В постоянной рубрике на T&P студенты, уехавшие учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Ольга Косырева окончила матмех СПбГУ, а потом уехала в Вену — работать в группе дополненной реальности, разрабатывать приложения для смартфонов и писать на эту тему кандидатскую.

Ольга Косырева, 24 года


— Где, чему ты учишься, как давно? Как так случилось, что именно здесь?

— Я учусь на втором курсе в аспирантуре Венского технического университета. Сейчас работаю в группе дополненной реальности Института интерактивных медиасистем факультета информатики. Помните всякие приложения для ориентирования в чужом городе, где можно навести смартфон на здание, а он подпишет, кто строил, как называется и прочее? Так вот это самые распространенные пока что приложения дополненной реальности, с аннотациями. Аналогично звездное небо дополняют названиями созвездий. Самым классическим примером дополненной реальности пусть будет Терминатор, уже у него были виртуальные аннотации к реальным предметам и людям. Но не аннотациями одними можно дополнять, конечно.

Дополненная реальность достаточно новая тема как для индустрии, так и для науки, особенно активно сейчас развиваются мобильные технологии в этой сфере и ясно почему: несколько раз в год выходят новые, все более мощные смартфоны. И все больше технологий, разработанных для ПК, уже можно носить с собой в кармане на смартфоне или планшетнике.

Вена со мной случилась по многим причинам. Я была тут несколько раз до учебы, понимала, что тут красиво и удобно, а это уже совсем немало. Важным фактором можно назвать, как бы это легкомысленно ни звучало, поздний дедлайн. Если вы хотите начать учебу с осеннего семестра в аспирантуре, обычно дедлайны для подачи заявок будут в декабре-феврале. Я же решила, что хочу поучиться или поработать в научной сфере примерно в марте-апреле и для того, чтобы начать с ближайшей осени, мне нужна была какая-то очень необычная программа с нестандартным дедлайном. Именно такой и оказалась моя PhD School of Informatics at Vienna TU.

Хочу сказать пару слов о PhD–школах — это довольно новое явление. Стандартные аспиранты на Западе устраиваются на работу в университет младшим научным сотрудником к какому-то профессору, часто под конкретный проект или задачу. Сейчас все больше появляется PhD–школ. Набирается группа студентов (у нас было 15—20) из Сербии, Непала, Сингапура, Индонезии, Китая, Македонии, России, Египта, Австрии, Ирана, Украины, Индии, Польши (перечислять можно долго) без ограничения специализации в области IT. Первые полгода все в основном занимаются учебой и выбором будущего научного руководителя. Где-то через полгода определяются с выбором кафедры и к началу второго года примерно понимают тему своей кандидатской. Главное достоинство, что есть время и возможность посмотреть вживую и познакомиться со своими потенциальными руководителями и коллегами. Из недостатков могу назвать повышенное, по сравнению с традиционными аспирантами, количество обязательных курсов.

— Как выглядел процесс поступления? Была ли возможность получить грант?

— Для начала нужно было собрать несколько стандартных бумаг: перевод и апостили диплома и выписки из него, два рекомендательных письма, сертификат о знании английского языка и мотивационное письмо. Потом заполнить их форму на сайте и отправить все не позднее дедлайна — он у меня был в начале мая. Через некоторое время мне прислали письмо, что хотят провести со мной интервью, и мы договорились о дате. Интервью проходило по телефону и длилось минут 20—30. В конце разговора мне обещали сообщить о решении в течение пары недель. И уже через полторы недели пришло письмо, что меня взяли и нужно подтвердить мое участие в программе. На обдумывание дали еще пару недель. Дальше была длительная история с получением визы, которая тоже закончилась хорошо. Где-то в сентябре, за две-три недели до начала программы, виза была готова и билет куплен.

Грант в аспирантуру отдельно искать не нужно. Финансирование обычно прописано в контракте о поступлении. И то, что вас взяли, означает, что вас взяли на разумную зарплату, которой вам хватит на жизнь и путешествия тоже, скорее всего.

