Колумнист The Wired и популяризатор науки Джона Лерер — из тех ученых, которые исследуют взаимоотношения точных и когнитивных наук. Вопросы, которые его занимают, выглядят примерно так: какой цвет может удвоить творческий потенциал работников? Почему «мозговые штурмы» не только не помогают, но и мешают придумывать? Как города мешают нам мыслить? Обо всем этом исследователь рассказывал в Москве на Фестивале мировых идей «Вокруг света», а потом ответил на вопросы «Теорий и практик».

— Человеку стало сложно читать большие объемы текста. Это связано больше с тем, что произошли определенные изменения в мышлении, связанные с развитием интернет-технологий, или с тем, что доступной информации в целом стало больше?

— Существует не так много доказательств того, что из-за появления большого количества отвлекающих факторов современному человеку стало сложнее читать романы. В интернете есть множество возможностей стать умнее, а не только глупее. Интернет дает нам новые источники информации, новые сайты, связи и способы взаимодействия, позволяет развивать наше мышление. У него есть как хорошие черты, так и плохие. Самое важное — это понять, что препятствует нашим усилиям работать, отвлекает нас, и сфокусироваться на развитии тех навыков, которые получаются у нас лучше всего. Интернет показывает нам новые идеи, открывает доступ к новой информации.

Кроме этого, необходимо понимать, что мозг изменчив. Многие говорят, что интернет негативно влияет на наш мозг. Но все влияет на мозг! Даже навыки чтения кардинально изменяют наши мозги: треть зрительной коры головного мозга отведена грамоте, буквам и словам, одна шестая часть нашего мозга отвечает только за чтение. Это такой компромисс, распределение сил — если у тебя хорошо развит навык чтения, например, ты никогда не будешь иметь такие же хорошие результаты в области визуальной памяти. Нельзя сказать, что чтение — это плохо, оно просто позволяет делать какие-то вещи лучше, а какие-то хуже. Я думаю, то же применимо и к интернету, это как набор плюсов и минусов. Необходимо понимать плюсы и фокусироваться на них, пытаться смягчить отрицательные стороны, уравновесить минусы.

— Мы знаем, что сегодня человеку становится сложно концентрироваться на чтении, после прочтения двух-трех страниц его внимание начинает рассеиваться. Как нам перестать отвлекаться?

— Это одно из отрицательных свойств интернета. У меня есть свой способ, чтобы сосредоточиться на работе: я оставляю мобильный телефон дома, отключаю Wi-Fi. Мне не хватает самоконтроля: если фейсбук не выключен, я продолжаю следить за обновлениями ленты. Но каждый человек должен найти свой метод, я думаю. Как и многие другие вещи, этот подход требует практики, постепенного улучшения.

В своем выступлении я рассказывал об эксперименте, который называется «Зефирный тест». Четырехлетние дети пытаются противостоять своему желанию съесть зефир в данный момент, чтобы в перспективе получить двойную порцию. Исследование показало, что если дать ребенку потренироваться, он может научиться сдерживать себя в желании съесть зефир и давать лучшие результаты. Все это применимо и к взрослому человеку. Мы способны лучше учиться, когда игнорируем отвлекающие факторы. В отличие от животных мы можем контролировать наши мысли, многие биологические виды не умеют концентрировать свое внимание или следить за направленным светом, но мы можем выбирать, на что обращать внимание, а на что нет, искать пользу. Этот навык — огромный дар, который люди должны уметь использовать.

— Как можно объяснить школьнику, зачем ему необходимо запоминать огромное количество информации, которую он может в любое время посмотреть в интернете?

— Интересный вопрос. Я бы сказал что-нибудь типа: «Сынок, если ты хочешь найти какую-то новую идею, тебе необходимо иметь огромный багаж из старых идей в твоей голове».

— «Но я могу найти все эти старые идеи и в интернете», — ответит он.

