В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Мария Богдановская третий год изучает нейробиологию в Оксфорде, пытается изобрести экспериментальный адъювант и слушает лекции профессоров с восхитительным чувством юмора.

Мария Богдановская, 22 года


— Где ты учишься? По каким направлениям? И как давно? Как получилось, что ты оказалась именно здесь?

— Я учусь в Оксфорде третий год. Мой курс называется «Психология и физиология»: на практике это означает, что я могу брать курсы, предназначенные и для психологов, и для физиологов. В итоге мое время разделено примерно поровну между иммунологией и нейробиологией. Я оказалось именно здесь по нескольким причинам. Во-первых, этот курс — ровно то, чем я хотела заниматься. Во-вторых, именно в Оксфорде мне удалось получить стипендию — Hill Foundation Scholarship, а если бы не это, то меня бы тут не было. В-третьих, Оксфорд — лучшее место в мире.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Да, на психфаке МГУ. Воспоминания смешанные. На самом деле, мне просто совершенно не надо было там учиться: мне никогда не была интересна психология в классическом понимании этого слова. Мне было интересно, как работает мозг, чтобы обеспечить психологические процессы, а этому на психфаке не учат. На биофаке этому тоже учат постольку-поскольку — поэтому я, собственно, и уехала.

— Где ты сейчас живешь? Снимаешь или в общежитии? Как условия?

— Снимаю квартиру. В общежитии я жила первый год, и это было забавно, но мне нравится, что у меня есть возможность иметь свое жилье, где тихо, спокойно и нет перманентного бардака на кухне. Хотя вообще условия в оксфордских общежитиях отличные: собственная комната, иногда со своим туалетом, иногда без, всегда рядом недорогая столовая, круглосуточная библиотека. Но мне комфортнее, когда у меня есть свое место, из которого меня не выгоняют на каникулы.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Как жить в Оксфорде без студенческой карточки, я не знаю: без нее тебя не пускают в огромное количество безумно красивых мест, колледжей, библиотек. Плюс на каждом углу дают скидки на еду, книжки, поездки и все, что вообще может прийти в голову.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Над адъювантом, который, если все получится, можно будет применять на эпителиальных тканях. Адъювант — это вещество, которое добавляют в вакцину, чтобы проинициировать иммунный ответ. Тех, которые можно применять на живых людях, очень мало и ни один из них не дает эпителиального иммунного ответа. А поскольку огромная часть вирусов проникает в человеческий организм через эпителий, то было бы очень хорошо, если бы мы умели генерировать иммунный ответ в том же месте, где это делает настоящий живой патоген. Вот над этим я и работаю.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Очень многие из них совершенно прекрасны. Особенность Оксфордского и Кембриджского образования в том, что тебя еженедельно учит специалист в той узкой области, которой ты сейчас занимаешься. На таких тьюториалах, как правило, два-три студента, не больше. У местных преподавателей совершенно нет времени транслировать тебе содержание книжки, ее ты читаешь сам. С преподавателем ты обсуждаешь собственные и его мысли, придумываешь новые эксперименты, интерпретируешь имеющиеся данные. Так что профессора ты узнаешь очень близко, из-за этого выбрать одного лучшего совершенно невозможно. Последний мой тьюториал был на факультете фармакологии, с человеком, который занимается воспалительными процессами в центральной нервной системе. Он совершенно восхитительный, с чудесным чувством юмора и очень специфическими взглядами на предмет. Я сама пока не решила, согласна ли я с ним, но поговорить с ним было однозначно очень интересно.

Благотворительный Фонд Hill предоставляет российским студентам стипендию, покрывающую 100% стоимости обучения. Другие 100 вариантов получения дополнительного финансирования есть в специальном гиде, который издается двумя аспирантами из Великобритании. Эта и другая информация о том, как поступить в Оксфорд — в инструкции T&P.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— Оксфордские студенты большую часть времени учат себя сами. У меня 5—6 лекций в неделю, не больше — часто меньше. Большую часть времени я провожу за письменным столом в обнимку со стопкой статей. В неделю у меня обычно 2 тьюториала, к каждому нужно написать эссе порядка двух тысяч слов. Эссе — это ответ на вопрос, на который никто толком не знает ответа — например, что делает ВИЧ таким успешным патогеном. Задача студента — найти свой ответ на этот вопрос, опираясь на имеющиеся экспериментальные данные.

Вторая часть моей учебы — лабораторная работа, в лабе я провожу довольно много времени уже за своими экспериментами. Поэтому мой обычный день описать сложно, они весьма разнообразны. Если схематично, то в 9 или в 10 утра у меня обычно лекция, потом я или иду в лабу и занимаюсь своими делами, или в библиотеку читать к эссе, или домой его писать. В любом случае, я вольна сама строить свое расписание, и это, по-моему, определение счастья: я ужасно не люблю обязаловки и очень люблю искать ответы на вопросы.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— Понимание того, что наука — это вопрос веры экспериментальным данным и понимания их достоинств и ограничений. Умение искать и обрабатывать релевантную информацию, пропускать ее через себя и выдавать свой взгляд на вещи, теоретический и экспериментальный. Еще мне очень нравится лабораторная работа, клеточки, мышки, чашки Петри. В детстве мне очень нравилось играть с водой, переливать ее из одной посудины в другую, подкрашивать, полоскать в ней что-нибудь. Мою маму этот процесс совершенно не устраивал, потому что такие игры с водой — это мокро. Теперь я выросла, и я могу играть, сколько душе угодно, причем в максимально сухих и безопасных условиях.

— Дорого жить и учиться? Как ты получила стипендию?

— Собрала документы, отправила, получила положительный ответ. Если бы у меня не было стипендии, я бы не смогла тут учиться. Мой курс стоит порядка 85 тысяч фунтов за три года, я даже не могу себе представить, сколько это денег. А жизнь здесь стоит примерно столько же, сколько в Москве, по крайней мере в том, что касается жилья и еды.

— Планируешь вернуться в Россию?

— Посмотрим. Я бы с удовольствием вернулась, если бы у меня была там интересная работа, которая обеспечивала бы мне комфортное существование. Пока это невозможно, посмотрим, что будет через несколько лет.

— Где будешь работать, когда закончишь учебу?

— Пока я подаюсь на PhD, так что продолжу лабораторную работу. А там видно будет, я стараюсь не загадывать слишком далеко вперед.