Аль-Каида, антиглобалисты и Гринпис работают по сетевому принципу: что это значит и чем грозит.

Последние годы, с широким распространением интернета, стало модно говорить о возникновении нового типа общества — информационного, или сетевого. Оно состоит из хаотично разбросанных узлов, где концентрируется информация, сила, деньги, власть. Связь между ними поддерживают с помощью информационных технологий.

Главный теоретик сетевого общества Мануэль Кастельс считает, что эта модель пришла на смену традиционной вертикально-иерархической во второй половине XX века, а помогли этому процессу хиппи, технари и неудачливые политики. Экономический кризис 1970-х годов заставил задуматься о перспективах капитализма и запустил маховик глобализации, шестидесятники напомнили миру о ценности свободы и культурного разнообразия, а университетские гики, вдохновленные всей этой кутерьмой, взяли и придумали компьютер. К середине 80-х компьютер стал-таки персональным, а с изобретением интернета возможность создать свой «узел силы» появилась у каждого.

Сетевые структуры существовали и прежде, например, в виде боевых ячеек организации «Земля и воля». Но только с возникновением современных коммуникационных систем смогли возникнуть Аль-Каида и МакДональдс. Как нетрудно догадаться, сила сетевых структур в гибкости и отсутствии зависимости от центра. Ликвидация одной группы боевиков не наносит практически никакого вреда террористической сети в целом, пока у ее членов есть мобильные телефоны и доступ в интернет.

Википедия, Гринпис и даже антиглобалисты — вполне себе успешные глобальные сетевые структуры, но все они существуют с определенной целью. А вот возникновение социальных сетей делает каждого из нас чуточку крестным отцом. Люди добровольно регистрируются в Фейсбуке не ради совместного спасения тюленей, а для меркантильного расширения связей.

И ученые это одобряют: Марк Грановеттер, например, считает погоню за друзьями двигателем прогресса. Он открыл закон «силы слабых связей», которые необходимы для инноваций и развития. Этот закон гласит, что у группы друзей вряд ли получится придумать что-то новое без общения с менее близкими людьми. А Стэнли Милгрэм придумал «закон шести рукопожатий» — именно столько человек отделяет каждого из нас от Обамы или любого другого из ныне живущих. Хотя, скорее, это уже «закон шести кликов».