Это первый текст колонки, в которой я буду писать про образование будущего и, конкретно, про самообразование — вынесенный за рамки любых институций, лишенный вертикальной иерархии и твердого свода правил того, «как надо», подталкиваемый только любопытством и эстетическим удовольствием от знаний процесс. Самое неприятное, что можно в этой связи рассматривать, — это красивые концепции образования, которые рассказывают нам о чудесном будущем. Но надо честно признаться: никто не знает, что это за будущее. Потому я буду медленно, осторожно и опираясь на исследования и примеры, а не на собственные домыслы, описывать, что нам ждать от образования через 10 лет и что нового про него понятно уже сейчас.

Начну я логичным образом с детей, которые сейчас растут в кардинально другой информационной среде, чем 20 лет назад. Раньше образовательная среда находилась в понятной и похожей информационной плоскости со всей прочей жизнью: телевизор, радио и книги не отличались принципиально от того, что происходило в школе. Теперь школьная жизнь кажется атавизмом — невеселым приветом из аналоговых лет, где все было по-другому: почти ничего не оцифровано, все медленно и неперсонифицированно, там пишут на бумаге, картинки не увеличиваются, а в книжках нет ни кнопки «Поиск» (это вообще моя главная претензия к книгам), ни кнопки share, ни кнопки like.

Начать надо с невероятного — с исследований профессора Шугата Митра

(Sugata Mitra), известного своим экспериментом «Дыра в стене», в ходе которого он устанавливал компьютеры в деревнях по всему миру и наблюдал, как дети самоорганизуются, чтобы научиться ими пользоваться. Это происходит почти мгновенно, вне зависимости от языковых барьеров — все компьютеры специально были с английским интерфейсом.

В 2010 году в журнале British Journal of Educational Technology Митра публикует статью, где описывает такой эксперимент: в стену дома в отдаленной индийской деревушке монтируется компьютер с простейшей программой по обучению молекулярной биологии.

Задача: научить детей в возрасте от 10 до 14 лет, почти не знающих английского, основам молекулярной биологии без учителя.

Результаты: через 150 дней 34 подростка достигли того же уровня, что и ученики элитных школ Нью-Дели.

Список понятий, которые должны были освоить индийские дети в эксперименте Митры: — нейроны, — части тела, — сердце, — мозг, — вирус, — бактерия, — ДНК, — РНК, — наследование признаков, — хромосомы, — живая материя, — неживая материя, — дрожжи.

В это сложно поверить, и статья первым рецензентом была отмечена как «слишком хорошая, чтобы быть правдой», но все же это так, и Митра все тщательнейшим образом задокументировал. О чем это нам говорит? О том, что, привыкнув к школьной системе обучения, мы слабо представляем, что будет, если ее вдруг убрать из уравнения. Оказывается, стоит совместить детей и технологии, как открываются новые узоры взаимодействий и мотиваций в детских группах. Они не только с удовольствием учатся, но и обучают своих сверстников.

Взрослые подключились только во второй части эксперимента, но необычным образом: местную жительницу, ничего не смыслящую в молекулярной биологии, Митра попросил стоять за спинами детей и подбадривать их. Это называется «эффект бабушки», когда детям постоянно говорят: «Здорово! молодцы! а что еще вы можете мне показать?» Это было то последнее вмешательство, которое и вывело детей на высокий средний уровень.

Меньше всего я хочу сказать: откажитесь от школ и давайте в полях сидеть с ноутбуками под скирдами и с бабушками. Но очевидно, что подобный опыт может быть встроен в привычный образовательный процесс.

Кроме того, в образовании меня смущает его консервативность. За последние 400 лет поменялось коренным образом все, и, самое главное: любая информация находится от вас в паре секунд поиска. А учебник как был стопкой переплетенных листов, так ей и остался, да и роль учителя изменилась не сильно.

Я сейчас не говорю про содержание — очевидно что Sidereus Nuncius Галилея довольно сильно отличается от современного учебника по астрономии — но новое время требует совсем других способов работы с информацией. Дети в школе вполне себе приспособлены к современному миру, но штука в том, что они должны быть приспособлены к миру через 5–10 лет, их знания пригодятся им именно тогда.

Главное, что, как мне кажется, должно давать современное образование, называется английским термином fluid intelligence — подвижное, творческое мышление. Умение быстро находить неочевидные решения для никогда до этого не возникавших задач.

И еще раз повторюсь — у меня нет задачи разрушить школы и институты и пустить людей на вольные информационные поля — я всего лишь хочу показать некоторые находки, которые могут дополнить, расширить и улучшить процесс нашего образования или самообразования, будь нам 8, 18 или 68 лет.