Философия мобильного телефона, страх старости в мире куклы Барби, психологические эффекты униформы и приключения мороженого — в подборке книг, посвященных исследованиям культуры повседневности.

Мишель Пастуро, «Дьявольская материя, или история полосок и полосатых тканей»


Французский историк-медиевист Мишель Пастуро исследует, как оказалось, крайне загадочную и противоречивую материю — ткань в полоску. Он рассказывает о том, как в разные эпохи появлялись практически противоположные значения полосок. В Средневековье полосатая одежда воспринималась как возмутительная или даже дьявольская — в ней ходили шуты, палачи и прокаженные, и даже полосатые животные считались греховными. В эпоху Возрождения полоски стали одним из праздничных символов, а также несли значения разнообразия и богатства возможностей. Отдельными, довольно сложными значениями всегда обладали полоски в геральдике. В современной культуре, считает Пастуро, смешались все смыслы полосок из прошлых эпох: есть полоски, сохранившие те самые «дьявольские» ассоциации, например, полосатая одежда заключенных; а еще полоски, сигнализирующие об осторожности, это «зебра» и другие элементы дорожного движения; полоски, связанные с гигиеной, ведь один из классических принтов постельного белья — это как раз полоски, и, конечно, полоски остались обязательным атрибутом униформ и флагов.

Дженнифер Крейк, «Краткая история униформы»


Профессор Австралийского университета Дженнифер Крейк представляет солидное и остроумное исследование униформы. Эта книга дает представление о той роли, которую играет форма одежды в мировой культуре — в жизни военных, спортсменов, чиновников, даже рок-музыкантов и проституток. Крейк представляет униформу как специфичный культурный код, который определяет развитие личности человека в том или ином направлении; таким образом, форменные костюмы стюардесс, поваров или монахов влияют на своих владельцев не меньше, чем ритуальные наряды на североамериканских индейцев. Первое появление армейской униформы, дизайнерские разработки формы профессиональных спортсменов и отмена школьной формы, движение скаутов и женское общество «Синие чулки» рассматриваются Крейк как значимые события в истории моды, политике и социальной психологии. Ценность этой книге придает и подробная библиография, а значит, заинтересовавшись темой, можно начать и собственные исследования в истории моды.

Игорь Богданов, «Лекарство от скуки, или история мороженого»


Петербургский историк Игорь Богданов посвятил свое исследование истории мороженого. Мороженое появилось в Китае и оттуда начало свое путешествие в Италию, а затем в Германию и Францию. Рецепты крались и выпытывались, а некоторым поварам за разглашение грозили смертной казнью. В «Лекарстве от скуки…», конечно, описаны и «занимательные» факты, типа любимых сортов мороженого Гиппократа, Екатерины Медичи и Джорджа Вашингтона, или истории о том, как в США мороженое появилось из-за избытка сливок на одной из ферм, а в России — после разгрома Наполеоновской армии; но большую часть книги составляет культурологическое исследование мира вокруг мороженого — о дизайне столовых приборов и фарфоровой посуды, о рекламе мороженого, изобретении холодильника и автоматов по продаже эскимо, а также о рок-группе и кинофильмах, мороженое прославляющих. Приятными приложениями являются антология стихов и прозы, посвященных мороженому, и коллекция необычных рецептов — например, мороженого из черного хлеба с тмином.

Линор Горалик, «Полая женщина: мир Барби изнутри и снаружи»


Писательница исследует историю самой популярной куклы и называет ее «зеркалом западной цивилизации». Любое из событий в мире вечно юной Барби, (например, запуск новой коллекции), является верным, хоть зачастую и морально сомнительным, отражением самых острых и болезненных проблем современного общества: гендерное самоопределение и отношения полов, глобализм, этническая рознь, страсть к потреблению, двойственное отношение к инвалидам, сексуальная либерализация, страх старения и смерти.

Из книги можно узнать о том, что прототип Барби — кукла Лилли, 3D-версия героини немецкого комикса «для взрослых»; о том, что многие дизайнеры свои первые платья сшили на Барби, и о том, чем живет мир коллекционеров и мир фанатов. Почему Барби — символ глупости, шаблонности, женственности, престижа и совершенства одновременно. Чем объясняется совершенно искренние преданность или ненависть к кукле. Также из исследования можно узнать о фольклоре про Барби и о Барби в акциях современного искусства. Кстати, а вы слышали, что Барби и Кен уже 7 лет как в официальном разводе?

Маурицио Феррарис, «Ты где? Онтология мобильного телефона»


Итальянский философ Маурицио Феррарис в своей книге вводит новую философскую категорию — «бытие-у-мобильного». Бытие-у-мобильного заключается в том, что абонент воспринимается как единое целое со своим телефоном, и фраза «абонент временно недоступен» воспринимается не как отсутствие сигнала аппарата, а как отсутствие самого абонента в пространстве и времени. Поэтому вопрос «Ты где?» значит больше, чем уточнение места: он удостоверяет наличие абонента в мире. Но помимо философских рассуждений в книге Феррариса есть множество остроумных замечаний о том, как мобильный телефон изменил современное общество. Например, в городе больше не нужны специальные места для встреч; чувство неловкости и вины всегда возникает, если мобильник отключен или забыт дома; и, конечно, многим сюжетным ходам в кино и литературе пришлось поменяться, ведь теперь герои всегда могут позвонить, чтобы уточнить информацию или предупредить об опасности. «Доктор Живаго, имей он возможность позвонить Ларе по мобильному, не погиб бы!» — сокрушается Феррарис о том времени, когда мобильный телефон еще не был изобретен.