжелым и тревожным. Когда я увидела результат, я сразу поняла — мы сняли гомеровскую Пенелопу.

Маша Кушнир, 23 года, по образованию журналист


Мы долго думали о выборе формата. Фотограф Егор Слизяк предлагал сделать что-то в стиле i-D, а мне хотелось получить классический портрет. Остановились на The Gentlewoman, где все выглядит просто и невероятно стильно.

Мы долго выставляли свет, меняли фоны и одежду, но сложнее всего было позировать. Во время съемки я вспоминала всех этих уверенных в себе красивых gentlewomen, а после нее — раз и навсегда поняла, что мое место точно за кадром.

В Москве масса фотошкол, но я никогда не могла понять, чем они отличаются друг от друга и отличаются ли — отдашь ты деньги зря или получишь ценные знания. Мне было не так важно, будет ли это школа фоторедакторов или курс «Основы композиции», я шла туда, в первую очередь, из-за преподавателя.

Мы много говорили о современной фотографии, о состоянии мирового и российского рынков, молодых авторах, задачах фоторедактора. Наверное, мне было важно не столько получить технические навыки (работа с агентствами и т.д.), сколько представление о том, что фотография сейчас из себя представляет и куда движется. Мы смотрели и обсуждали проекты Стенли Грина, Олега Климова, Иры Поповой, Марго Овчаренко. Меглинская заразила нас идеей мультимедиа. Это то, чем интересно заниматься, то, что дает тебе огромные возможности. Я очень хочу, чтобы российские СМИ начали делать мультимедийные истории, как это делают Times, Guardian, New York Times и многие другие издания. Хочется, чтобы читатель стал и слушателем, и зрителем, а фотограф, соответственно, — журналистом и оператором.

Я проходила фоторедакторскую практику в OpenSpace, сейчас снимаю для сайта БГ и «Афиши», продюсирую материалы, например, репортаж из дома Наркомфина. Сотрудничество с Афишей началось благодаря школе, а точнее Оле Корсун, которая проходила там практику. Она предложила мне снять кладбища, фоторедакторам понравились фотографии, и они стали звонить время от времени с предложениями что-то для них снять.

Дмитрий Воинов, 22 года, по образованию специалист в области мировой политики

Снимать решено было в стиле Rolling Stone, и отправной точкой стала музыка, а не фото. Визуальный язык журнала складывается из образов артистов: как правило RHCP паясничают, Lady Gaga эпатирует, а Стинг — интеллигент. Несколько упрощенно, но оставляет поле для творчества, главное — выбрать амплуа. В музыкальном отношении мне ближе лаконичный стиль Эджа из U2, чем, скажем, забойные риффы AC/DC, отсюда и настроение снимка. Вот фотография, которую мы взяли в качестве отправной точки: студия, простая световая схема и честность — без позирования перед камерой.

Алексей Яблоков, арт-директор журнала Rolling Stone: «Такая фотография могла бы пойти в наш журнал, но скорее всего в какой-то новостной материал под обтравку и небольшого размера. Как обложечная, конечно, она не тянет: человек не смотрит в кадр и нет никаких эмоций; и как фотография на полосу она тоже слабовата. Технически и эстетически она была бы неплоха в каком-нибудь коллаже или если бы ей было не меньше лет тридцати и на ней был изображен действительно известный музыкант».

Евгений Кейзеров, фотограф, снимал на протяжении полутора часов, при этом все время мы были, по сути, в разных системах координат: я играл ту или иную композицию, настраивал эффекты, подпевал, в общем — был занят музыкой. Женя в это время менял объективы, искал ракурс и ловил тот самый «решающий момент». Дальше — едва ли не главное: поиск «точек пересечения», то есть удачных фото. Как только оптимальный вариант был найден, стало ясно, как его отретушировать. После кадрирования, перевода в ч/б и повышения контрастности фотография выглядит ровно так, как нам и хотелось: аккуратно снятая черно-белая карточка для иллюстрации биографического материала об артисте или интервью с ним.

Сразу понравилась программа школы: было заметно, что фоторедактирование — только повод для разговора. Так и вышло: школа отлично развивает не только в области фото и медиа. И если предполагаемая продолжительность лекции — час, дискуссия легко может идти все три (а то и больше!). Получается живое общение, интересное всем: и тем, кто знаниями делится, и тем, кто знания получает.

Курс — это, с одной стороны, стартовая площадка для тех, кто хочет стать фоторедактором, а с другой — отличная возможность для расширения кругозора. Сейчас я учусь в аспирантуре и работаю в оргкомитете «Сочи-2014». Я не проходил практику в изданиях, не связываю напрямую свою дальнейшую деятельность с фотографией, но нисколько не сомневаюсь в том, что этот курс был важен и полезен. Когда «выстрелит» в будущем — не знаю, но то, что бесследно не пройдет — это точно.

Вера Шувалова, 27 лет, по образованию дизайнер и микробиолог

Когда нет четких рамок, определиться довольно сложно. Поэтому нужна была тема, которая бы меня заводила. Грубо говоря, мне нужно было изобразить нимфетку. Полистала список контактов — фотограф Лера Микк, визажист Ашеко и директор студии Photoplay Алексей Лурье — мои друзья и творческие энтузиасты. Большое спасибо им за участие! С образом было так: сначала нарисовали мне красные губы, как у Доминик Суэйн, но выглядело это не по-набоковски, а предельно порочно. Все стало на свои места, когда помаду стерли. Еще был смешной момент с мужчиной, а точнее — мужской рукой. Я оставила поиск «жертвы» на день съемок. «Рукой» был выбран некий Жора, работник студии нетворческой профессии. Засмущался он от всего этого, конечно, страшно.

Фотография иллюстрирует эпизод из жизни Романа Полански — обвинение его в изнасиловании в 1977 году несовершеннолетней девушки. В 2009 году его арестовали в Швейцарии, куда он прибыл на кинофестиваль за наградой, — неоднозначно наградили. Думаю, это могла бы быть обложка для Dazed & Confused со статьей об этом случае или интервью с самим Романом. Полански прекрасен, его бы не смутила прямолинейность моего портрета.

Я прочла интервью с Меглинской на T&P и оказалась под впечатлением от ее вовлеченности, в положительном смысле заразилась идеей. Ну и без любви к фотографии не обошлось, разумеется. Не могу сказать, что собиралась менять род деятельности после курса, все-таки я слишком люблю дизайн. Но меня заинтересовала идея, а это большая ценность. В качестве направления в работе фоторедактора я выбрала фэшн. Итогом стала съемка коллекции одежды Лены Маштаковой. Образы придумались дерзкие, постпродакшн будет таким же. Думаю, готовый материал можно было бы напечатать в «Хулигане» или Vice.

Занимаюсь графическим дизайном. В идеале, мне бы хотелось работать в той же сфере с возможностью применения полученных на курсе знаний. Практику не проходила.