— Наш ум работает, как ассоциативная машина, которая всегда рождает новые ассоциации, новые связи, которые не берутся из ниоткуда. Нельзя придумать новую идею, новую схему без знания прошлого опыта. Одна из важных составляющих образования — это наполнение твоего сознания множеством существующих концепций, мыслей, фактов. Творчество действительно требует наличия знаний. Когда человек хочет создать что-то новое, изобрести следующий iPhone, решить какую-то научную задачу, он не может просто положить книгу под подушку и уснуть на ней, ему нужно изучить ее.

— Тогда получается, необходимо, чтобы ученик запоминал выводы, основные положения этих концепций, и совершенно не обязательно заставлять его выучивать целую книгу наизусть, как это делают до сих пор в наших школах.

— Верно. Это то, что называется memorization — запоминание. Этому слишком много уделяют внимание в школах. На мой взгляд, запоминание играло важную роль около 50 лет назад, но сегодня, когда все можно найти с помощью телефона, информация всегда у тебя в кармане. Впрочем, не стоит заходить слишком далеко — человеку необходимо держать ту или иную информацию у себя в голове. Я бы выделил важную роль, которую играет информация для творчества.

— Как должна измениться система образования — в целом в связи с переменами, которые происходят в нашем сознании?

Книги, которые рекомендует Джона Лерер:

  • «У Даниэля Канемана вышла новая книга под названием «Мыслить быстро и медленно». Это один из наиболее влиятельных психологов XXI века».
  • «Первая величайшая книга по психологии, ей практически сто лет. Потрясающе, как во многом он оказался прав, какой пророческой оказалась эта книга. Полезно почитать ее не только с исторической точки зрения: там также можно найти большое количество интересных гипотез, которые до сих пор не нашли научного подтверждения».
  • «Маяк» — это старый роман Вирджинии Вулф. Она проделала потрясающую работу: описала природу мышления и попыталась запечатлеть поток сознания на своих страницах».

— Необходимо уделять больше времени творческой практике в школах — живописи, чтению художественной и нехудожественной литературы, поэзии. Креативные навыки, воображение не появляются просто так — нужно развивать их через непрерывную практику. Практиковаться, практиковаться и еще раз практиковаться.

— То есть вы считаете, что искусство — это основа для образования?

— Творческое мышление нужно тренировать, а занятия искусством — хороший способ для его развития. Ученикам нужно сосредоточиться в большей степени на умении решать проблемы, а не на заучивании информации.

— Мы живем в эпоху, когда процессы развиваются так быстро, информация никогда не была такой подвижной и динамичной, как это сказывается на практике обучения?

— Одна из основных проблем сегодня — это изобилие информации, которое создает, в свою очередь, проблему дефицита внимания. Такое обилие информации вокруг нас, что мы подчас не знаем, на чем лучше остановить свое внимание, и это может иметь негативные последствия для процесса принятия решений. Когда человек получает большое количество информации, он с большой вероятностью может принять к рассмотрению какие-то неважные, бесполезные данные, что приведет его к ошибке. Сегодня мы испытываем информационную перегрузку, из-за которой нередко принимаем неправильные решения.

— И это влияет на наш мозг гораздо сильнее, чем появление в начале ХХ века телевидения и радио.

— Сложно сказать, это грандиозный скачок в развитии человечества. В наше время человек может получить доступ практически к любой информации, которая когда-либо существовала, к миллионам научных исследований, к иностранной прессе и так далее. И вот она буквально в твоем кармане, всегда при тебе. Появилось и много соблазнов, возможность постоянно получать новую информацию, собирать все новые факты для принятия решения. Иногда нам не нужно так много информации, порой ответы уже лежат на поверхности, нам надо научиться доверять своей интуиции.

— Как вы думаете, это изменение в процессе познания влияет на отношения между поколениями?

— Здесь сложно судить. Определенно есть разница между поколениями: молодые люди больше доверяют интернету как инструменту поиска и изучения, но сложно сказать, во что это выльется. Мы сейчас как раз проводим большой эксперимент относительно принципов, по которым познавательный процесс проходит у разных поколений.

— Наши родители мыслят совершенно отлично от нас.

— Да, и наши дети, в свою очередь, будут мыслить иначе. Наш мозг не статичен — технологии, информация всегда оказывали на него влияние, это не новое явление. Возможно, сейчас это просто быстрее происходит.

