Студенты, которые учатся в других странах, рассказывают, в чем разница между образованием в России и за границей.

Марина Скепнер, 31 год


— Где, чему ты учишься, как давно?

— Начнем с того, что учеба не была целью моего приезда в Черногорию. Просто наша семья решила переехать поближе к морю, а потом уже выяснилось, что можно организовать и учебу. Сейчас я учусь на четвертом курсе Художественной академии Черногории. Формально диплом бакалавра тут получают уже после третьего, а четвертый год — это уже специалист. Потом можно пойти в магистратуру, но так как академия поддержала Болонскую систему, можно подать документы в университет какой-нибудь другой европейской страны.

Перевестись оказалось несложно. Еще в Москве я попросила выдать мне академическую справку (список всех пройденных предметов, с часами и оценками), этого оказалось достаточно. Собственно, перевестись оказалось легче (с бюрократической стороны), чем поступить — при поступлении необходимо перевести диплом или аттестат, а потом подтвердить его в Министерстве образования, а тут ничего такого не требовалось. Администрация просто изучила список предметов, и мне сказали, что именно мне зачтут, а что нужно будет досдать.

Занятия у нас идут на черногорском, но он все-таки похож на русский, и к тому же, это все-таки не экономика, тут все гораздо конкретнее, необходимый минимум терминов запоминается очень быстро.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— До переезда я два года отучилась в Суриковском институте. Воспоминания в целом хорошие, уровень подготовки там гораздо выше, но, с другой стороны, нет такой свободы, как здесь.

Более высокий уровень подготовки, я думаю связан с тем, что в России совсем другая система художественного образования. В институт редко поступают после школы, обычно заканчивают училище, да и сами художественные школы у нас сильнее. Зачастую абитуриенты — уже готовые художники. Здесь же училищ нет, есть специализация в старших классах, но и там упор делается не на академизм, а на креативность.

— Где ты сейчас живешь?

— Я живу дома, причем в другом городе: академия находится в Цетинье, а наш дом в Тивате. Дорога занимает около часа, но примерно столько же я тратила на дорогу из Суриковского домой — стояла в пробках. Снять квартиру или студию в Цетинье не проблема. Городок маленький, но там же находятся Театральный факультет и консерватория, так что студентов очень много, и много ориентированного на них жилья. С общежитием сложнее — попасть в него иностранцу практически невозможно. Вам говорят, что примут у вас заявление только после того, как будут размещены все черногорские студенты, но к этому моменту свободных мест уже не остается.

— Над чем ты сейчас работаешь?

– Сейчас я нахожусь в процессе подготовки к диплому: в конце года надо защищаться, а я даже не знаю, какую работу или серию работ буду делать. Идей много, но надо выбрать что-то одно, и пока я пробую разные варианты.

— Как успехи?

— Про успехи пока говорить рано, но в целом мной тут все очень довольны — черногорские студенты намного более расслаблены, на их фоне наши соотечественники выделяются работоспособностью.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

– Процесс обучения на четвертом курсе существенно отличается от того, что было в первые годы обучения. У меня есть ателье, я приезжаю туда с утра (или когда мне удобно) и целый день занимаюсь тем, что мне интересно: пишу, рисую.

В Цетинье расположены старейшие библиотеки Черногории, где хранятся старинные книги и документы огромной исторической ценности. Древнейшая из них — библиотека Цетинского монастыря, ведущая свою историю с момента основания города. Здесь хранятся 75 кириллических рукописных книг, 4 инкунабулы и множество старинных литургических книг.
Кроме того, могу заниматься графикой или, скажем, керамикой — соответствующие мастерские и оборудование тоже в нашем распоряжении. Несколько раз в месяц бывают лекции, два раза в неделю приходит профессор живописи и мы обсуждаем ход работ.

На первом курсе программа совсем другая. Начнем с того, что первые два года студенты всех отделений (живопись, графика, скульптура, дизайн) учатся вместе, программа — условно академическая, то есть это постановки с одной или несколькими моделями, но разбита на блоки: блок рисунка, блок живописи, блок скульптуры. Каждый блок длится три-четыре недели. Три недели все студенты целый день рисуют, потом три недели лепят голову из глины, потом три недели знакомятся с графическими техниками. Есть фотография, наброски, теоретических лекций тоже намного больше. В Суриковском же с самого начала предполагается специализация: живописцы занимаются только живописью и рисунком. Так что мне было интересно попробовать себя в скульптуре, графике и фотографии.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— За время обучения здесь я стала писать намного свободнее, это здорово.

— Дорого жить и учиться?

— Обучение для иностранцев платное, 1000 евро в год. А в общем, цены гораздо ниже: как ориентир, чашка кофе в Цетинье стоит в среднем 50 центов. Квартиру можно снять за 200 евро, студию — за 100.

— Планируешь вернуться?

– Возвращаться я не собираюсь, только в гости.

— Где будешь работать, когда выпустишься?

— Пока не думала об этом, скорее всего буду активнее заниматься продажей работ. Сейчас я не занимаюсь этим специально, но время от времени что-то само собой продается. Жить на это, конечно, нельзя, но я пока и не ставлю себе такой задачи — надо сначала окончить учебу.