В попытке преодолеть кризис современного искусства музейные центры все чаще стали сотрудничать с учеными: яркий пример такой коллаборации — это проект «Mathematics. A Beautiful Elsewhere», над которым вместе работали великий математик Михаил Громов и режиссер Дэвид Линч. «Теории и практики» побывали на выставке в Фонде Картье.

Для инсталляции «Библиотека тайн» выдающийся русско-французский математик Михаил Громов выбрал важнейшие книги из истории науки: от Гераклита до наших дней. Адекватно описать словами то, что сделал потом с этими книгами Дэвид Линч, довольно трудно: на зрителей как будто летят из небытия их мельчайшие частицы вперемежку с галактическими кластерами. Комментируя экспозицию, режиссер честно ответил, что не понимает логику Громова, и добавил, что математикам гораздо проще понять его собственные фильмы, чем ему — математиков.

**[Михаил Громов](http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%B2,_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB_%D0%9B%D0%B5%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87)** всю жизнь занимался тем, что вносил вклад в развитие метрической геометрии, симплектической геометрии, римановой геометрии и геометрической теории групп.

На выставке также представлен проект другого известного режиссера — Такеши Китано, у которого несколько иные отношения с научным миром: последние четыре сезона он ведет на японском телевидении комическое шоу, где ученым и простым обывателям предлагают решить математические задачи любым удобным для них способом. Этот формат стал настолько популярным, что в сентябре стартовали пилотные записи подобного шоу на английском языке с ведущим Дара О'Брайном. На выставке в Париже эти видео не показывают, зато можно отреагировать на предложение Китано повеселиться в одиночку и попробовать составить на компьютере собственные короткие формулы по нехитрым правилам.

Один из акцентов экспозиции сделан на неевропейской культуре вычислений: и если с китайскими счетными палочками мы все знакомы, то японская традиционная геометрия, кажется, никогда не попадала в школьные учебники. Долгое время развитие Японии происходило в полной изоляции от Западного мира, поэтому здесь появлялись свои теоремы, для доказательства которых гораздо чаще приходилось вписывать в фигуры окружности и эллипсы. Решали такие задачи тоже не по европейской традиции — результаты оформляли на тонких раскрашенных деревянных дощечках и вывешивали их под сводами храмов. Изготовление подобных математических дощечек могло быть проявлением благодарности к духу познания или же вызовом следующим поколениям.

Французский математик Седрик Виллани и бразильская художница Беатрис Мильязеш создали видеоколлаж Paradiso, в котором природа как будто бы сама вписывает научные открытия в свой мир: например, полет птиц отражает эффект Бернулли, а оперение павлина — ирризацию.

Есть и почти антропологические видеоработы, в которых в главной роли выступают сами математики. Например, в объектив кинокамеры Жана-Мишеля Альберолы попала рука уже упомянутого Седрика Виллани: он излагает на доске свое доказательство гипотезы Черчиньяни. Возможно, фигура Виллани как раз отражает ключевое для этой выставки соединение науки и искусства: внешне похожий больше на музыканта или художника XIX века Виллани известен не только как чрезвычайно одаренный математик и лауреат Филдсовской премии, но и как очень сильный оратор, который всегда подчеркивает важность научного сообщества и говорит, что три четверти его лучших результатов получены в результате сотрудничества. Принцип коллаборации он активно использует и в возглавляемом им Институте Анри Пуанкаре, куда ученые приезжают для встреч, дискуссий и обмена идеями. Концепция этого института — и есть выставка в Фонде Картье.