Профессор кафедры литературно-художественной критики МГУ, лингвист и писатель Владимир Новиков стал автором «Словаря модных слов» — первого в России опыта научно-художественного описания современной речевой моды. О том, как слова приходят в язык, какова средняя продолжительность их жизни, почему слово «пиар» скоро умрет, а «быдло» умрет нескоро — исследователь рассказал в интервью «Теориям и практикам».

— Почему возникает речевая мода? И как те или иные слова становятся модными?

— Тут действуют два фактора. Один — желание выделиться, другой — склонность к подражанию. Еще в 1772 году мой исторический однофамилец Николай Иванович Новиков начал «Словарь модного щегольского наречия». Но успел написать только статьи на буквы «а» и «б». Например, там есть заметка о междометии «ах», которому в наше время, пожалуй, соответствует выражение «я в шоке». Над словом «бесподобно» он еще посмеивался, но сколькими уже словами сменилось это «бесподобно»? «Клево», «круто» и так далее. Это неизбежный процесс обновления. Какое-то модное слово задерживается в языке, какое-то теряет свою модность. Иногда просто слово уходит, забывается. Так что, как по словарю в журнале «Живописец» мы можем что-то узнать о языке XVIII века, так «Словарь модных слов», может быть, расскажет следующим поколениям о том, как говорили в начале века XXI.

— Как вы отбираете слова, которые можно включить в словарь?

— Я включаю такие слова, к которым у меня отношение как к живым людям. Слова-персонажи, слова с вызовом. В первом издании «Словаря» было 70 слов, во втором — сто. Сейчас — 136 слов. У меня уже идет конкурс претендентов, и на намеченные 14 мест претендует вдвое больше слов. Я стараюсь не работать на бывшую моду. Не включаю слова, которые когда-то были модными давно — такие как «чувак» или «чувиха». Я заглядываю вперед.

**Толкование междометия «Ах» в «Словаре модного щегольского наречия»:** «Прежде сие словцо изъявляло знаки удивления, сожаления и ужаса. Первое его знаменование было всем полезно: старики показывали им свою досаду и удивление, любовники свою страсть, а стихотворцы более всех употребляли его во свою пользу, наполняя почасту одними ахами целое полустишие. Но щеголихи всех их лишили сего междометия, переменив его употребление. В их наречии ах большею частию преследуется смехом, а иногда говорится в ироническом смысле — удивительный и ужасный ах переменился в шуточное восклицание».

— Из каких сфер приходят модные слова?

— Есть разные источники. Барнаульская лингвистка Любовь Борисовна Парубченко написала рецензию на мой «Словарь модных слов» и указала там несколько источников: старые слова в новых значениях; жаргон, который все увереннее входит в язык; наконец, те слова, за которыми стоят новые явления. Ну, к примеру, слово «конкурентоспособный». При советской экономике такого слова не могло быть, оно появилось после перестройки. Громоздкое, тяжелое, но необходимое. Потому что актуально само понятие. Критерий модности приложим не столько к языку, сколько к речи, к нашему речевому поведению. При помощи модного слова говорящий стремится высказаться оригинально, привлечь к себе внимание. Модный — понятие комплексное, в значительной степени эмоциональное. Со строго научной точки зрения недоказуемо, модно данное слово или нет.

Есть среди модных слов слова-паразиты. Первейшее из них — «блин», который надо просто вытравливать из речи.

— Если в языке очень большой процент модных слов, о чем это говорит, с точки зрения социологии, политики, экономики?

— В речи молодежи модных слов особенно много. Я условно выделяю в разговорном языке три группы. Во-первых, благородный язык (синоним «интеллигентный»). Во-вторых, богемный язык — количественно небольшой, но важной группы людей — их речевое поведение оправдано профессией. В-третьих, язык плебейский (или мещанский), к сожалению, все более распространенный.

С модными словами нужно обращаться осторожно. У Бахтина есть понятие «чужое слово». Когда я употребляю модное словечко, я осознаю, что для меня оно чужое, добавляю оговорки: «как говорят теперь» или «как сейчас модно говорить». Мое внимание привлекла декларация одной новой литературной премии: дескать, она поддерживает «новые тренды в литературе». Манерно звучит. Я бы так никогда не сказал своим студентам на лекции. Новые течения, тенденции — собственно, таково значение английского слова «тренд». А в русском языке «тренд» — это всего лишь престижное украшение. Часто, когда нет новых мыслей, пользуются модными словами. А почему бы не сформулировать кредо премии примерно так: «поддерживается динамичная проза с запоминающимися характерами» — вот это был бы конкретный критерий отбора и оценки. А модные «тренды» можно углядеть где угодно, такой модной ленточкой можно перевязать любое сочинение.

