© Юлия Юсма

© Юлия Юсма

Российским вузам есть еще чему поучиться у западных: у нас до сих пор в магистратуре не учат на английском языке, чтобы стать доктором, нужно сначала получить степень кандидата, студенты проходят практику, которая не помогает найти работу, а о кампусах приходится только мечтать. «Теории и практики» решили выделить 7 главных вопросов к системе образования и понять, как обстоят дела с ответами на них.

Вопрос №1. Общежития


Проблема с российскими общежитиями за многие годы своего существования так и не приблизилась к решению — даже когда университеты начали получать миллионные гранты от правительства. Вместо зеленых кампусов вузы строят многоэтажки в спальных районах, администрация селит за деньги нелегальных мигрантов, а места на парковках продает жителям окрестных домов, в комнатах нет интернета, а дежурные обладают полномочиями надзирателей. T&P выяснили у жителей 5 столичных общаг, как им живется.

Дом аспиранта и стажера МГУ


Кухня: одна на этаже.

Душ: один на блок.

Туалет: один на блок.

Что есть на территории: столовая, библиотека, читальный зал, бассейн, велопарковка, спортзал, два продуктовых магазина, один хозяйственный.

Что есть в комнате: пружинные кровати, диван, стол, шкаф, стул.

Интернет: проводной, платный.

Особые приметы: в здании есть столовая — с огромным керамическим панно во всю стену, дикими сочетаниями цветов в интерьере и бананами в карамели за тридцать рублей. Все двери открываются одним ключом.

**Юля (журфак, третий год в общежитии):** «У нас в комнате мы делали полный косметический ремонт, но свет все равно остался, как в подвале. Не работает никакой интернет кроме проводного: я сама в этом не понимаю, но физики объясняли, что здания как-то так стоят, что ни йота не будет работать, ни собственный вай-фай сюда не проведешь.
Этой зимой на форуме ВШЭ появилась тема «Беспредел в Одинцово»: жильцы общежития №6 увлеченно выкладывали многочисленные претензии к работе администрации. Студенты жаловались на то, что парковка у здания незаконно сдается жильцам окрестных домов, дежурные по этажам считают себя вправе заходить в комнаты в любое время суток, а пропускной режим строг до абсурда. Дело дошло до того, что разбираться приехал ректор Ярослав Кузьминов, пресс-служба опубликовала статью «Бархатная революция» в Одинцово», а в марте в общежитии сменилась охрана.
У нас есть внизу прачечная, сейчас там стирка и сушка стоит 80 рублей, но у нас на одном этаже есть специальные три машинки для журфака. Мы их ждали года два, дождались, а теперь вообще абсурдная ситуация — главный ключ от входной двери туда потерялся, и у многих свой ключ есть, но все это друг от друга скрывают. Так что когда нам надо постирать, это целая история — мы идем туда (в идеале — вдвоем, чтобы первый мог смотреть, все ли чисто по пути, а второй — нести белье) втихаря, открываем своим ключом и стираем. Хуже на обратом пути, когда ты идешь с кучей мокрого белья — встреться тебе кто-то по пути, и ты уже не отвертишься. Проблема еще в том, что это все на кухне, а кухня на ночь закрывается, так что приходится еще и днем все это проворачивать. На кухне практически не готовят, все готовят у себя в комнатах, хоть это и запрещено. И плитки отбирают, и утюг запрещен, и фен. С тех пор, как у нас отобрали плитку, мы вообще перестали дома есть. Я три года здесь живу и местной кухней ни разу не пользовалась. В столовой у нас постоянно меняются владельцы и повара меняются — то очень вкусно, то совсем нет. Сейчас там не очень вкусно, у нас на факультете вкуснее. Но мы и едим там редко, разве что в воскресенье, когда проснулся дома, никуда не надо и выйти из здания лень. Мы же тут вообще очень мало времени проводим — ночуем, разговариваем, пьем чай перед сном, и все. Вечером вообще только начинают люди выходить, разговаривать, выходишь в три часа ночи и толпа на этаже, а днем — почти пусто. У нас спокойный блок, к тому же кого-то часто нет, так что нам спокойно и заниматься, и места хватает. Хотя слышимость и тут, конечно, очень хорошая.