— Ты училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Я окончила в 2009-м матмех СПбГУ, училась на кафедре системного программирования. Есть ощущение, что российское образование (еще во многом советское) очень теоретическое. Но тут, конечно, ничего нового я не открою. Наверное, не всем программистам надо знать подробности математической физики, но без них мою кафедру окончить было нельзя. Зато всем программистам стоит знать паттерны программирования — а их читали на совершенно необязательном спецкурсе, про который многие и не знали. В общем, учат сложным, умным, полезным, но часто не необходимым вещам. Однако, фундаментальность нашего образования учит учиться, а это очень полезный навык, который не все могут развить в себе самостоятельно. Для меня не проблема сейчас прочитать суровый технический учебник за несколько дней и в нем разобраться настолько, чтобы уметь применять на практике. Меня так учили учиться. Для местных студентов это будет довольно сложной задачей. Если им не рассказали конкретного метода решения, из кучи книг найти и выбрать самостоятельно решение будет непросто.

Мне тут учиться гораздо проще, чем многим ребятам из других стран, и в этом во многом заслуга тех «ненужных» теоретических математических предметов, которыми несколько лет мучили на матмехе. Хотя все индивидуально, конечно. И невозможно оправдать 10—20 летнюю отсталость некоторых предметов в России. Хочется, чтобы практические вещи, которые необходимы в работе, тоже начинали рассказывать в российских вузах.

— Где ты сейчас живешь?

— Большинство приезжающих ребят живет в общаге. Как правило, основная причина этого не тяга к развеселой студенческой жизни, а трудности со снятием квартиры. Во-первых, лэндлорды все же отдают предпочтение немецкоговорящим ребятам. Во-вторых, в конце августа — начале сентября спрос сильно превышает предложение. Хозяин встречается за день иногда с десятками людей и надо очень им понравиться, чтобы вам хотя бы перезвонили. А если вам повезло и вы сняли квартиру или комнату, стоимость аренды, скорее всего, не напугает любого знакомого с московской или даже петербургской арендной платой. И да, конечно, можно воспользоваться услугами агентств, которые хоть и возьмут минимум месячную аренду, но зато найдут вам годную квартиру.

Я живу в однокомнатной квартире по местным меркам очень далеко от центра (20 минут на трамвае или метро), рядом с лесопарком с оленями. Мои коллеги часто мне сочувствуют: как же я каждый день езжу в университет — аж 35 минут. Мне очень забавно это слышать, я им тут же рассказываю, как я пять лет ездила в Петергофский университетский научный комплекс больше полутора часов в одну сторону.

— Какие бонусы дает статус студента?

— В Вене статус студента дает бонусы, обычно только если ты младше 27. Для многих ребят с моей программы это уже неактуально. Но я тут самая младшая (спасибо российской системе образования, позволяющей начать PhD в 22 года), и мне еще полезно про них знать. Это льготный проездной на семестр, скидки в музеи и кино, возможность ходить вольнослушателем во все универы города и сдавать там экзамены, пониженная плата за страховку, льготы в банковском обслуживании и мероприятия всевозможных студенческих организаций а-ля Erasmus и BuddyNetwork практически каждую неделю.

— Над чем ты сейчас работаешь?

– У меня сейчас начинается интересный новый проект для Хофбурга. Хофбург — это зимняя резиденция династии Габсбургов. Сейчас именно в нем трудится австрийский президент. Здание для туристов обычно закрыто, но там регулярно проходят различные мероприятия: балы, выставки, концерты, съемки телешоу, научные конференции и чьи-то дни рождения, подозреваю.

Первой задачей для нас является точная локализация в помещении с помощью смартфона или планшета без использования GPS или Wi-Fi. Как только мы знаем точное местонахождение пользователя, мы можем использовать его для, собственно, дополнения реальности сложным виртуальным контентом. Например, для организаторов мероприятий важно обсудить с заказчиком будущую конфигурацию помещения (где стоят столы или стулья, как расположены экспонаты выставки). И было бы отлично, если бы будущую конфигурацию помещения можно было увидеть с помощью дополненной реальности на экране мобильного устройства вживую тут же на месте. А еще можно было бы посмотреть, что и как было в этой комнате, допустим, 200 лет назад.

