© Fay Ku

Кошки научат генетике, обезьяны — лингвистике, а лабораторные мыши и бойцовские петухи — психологии отношений. В новой подборке T&P — коллекция книг, в которых выясняется, почему животные умнее человека.

Хел Херцог, «Радость, гадость и обед»


Профессор психологии университета Западной Каролины Хел Херцог специализируется в области антрозоологии — синтетической дисциплины, исследующей проблемы отношений между homo sapiens и другими биологическими видами. Херцог выделяет три типа отношений между нами и другими животными: одним мы умиляемся, других боимся, а третьих рассматриваем как законную добычу. Опираясь на антропологию, историю, поведенческую экономику и эволюционную психологию, Херцог рассказывает о том, почему боязнь змей и восхищение полетом птицы являются для человека естественными, как появляется мода на домашних питомцев и почему мы готовы давать деньги на защиту только симпатичных животных. Херцог рассказывает, как хота может быть поэтичной, правда ли, что люди, у которых есть домашние животные, меньше болеют, и почему невозможно съесть свою собаку; а также о борцах за права животных, о клубе «бывших вегетарианцев», о тех, кто проводит эксперименты на мышах, и тех, кто выращивает петухов для боев. Во время чтения будет страшно, смешно, противно, трогательно и невероятно интересно.

Зоя Зорина и Анна Смирнова, «О чем рассказали «говорящие» обезьяны»


В книге «О чем рассказали «говорящие» обезьяны» сотрудники биологического факультета МГУ Зоя Зорина и Анна Смирнова описали и проанализировали ряд поразительных экспериментов второй половины XX века. Эти эксперименты доказывают способность человекообразных обезьян овладевать аналогами человеческой речи, а именно использовать «языки-посредники»: амслен и йеркиш. Обезьяны способны усваивать значения сотен знаков. И да, дело не в простой ассоциативной связи определенного жеста и какого-нибудь предмета. Оказалось, что шимпанзе используют выученные знаки в разных контекстах, применяют синонимы для одного и того же объекта, используют слова в переносном значении, шутят, обзываются, обманывают и начинают учить новому языку других обезьян.

Авторы пытаются понять, чем речь обезьян отличается от человеческой, и размышляют о связи речи и языка и взаимозависимости языка и мышления. А там уж и до вопроса о различиях между человеком и животными недалеко. Сами же обезьяны, к слову, «проблему идентификации» своего языка давно решили. Например, знаменитая шимпанзе Уошо причисляла себя к людскому роду, а других шимпанзе называла «черными тварями».

Мик О'Хара, «Кто ест пчел? 101 ответ на идиотские вопросы»


Уже 10 лет редактор серьезного научно-популярного журнала New Scientist Мик О'Хара не смущается вести рубрику Last Word. Каждую неделю в эту рубрику поступают вопросы любопытных читателей, а редакция журнала находит компетентных в биологии, химии или физике специалистов, которые с полной серьезностью и научной точностью подробно отвечают на самые бредовые вопросы. Со временем в редакции журнала собрали самые удивительные вопросы и ответы в одну книгу, из которой можно узнать о том, сколько видов бактерий живет на теле человека и внутри его организма, как вышло так, что звуки сирен раздражают собак, и почему кошка, упав с 7 этажа, может травмироваться, а с 10-го — никогда. А еще о том, на сколько килограммов нужно растолстеть, чтобы стать неуязвимым для пуль, как цвет туалетной бумаги влияет на экологию, ну и, конечно, ест ли кто-нибудь пчел.

Павел Бородин, «Кошки и гены»


Профессор Новосибирского университета Павел Бородин признался, что «хотел воспользоваться кошкой как приманкой», чтобы рассказать о генетике. Так что если вы любите кошек, то сможете многое узнать об организации генов и особенностях их работы, о мутационном процессе и устройстве хромосом. Еще в книге приведены данные о расшифровке генома кошки и о родословном древе млекопитающих вообще и кошачьих в частности.

Выяснилось, кстати, что бродячие кошки не менее ценны для науки, чем комнатные: исследование распределения генов окраски шерсти в различных популяциях бродячих кошек может быть использовано для изучения проблем микроэволюции. Кроме того, в «Кошках и генах» есть подробная инструкция о том, как провести собственные исследования в геногеографии. А это, действительно, возможность внести свой маленький вклад в науку.

Конрад Лоренц, «Агрессия»


Об этой книге принято говорить с придыханием — как никак, классика. Ее написал великий ученый, лауреат Нобелевской премии, один из основоположников этологии — науки о поведении животных — Конрад Лоренц. В книге он прослеживает аналогии в поведении различных видов позвоночных и вида homo sapiens и рассказывает о том, для чего нужна агрессия и какие есть формы агрессивного поведения, а также о том, какие механизмы изобрела эволюция, чтобы направить агрессию в безопасное русло.

Самым известным и самым печальным замечанием Лоренца стало то, что у сильно вооруженных видов (у львов, волков или орлов, например) эволюция выработала аналог морали — инстинктивный запрет применять все свое вооружение во внутривидовых стычках, особенно, если побежденный демонстрирует покорность. Слабовооруженные виды (например, голуби, мыши или обезьяны) имеют слабую «мораль» и устраивают крайне жестокие и кровавые разборки. Человек же, бедно одаренный природой (нападая, он может только поцарапать, несильно ударить или укусить), с изобретением искусственного оружия стал самым вооруженным видом на Земле. Его мораль, впрочем, до уровня животных еще не эволюционировала.