— Является ли этот процесс, эта эволюция положительным моментом? Ведь эволюция — это процесс, который сохраняет лишь сильнейшие наши качества.

— Иногда она может иметь положительные, иногда отрицательные последствия. Нельзя сказать, что способность мозга изменяться — это абсолютно позитивное явление. Наш мозг весьма пластичен, и это важно, так как делает нас гибкими, приспосабливаемыми. Когда появляются новые технологии, наш мозг адаптируется к ним, это хорошо.

— Правда ли, что умение концентрироваться вообще не типично для человека? Мы ленивы и поэтому стараемся нагружать мозг как можно меньше, если этого не требуется для выживания.

— Я бы не назвал это ленью. Мы любим что-то новое, нам нужны постоянные обновления, поэтому часто становится скучно от старых вещей. Когда ты ешь шоколадный торт, первый кусок всегда самый вкусный, второй нормальный, а третий уже не кажется таким уж привлекательным. То же происходит и с информацией — сначала все представляется ужасно занимательным, потом нам это наскучивает, мы переключаем канал и переходим на другой вебсайт, а вместо того, чтобы прочитать книгу, залезаем проверить твиттер. Мы постоянно находимся в поиске новой информации: часто это очень полезно для нашего развития, но это также является и барьером, отвлекает нас.

— Вы много писали о процессе принятия решений. Как этот процесс меняется с учетом этой когнитивной трансформации?

— Процесс принятия решений очень занимателен: о работе мозга при принятии решения написано большое количество трудов. Оказывается, что люди не так рациональны, как они о себе думают. Еще со времен Платона человек воспринимал себя в качестве рационального создания, но на самом деле, мы крайне подвержены эмоциям. Человеческий интеллект весьма ограничен в эмоциональном плане, что не редко приводит его к заблуждениям, к совершению глупых поступков, но часто наши инстинкты знают больше о нас, чем мы сами.

— То есть наши родители принимают решения не так, как мы?

— Я не могу точно ответить на этот вопрос — но все это напряжение, эта конкуренция между эмоциями и разумом существовали всегда. Поэтому я не думаю, что механизм принятия решения сильно изменился. Современное поколение обладает большим набором инструментов для поиска и обработки информации, но это не отменяет тот факт, что мы до сих пор подвержены эмоциям, что мы до сих пор способны рассуждать.

На конференции PopTech в 2009 году Лерер говорил о том, как важно при принятии решений или решении проблем привлекать эксперта со стороны: именно отсутствие погруженности в тему позволит ему увидеть свежим взглядом проблемы, которых никто не замечал ранее.

— Вы писали о том, что одним из негативных факторов, которые влияют на наш мозг, является городская жизнь. Что делать человеку, который беспокоится об информационной гигиене?

— В первую очередь, ему стоит подумать о самосознании и понимании тех вещей, которые нас отвлекают: знание своих слабых сторон лишает уязвимости. В дальнейшем принимать шаги для предотвращения будущих ошибок, пытаться оградить себя от них.

Города, как и интернет, с одной стороны, мешают нам, с другой делают нас умнее. Это компромисс. Что касается принятия решений, человеческий разум имеет склонность к предубеждению, имеет врожденные недостатки, и единственный способ справиться с этими недостатками, это знать о них. В тот момент, когда ты принимаешь решения, ты можешь сказать: «Ага, я знаю, что сейчас сработала та или иная систематическая ошибка, которая может помешать мне принять верное решение!» Обращая внимание на то, как мы мыслим, мы учимся принимать лучшие решения.

— Как связаны мышление и механизм принятия решений?

— Потрясающее свойство нашего мозга — это его способность изменяться. Каждая мысль побуждает активность в определенной части нашего мозга, что делает ее материальной. Программа влияет на систему, наши мысли влияют на структуру нашего мозга — это очень сильная идея. Мысли нам кажутся метафизическими, но они имеют вполне физическое воздействие. В зависимости о того, о чем люди думают, происходят изменения в человеческом мозге, мы можем наблюдать, какая именно часть его становится активной.