— Как успехи?

— Задача непростая. Сейчас мы определяемся, насколько большим и продолжительным будет проект, что точно надо сделать, с чем можно подождать. Тут очень важно понимать, что новые смартфоны выходят довольно часто и их вычислительные мощности быстро растут. Надо придумывать задачи навырост и, возможно, команду подбирать для будущих расширений проекта. Я много читаю о возможных вариантах реализации, сравниваю, примеряю известные методы к нашей задаче и пробую придумать свой. Сложность еще и в том, что, помимо законченного прототипа, мне еще надо и статьи по теме написать, то есть это должно быть что-то действительно новое. И наоборот, мне не просто надо защитить кандидатскую, а еще и сделать полезный для заказчика прототип. Тем не менее, думаю, что сотрудничество конечных пользователей с университетом — это хорошо, хоть и очень редко случается.

Сейчас все довольно интересно и еще только начинается. Хотите заниматься топовыми алгоритмами для дополненной реальности и применять их в одном из самых знаменитых закрытых музеев Вены — приезжайте к нам делать PhD. Звучит поверхностно, но на самом деле, область дополненной реальности в науке действительно достаточно новая и активно развивающаяся, и в ней много еще можно сделать.

— Какой у тебя самый крутой профессор?

— Георг Готтлоб. Сейчас он профессор в Оксфорде, но начинал свою учебу и карьеру в Венском техническом университете, а сейчас регулярно приезжает сюда и является профессором по совместительству — adjunct professor. Он занимается анализом и извлечением данных в интернете, вычислительной логикой, базами данных, теорией сложности и, наверняка, еще много чем. Его проекты интересны и безусловно полезны. Я даже думала начать работать под его руководством, но он слишком нечасто приезжает в Вену.

У нас он вел курс «Планирование исследований и карьеры в академической сфере». Точно самый полезный курс в первый год обучения, который помог посмотреть на будущие перспективы и определить первые шаги к их достижению. В следующем весеннем семестре будет его курс по инновациям. Тоже отлично должно быть.

Еще мой научник — профессор Ханнес Кауфманн. Он хотел стать школьным учителем физики и математики, но понял, что надо детям не рассказывать про физические опыты и геометрические фигуры, а их показывать и давать покрутить, подвигать. Так он начал свою кандидатскую с PhysicsPlayground — системы для виртуального симулирования физических опытов и взаимодействия с геометрическими объемными фигурами.

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день.

— Первый семестр был скорее учебный: какие-то лекции были почти каждый день, достаточно домашних заданий, долгосрочные учебные проекты, постоянные презентации. Так что первые полгода я ходила в универ к 9—10 часам, там занятия до 14—15, потом домой и снова занятия. Еще были экзамены в конце семестра, написание некоторых статей и эссе — настоящая студенческая жизнь со всеми прелестями.

Начиная со второго семестра, курсов у меня стало чуть меньше. К этому времени многие определились с областью научных исследований и приступили к выбору темы будущей кандидатской. Сейчас лекции и семинары у меня умещаются в две-четыре пары в неделю. В основном, я занимаюсь своим новым проектом, работой над будущей статьей. Если нет лекций, в офис прихожу к 11—12, ухожу около 19—20. Изредка работаю из дома, но это не самый продуктивный вариант, конечно.