А еще у нас восхитительные замки в комнатах, они все открываются одним ключом! Поменять замок можно, только если он сломался, но и в этом случае ты идешь в администрацию, которая ставит тебе такой же точно новый замок».

Главное здание МГУ


Кухня: две на этаже.

Душ: один на блок.

Туалет: один на блок.

Что есть на территории: несколько кафе, учебные аудитории, хозяйственный магазин, несколько столовых, несколько спортзалов, прачечная, химчистка, аптека, кинозалы, танцевальный зал, музей, бассейн, продуктовый магазин, магазин с одеждой, агентство продажи авиа и ж\д билетов, парикмахерская — салон красоты, отделение банка, канцелярский магазин, магазин подарков.

Что есть в комнате: дубовые шкаф, стол и стул, пружинная кровать.

Интернет: кабель, бесплатный.

Особые приметы: на каждом этаже свой запах. Когда поднимаешься в жилые помещения в башне — закладывает уши.

**Артем Галустян (журфак, аспирант, седьмой год в общежитиях):** «Я живу на аспирантском этаже, так что мне сравнительно спокойно работается. Здесь одиночные комнаты, по две на блок, люди, преимущественно, заняты своей работой. Чтобы все зашумели или забеспокоились, должно произойти что-то из ряда вон. Сказать, что меня это здание вдохновляет — откровенно наврать, оно мало кого вообще здесь вдохновляет. Трепет, как правило, проходит где-то через полгода, если ты сразу не понимаешь, что живешь не в какой-то святыне, а в очень старых стенах, где из-под паркета идет запашок, обои отсыревают, а на потолке в ванных кое-где случаются заросли черной плесени. Осенью и весной начинают десятками биться окна — я это называю «сезон итальянских скандалов». Сквозняки бешеные, особенно на высоте, рамы деревянные — стекла меняют пачками.

Это же еще все сталинская постройка, так что стены просто бумажные. Я когда прихожу домой, с соседкой в другом блоке могу договориться о чем-то, не повышая голоса — личной жизни, естественно, никакой при таком раскладе. Зато мебель из цельного дуба и крепкие дубовые двери. Как-то раз был пожар, и некоторых эти двери спасли — они прогорали очень медленно, и люди сидели дышали в окно, пока пожар не потушили.

После подсчета 100% бюллетеней на участке в главном здании Московского государственного университета, где голосуют преподаватели и студенты, живущие в общежитии, КПРФ заняла первое место, набрав 778 голосов избирателей. Второе место получила партия «Яблоко», за которую отдали свои голоса 475 человек. «Единая Россия» получила 362 голоса.

Вообще тут редко готовят дома, но вот китайцы готовят, и кухней на этаже пользуются (обычно это мало кто делает) — это, надо сказать, запах. Я однажды проснулся и обнаружил у себя в комнате огромного таракана, это была битва вообще — потом выяснилось, что просто тайцы заехали на этаж, и у них кусочек ужина убежал. Но воняет, конечно, не только из-за них — каждый этаж по-своему пахнет, так что парфюм — вещь номер один. Ладно еще если ты просто перемещаешься с этажа на этаж, но когда ты выходишь в город, на тебе же все эти запахи остаются.

Не замечаешь, кстати, когда начинаешь говорить вот это «выйти в город». Тут просто действительно все есть — прачечные, кафе, магазины, говорят, были люди, которые несколько месяцев отсюда не выходили. Это небольшой город с развитой инфраструктурой — есть кафе подороже, есть подешевле; есть химчистка — а есть прачечная. Я, в общем-то, живу в Хогвартсе — тут есть свои четкие Гриффиндор и Слизерин, не стану вдаваться в подробности, но любому, кто здесь живет, это понятно.