Модные слова — это слова, в которых внешнее преобладает над внутренним. Это «понты» — есть такое слово. Понты есть везде: в молодежном общении, в быту людей литературы и искусства. Конечно, бывают ситуации, когда модное слово уместно. Это может быть и публичное выступление, и кулуарный разговор, и научная дискуссия, и дружеская пирушка.

Игра модными словами может быть оправдана иронией, когда мы над ними немножко посмеиваемся. Словарь мой носит в значительной мере игровой характер и рассчитан на людей с чувством юмора. Я к языку призываю относиться творчески. Даже если мы что-то одобряем или осуждаем в языке, не стоит быть слишком категоричными лишь потому, что не нравится то или иное слово. Мне коллега из Америки писал, что ему неприятно выражение типа «кто-то где-то там востребован». Но он просто давно живет вне нашей речевой среды. Слово «востребован» вступает в противоречие с тем языком, который он вывез с собой, когда эмигрировал. Мне тоже это слово не нравилось, но деваться некуда, и я его включил в словарь. «Этот артист сейчас очень востребован» — так говорят, так пишут. Я сам так не скажу, но не будем навязывать другим своих речевых вкусов. Сфера моды — это сфера свободы.

Почему я собственно говоря, слежу за модными словами? Это динамика жизни. Мне так интересно жить. Я не столько осуждаю или одобряю, сколько слежу за процессом.

— Почему вы считаете, что слово «пиар» скоро уйдет из активного лексикона?

— Тут есть разные точки зрения. Моя позиция состоит в том, что очень опасно чрезмерное расширение значения слов. Во-первых, совершенно забылось изначальное значение слова — public relations. Во-вторых, оно слилось с понятием рекламы, к которой все относятся с подозрением. А ведь в целом, эта сфера изначально вполне нормальная и достойная — в любом деле неизбежны публичные контакты.

Слово «быдло» изначально было западнославянским и образовано того же корня, что и глагол «быть». Первоначальное значение (сохранилось в чешском bydlo) — «бытие, состояние, местопребывание». Позже в польском bydło развилось значение «жилище», затем «собственность, имущество», а с XIV века — «домашний скот», которое приобрело переносное значение — «люди, приравниваемые к скоту». Отсюда и современные русские значения.

Вот я прихожу на выставку в Дом фотографии Ольги Свибловой. И всем там наливают коньяк Hennessy. Потому что таковы public relations этой коньячной фирмы. Французские виноделы хотят, чтобы люди еще больше уважали их торговую марку, поэтому откупоривают свои бутылки на выставке фотографий. Это хорошее дело — взаимодействие бизнеса и культуры. А у нас слово «пиар» приобрело негативное значение. Певица безголосая кричит во время какого-то ток-шоу: «Я сейчас расскажу про то, как меня бил муж». И при этом оговаривается: «Это не пиар». Вот настолько это слово стало лицемерным. Человек, занимаясь саморекламой, заявляет: это не пиар. В итоге слово перегружено побочными значениями.

— Какое слово можно назвать сегодня самым модным?

— Это очень горький вопрос. Было такое вполне нейтральное слово «быдло». Так назывался рабочий скот. А потом оно стало ругательством. «Быдлом» называют бедных людей, тружеников. Называют те, кто ездят в иномарках, живут на Рублевке. Но у масс возникает протест, и они отвечают тем же: «Нет, это не мы, а вы — быдло». И вот сейчас журналисты говорят: быдловизация страны. Получается так, что одно быдло другому быдлу диктует, как жить, а те, кто не хочет быть быдлом ни в каком смысле, остаются, к сожалению, в меньшинстве. Вот что грозит стать самым модным словом 2011 года. Потому в этом году я не припомню никаких позитивных событий — таких, которые бы породили хорошее слово. Но говоря это, я все же надеюсь, что некрасивое слово скоро из языка уйдет.