В последние годы мы наблюдали арабскую весну, лондонские беспорядка, движение Occupy Wall Street в Нью-Йорке, Болотную площадь в Москве и украинский Евромайдан. В подборку манифестов, которую опубликовал сайт Brainpickings.org, вошли книги о политическом, творческом и хулиганском противостоянии системе, которые исследуют феномен протеста с социологической точки зрения.

Дориан Лински, «33 революции в минуту»

Песни и стихи зачастую связаны с общественными движениями и социальными изменениями. Одни исполнители подвергались цензуре и даже нападениям за свою словесную храбрость. Другие — просто эксплуатировали тематику революции, чтобы прославить свою посредственную поп-музыку. В книге «33 революции в минуту. История протестных песен от Билли Холидэй до Green Day» британский рок-критик Дориан Лински попытался понять, почему некоторые революционные песни вызывают у слушателей озноб даже десятилетия спустя релиза. Билли Холидей написала первую антирасистскую песню Strange Fruit в 1939-м, в 70-е Джон Леннон призывал к миру во всем мире в Give Peace a Chance, а сейчас певцы высказываются о ядерной энергии и коррупции. Процесс взаимопроникновения музыки и политики — это предмет изучения Лински.

Цитата: «В шумные 60-е многие думали, что поп-музыка может изменить мир, да некоторые до сих пор не поняли, что не может. Но цель музыки, как и любого искусства с политическим подтекстом, поменять не мир, а взгляды людей, высказаться о времени, в которое мы живем, и, может, создать такие строки, которые будут произноситься вновь, в другой момент истории, как тогда, когда Барак Обама цитировал Сэма Кука в Гранд Парке».

Генри Дэвид Торо, «Гражданское неповиновение»

Генри Торо был поэтом, философом, аболиционистом и трансценденталистом — в общем, одним из важнейших мыслителей XIX века. В своем эссе 1849 года он представил захватывающие примеры как индивидуальных протестов, так и массовых революций. Эта книга вдохновляла не одно поколение нонконформистов на борьбу с беспределом властей: в число последователей Торо вошли Махатма Ганди и Мартин Лютер Кинг.

Сам писатель возмущался существованием рабства, несправедливыми войнами и другими глобальными проблемами. Свои мысли по поводу этих беззаконий он высказал на лекции «Права и обязанности индивида перед лицом государства», а потом упорядочил их в эссе.

Цитата:«Я считаю, что мы должны быть сперва людьми, а потом уж подданными правительства. Желательно воспитывать уважение не столько к закону, сколько к справедливости. Единственная обязанность, какую я имею право на себя брать, — это обязанность всегда поступать так, как мне кажется правильным. Справедливо говорят, что у корпорации нет совести; но корпорация, состоящая из совестливых людей, имеет совесть».

Томас Пейн, «Здравый смысл»

10 января 1776 года интеллектуал и радикал Томас Пейн опубликовал памфлет «Здравый смысл». Хотя он сделал это анонимно, этот опус моментально приобрел популярность, побив рекорды продаж и цитирования. Он также стал самым важным документом Американской революции. Книга вызвала резонанс не только из-за прямоты аргументов и призывных интонаций, но и потому, что была написана просто и понятно, в отличие от британских текстов, нашпигованных латинскими терминами и мудреными изречениями. Текст Пейна построен по образцу проповеди, причем автор так удачно связал потребность в независимости с протестантизмом, что это стало фундаментом американской идеологии.

Цитата: «Общество в любом своем состоянии есть благо, правительство же и самое лучшее есть лишь необходимое зло, а в худшем случае — зло нестерпимое; ибо, когда мы страдаем или сносим от правительства те же невзгоды, какие можно было бы ожидать в стране без правительства, несчастья наши усугубляются сознанием того, что причины наших страданий созданы нами».

Джеймс Джаспер, «Искусство морального протеста»

Профессор Принстонского университета Джеймс Джаспер в тексте The Art of Moral Protest: Culture, Biography, and Creativity in Social Movements представил свои размышления о субъективной стороне протеста. Джаспер исследовал, как соотносятся общественные изменения с жизнью отдельного индивида, какую роль играет человек в социальных сдвигах и почему единицы могут повести за собой миллионы. Как ни странно, личностный аспект часто игнорируется в теориях о коллективном протесте.

Цитата: «Личности часто провоцируют небольшие изменения, многие из которых широко распространяются, и это происходит именно благодаря культурному контексту. Взаимодействие культурной парадигмы и личного опыта обеспечивает неповторимый мыслительный процесс».

`opinion

Джастин Уинтл, «Жизнь Аунг Сан Суу Кий»

Оппозиционный политик Бирмы и лауреат Нобелевской премии Аунг Сан Суу Кий — одна из самых необыкновенных фигур современной политики. Почти 15 лет она находилась под домашним арестом за свои политические взгляды и высказывания о нелегитимных выборах. Писатель Джастин Уинтл посвятил ей книгу, пронизанную восхищением ее оксфордским образованием и женственностью, что расходится с образами рьяной революционерки или «Железной леди», которые эксплуатируют СМИ.

Цитата: «Она стала заложником совести. В галерее современных святых она занимает почетное место. Как бы это ни было банально, ее можно сравнить с Нельсоном Мандела, Мартином Лютером Кингом и Махатмой Ганди, чью философию ненасилия она так стойко исповедует».

Эбби Хоффман, «Укради эту книгу»

Левый активист, автор бестселлера «К черту систему» Эбби Хоффман написал книгу, которую скандально проиллюстрировал художник Роберт Крамб. У этого хулиганского дуэта получился ироничный гид по выживанию в Америке, который вдохновил целое поколение бунтарей. Хоффман предлагает читателям всегда и повсюду ломать общепринятые нормы и дает конкретные советы: как открыть пиратскую радио-станцию или вырастить марихуану. Автор даже не возражает против того, чтобы его книгу украли — наоборот, он призывает обмануть государство, которое, по его выражению, давно уже превратилось в «империю свиней».

Цитата: «Революция не завязана на идеологии, не прикреплена к определенному десятилетию. Она вечна, потому что присуща человеческому духу. Когда все сегодняшние -измы устареют, революционеры останутся так же, как и реакционеры. Никакие рациональные доводы не помогут избежать выбора, который каждый из нас рано или поздно должен принять. Я до сих пор уверен в коренной несправедливости капиталистической системы выгоды и не согласен с заявлением, что разделение на бедных и богатых будет существовать вечно».