Ну и, разумеется, истории про привидения. У меня у самого — хотя я во все это, конечно, не верю — была такая чушь в комнате однажды. То я вернусь, а свет везде выключен, то вода включается сама по себе. Есть еще любители рассказать про призрак старика в черном плаще. Говорят, что несколько охранников на этажах с ума сошло буквально за полгода, и все якобы одно и то же рассказывали — одетая в черное фигура уходила в стену у них на глазах».

Общежитие консерватории имени Чайковского


Кухня: две на этаже.

Душ: душевые в подвале.

Туалет: три туалета на крыло.

Что есть на территории: столовая, репетитории, стол для пинг-понга, спорт-зал, прачечная самообслуживания.

Что есть в комнате: одна двухъярусная кровать и одна пружинная, два шкафа, фортепиано, стулья, один стол.

Интернет: кабель, бесплатный.

Особые приметы: люди активно пользуются общей кухней на этаже и не предусмотрено ни одной курилки на территории.

**Полина (виолончель, 1-й курс, первый год в общежитии):** «Мы с девочками сами готовим еду, в столовую, наверное, кто-то ходит, если готовить лень. В нашей комнате достопримечательность — пафосное белое пианино, не знаю, правда, достается ли оно за какие-то особенные заслуги. Когда я вселилась, оно тут было уже».
**Дима (кларнет, 1-й курс, первый год в общежитии):** «Я первый год учусь в Консерватории, мне в этом общежитии все нравится. Тут все так ровно, что рассказывать вроде бы и нечего — разве что как душевые сломались. Тогда сделали график, по которому мальчики с девочками по очереди должны были ходить в душ, ну и понятно, многие опаздывали, путали, и неловких ситуаций хватало. Нет такого, чтобы селили вместе по курсу или по факультету, обычно это в случайном порядке происходит, если только специально не попроситься куда-то.

Нас по трое в комнате, на всех одно фортепиано и одни стены, так что, кто первый сел за свой инструмент, тот и репетирует. Вообще-то, есть репетитории внизу, целый этаж — как на остальных этажах жилые комнаты, так там — целый подвал репетиториев. Но туда надо записываться чуть ли не в шесть утра, так что я ими не пользуюсь практически.

У меня в комнате есть холодильник, микроволновка — все наше, но ставить никто не запрещает. Я знаю, что года два назад делали капремонт, и до этого было много проблем: и тараканы, и что-то еще. Но сейчас не на что пожаловаться, и менять я бы ничего не стал».

Общежитие ВГИК


Кухня: одна на крыло.

Душ: один на блок.

Туалет: три туалета на крыло.

Что есть на территории: столовая.

Что есть в комнате: пружинные кровати, столы, шкаф, стулья.

Интернет: проводной, тариф со скидкой, нет торрентов.

Особые приметы: мрачные граффити на стенах и коробки из-под пленки на каждом этаже вместо пепельниц.

**Даша (сценарный, 3-й курс, два года в общежитии):** «С интернетом, конечно, дело плохо обстоит — нам, киношникам, закрыть торренты надо было додуматься. Я понимаю, что это вынужденная мера, наверное, потому что здание огромное, но умные пацаны говорят, что можно было как-то решить эту проблему. А так тебе задают смотреть фильм, ты его ставишь вечером вконтакте загружаться и смотришь в пять утра, а потом в девять пятнадцать на пару — это, знаешь, совсем не комфортно. Этажерка, похожая на Филиппа Киркорова, может спокойно заходить в комнаты: например, по утрам иногда я просыпаюсь от того, что она заглядывает и говорит: «Ты спишь? Ну ладно». И уходит — не знаю, что ей нужно. Или мы приходим домой, а она здесь. «Ой, — говорит. — а у нас инвентаризация, мы пересчитываем вещи в вашей комнате».

Готовим мы на кухне, стираем в своей машинке, которую мне недавно подарили. В общежитии общей прачечной нету, так что те, у кого нет своей техники, стирают ручками в тазике. Заниматься комфортно, когда у тебя замечательная соседка сидит рядом и молчит, делая свою работу, но очень трудно, когда пьяные знакомые начинают вваливаться в двери. Первое бывает намного чаще, но по выходным второе — стандарт.