Недавно съездила на две очень разные, но очень интересные конференции. Это тоже неотъемлемая составляющая научной жизни. Одна из них — ISMAR 2011 — была в Базеле в октябре и оказалась просто отличной: там собрались все, кто всерьез занимается дополненной реальностью: начиная от новозеландских и корейских исследовательских институтов и заканчивая Sony с Microsoft со стороны индустрии. Было очень много интересных докладов, а главное, демонстраций, соревнований, презентаций новых продуктов. Поиграла наконец со SmartAR от Sony, познакомилась с авторами статей, которые фундаментально поменяли развитие области. Очень хотелось бы на следующей выступить с докладом. Будет в Атланте, пора уже в Америку съездить.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— Тут не задумываясь отвечу — делать презентации на английском языке. Их мы делаем регулярно, по большинству предметов, иногда несколько раз за курс, индивидуально, в парах, в группах, для студентов, для профессоров, для возможных заказчиков, на 2, 5, 15, 20, 30 минут, с картинками и видео, с анимацией и без — любые. Это, пожалуй, в начале было самым сложным заданием для меня. Этому меня специально не учили, а главное, не требовали. И презентаций за всю свою жизнь я сделала штук пять, тут же — несколько раз в месяц, на английском, по абсолютно незнакомым темам порой. Это очень важно для будущих докладов на конференциях, да и вне научной жизни это очень полезно и научиться тут можно, только тренируясь. Все остальное ясно и так или можно почитать в десятках книг и сотнях статей.

— Дорого жить и учиться?

– Жизнь в Вене примерно так же дорога, как и в Петербурге. Какие-то вещи немного дороже, скажем, продукты (тут, правда, надо понимать, что они будут весьма высокого качества), услуги, общественный транспорт, страховка. Дешевле же в основном будут одежда, обувь, путешествия по европейским городам, машины, велосипеды. Но разница будет не кардинальной и, скажем, если вы вдруг приехали ходить по магазинам не в распродажный период, цены вас слегка разочаруют (они не окупят ваши авиабилеты явно). Вот размеры порций в ресторанах по вполне московско-петербургским ценам вас приятно удивят, скорее всего.

Я получаю стипендию за свое обучение, и для аспирантуры, в целом, вопрос стоимости некорректен, интереснее размер получаемой зарплаты. Он может варьироваться от 1000 до 2500 в зависимости от страны, города, университета и программы. Могу сказать, что учиться на бакалавриате тут сильно дешевле, чем в топовом российском вузе. Тут семестр будет стоить около 350 евро, и статус студента позволяет при этом посещать лекции и сдавать экзамены во всех университетах города. Это же отлично просто.

— Планируешь вернуться?

— Планировать пока что рано, на программе мне еще минимум два года, и опыт старших ребят показывает, что часто требуется еще год-два. Однако вернуться в итоге хочу.

В конечном счете, хочется жить и работать именно дома, в Петербурге. И в России, думаю, еще долго будет неплохо с работой в IT-сфере. Так что причины вернуться не только свзязаны с эмоциональной стороной дела. Впрочем, сейчас, например, возможность быстро и недорого путешествовать, ходить на концерты любимых групп и общаться в компании ребят со всего мира все еще радует. Надеюсь, все в порядке будет дома. В последних выборах мы с местными русскими ребятами тоже участвовали, и результаты их, конечно, вызывают вопросы.

— Где будешь работать, когда выпустишься?

— Раз уж я рассказываю про аспирантуру, надо упомянуть две принципиально разные области: академическую и индустриальную. Аспирантура многими рассматривается как начало академической карьеры, и действительно, она учит читать и писать науные статьи, анализировать, придумывать, делать доклады на конференциях, иногда преподавать и многому другому, что необходимо уметь ученому. Но с другой стороны, эти же навыки многими ценятся и в индустрии, так что PhD степень еще не привязывает вас к университетам. В нашей специальности нередко можно оказаться на стыке этих двух ветвей: работать в университете и делать исследования для индустриальных компаний или работать в научно-исследовательском центре крупных компаний и сотрудничать с университетами.

Лично мне, наверное, ближе индустрия с более четкими дедлайнами и постановками задач. Хочется видеть результат своей работы быстрее, чем это получается в научной сфере. Но, возможно, когда-нибудь мне и захочется увидеть табличку у двери моего кабинета с надписью Professor Kosyreva.