Между этажами есть лестница с уличными пролетами, ее все зовут суицидной, и я не понимала почему: думала, что потому что очень холодно и туда здоровый человек курить из-за этого не пойдет. А потом мне рассказали, что оттуда выбрасывались, причем не наши ВГИКовские. Раньше можно было рублей за 200 переночевать тут в гостях, а теперь все ужесточили, как раз после того как в прошлом или позапрошлом году вот пришел чужой человек и выпрыгнул с лестницы. Теперь гостей не пускают ночевать, если ты через директора не добудешь бумагу о родстве. Ко мне мама приезжала, у нее другая фамилия, это было очень сложно сделать. Но, кстати, что забавно — пролезают нелегально на ночевки через ту же самую суицидную лестницу.

Я бы смягчила режим для привода гостей. Сейчас ты можешь писать три записки в год, в общей сложности на пять дней, на родственников (селят в твою комнату, на твою же койку, так что кто-то из вас спит на полу). А если к тебе подруга приехала или друг, ничего не выйдет».

Студгородок МиСИС


Кухня: одна на этаж.

Душ: один на блок.

Туалет: один на блок.

Что есть на территории: столовая, библиотека с электронным архивом книг по различным специальностям, бассейн, спортзал, прачечная, компьютерные классы.

Что есть в комнате: пружинные кровати, столы, холодильник, электрический чайник, тумбочки.

Интернет: несколько каналов с разной скоростью, тариф со скидкой.

Особые приметы: студентам не запрещают электроприборы, в фойе спорткомплекса — большой аквариум с черно-белыми скатами, уборщица на этаже знает всех по именам и ездит раз в год со студентами на экскурсии по городам России.

Владимир Аникин (ночной директор общежития, два с половиной года на должности, до этого — пять лет в общежитии): «Наш институт старается перевести всех студентов на лучшие условия, но единоразово сделать это сложно,

В Германии в каждом городе, где есть университеты, существуют студенческие городки. Комната на человека со всеми удобствами стоит там около двухсот евро в месяц — студентов всегда селят по одному. Аренда квартиры обойдется значительно дороже: от пятисот евро в месяц.
потому что должна быть очень большая сумма финансирования. Из-за этого пока ремонтируется Коммуна (это еще один комплекс, находится на Орджоникидзе), часть студентов туда переедет, и мы сможем их разуплотнить, а то сейчас многие живут по четыре человека в комнате для троих. У нас огромный наплыв студентов, потому что вуз специализированный, и эта специализация меньше интересует москвичей. Так что процентов семьдесят студентов живут в общежитии.

В студгородке три корпуса, столовая и спорткомплекс рядом. Есть еще одно отдельное здание, которое нам отдал город, но пока там еще живут жильцы какого-то завода в половине помещений. У нас комнаты для первого курса каждый год ремонтируются, ребятам выдаются новые тумбочки и столы. На каждом корпусе стоит газовая котельная, так что перебоев с горячей водой не бывает. Это, кстати, обходится дешевле, чем платить за горячую воду.

За проживание и предоставление всех услуг студенты платят по 400 рублей в месяц, эта сумма обычно нареканий не вызывает. Тем, кто учится на одни пятерки, общежитие предоставляется бесплатно. Спортзал и бассейн мы открываем для свободного пользования во время сессии, когда нужна серьезная разгрузка для нервной системы. В остальное время там такое плотное расписание секций и кружков, что это невозможно.

Активистов за последние десять лет стало меньше. Участвовать в любой инициативе все хотят, а организовывать ее — никто не хочет. Зато есть пожарная дружина. Вообще-то любая государственная организация должна иметь свою, но почти нигде не формируют. А наша два года уже первые места на соревнованиях занимает. Есть еще специальный отряд, занимающийся профилактикой правонарушений — приводит в порядок конфликты, если что не так. Чтобы не доходило до драк и ссор».