The Noun Project — это развивающаяся библиотека для бесплатного скачивания иконок. Идея настолько простая, что кажется очевидной, и настолько полезная, что невозможно поверить в то, что раньше этого не существовало. Ее создатель Эдвард Ботман в интервью The99percent.com рассказал о том, как сделать бизнес из собственной одержимости.

The Noun Project был запущен в 2010 году с каталогом нескольких сотен иконок и с тех пор стремительно вырос. Дизайнеры со всего мира рисуют новые символы ежедневно, а недавно команда The Noun Project заключила договор о переводе своей библиотеки на 25 языков.

—Такое ощущение, что the Noun Project родился из-за того, что у вас пунктик на этих иконках.

— Я всегда делал много эскизов различных мыслей, зданий, предметов и как-будто бы устал от того, что рисовал. Потом у меня появилась идея нарисовать вещи, которые по-настоящему меня завораживали в детстве. Если что-то увлекает вас в детстве, значит, тому есть очень важная причина. И я начал рисовать эти простые вещи, краны, поезда и секвойи — все эти глупые штуки. И понял, что я до сих пор люблю их рисовать.

Так и родилась идея The Noun Project. Я подумал про себя: «Было бы очень здорово, если бы у меня были рисунки каждого предмета или каждой мысли на планете». В то время я работал в архитектурной фирме, и мне надо было делать много презентаций для клиентов, мне постоянно требовались качественные символы для поездов, велосипедов, грузовиков. Но я не мог найти сайт, который бы мог мне их предоставить. И глядя на свои смешные эскизы машин, я подумал: «Почему бы не использовать эту концепцию для решения этой конкретной проблемы, с которой я сталкивался в ходе моей архитекторской работы?» Примерно так идея стала расти.

— А чем вы занимались до создания проекта?

— Я получил специализацию архитектора интерьеров в Государственном университете Айовы. После учебы моя первая работа была в архитектурной студии. Я разочаровался довольно быстро, но никогда не понимал, как изменить ситуацию.

— А что было причиной разочарования? Рутина работы над клиентскими проектами?

— О, да. В школе дизайна, если преподаватель указывает на что-то в твоем проекте, ты должен знать каждую деталь того, почему ты принял это решение и какое дизайн-мышление стояло за выбранным способом воплощения идеи. На моей работе было много случаев, когда кто-то мог схватить меня и попросить что-нибудь придумать для проекта, о котором я не знал вообще ничего. Это не было похоже на правильный дизайн-подход. Я верю в то, что когда ты разрабатываешь дизайн, тебе нужно находиться лицом к лицу с проблемой долгое время, чтобы найти красивое решение, но там этим было трудно заниматься.

— Так когда вы решили заняться конкретной идеей разработки the Noun Project?

— Ни я, ни София никогда не открывали малый бизнес, не были предпринимателями, так что много чему предстояло научиться. Мы начали писать бизнес-план. Мы также прочитали книги, которые помогли нам двигать нашу концепцию. Одна из них была 37signals' Rework. Я думаю, она нам очень помогла упростить наше видение и сосредоточиться на маленьких шагах. Одним из таких маленьких шагов стала идея собрать коллекцию символов для веб-сайта. Как только мы начали это делать, мы столкнулись со всеми теми мелкими проблемами, которые нам нужно было решить перед запуском. Сбор знаков был настоящим катализатором, он дал нам толчок и динамику. И это привело к тому, что мы начали собирать деньги на Kickstarter.

— Сколько времени ушло на то, чтобы собрать все эти символы?

— Около года. Еще одним огромным катализатором было то, что меня уволили во время экономического кризиса, и когда это случилось, я подумал, что это прямо знак. Если бы меня не уволили, возможно, я никогда бы не начал свой проект.

— Имеет ли ваш первоначальный бизнес-план какое-то отношение к тому, чем вы сейчас занимаетесь?

— Я думаю, что, несмотря на то, что твоя компания, скорее всего, никогда не дойдет в бизнес-плане до задуманного, важно иметь что-то написанное на бумаге. Есть много вещей, которые мы смогли продумать до конца, написав бизнес-план. Это было невероятно ценным — по-настоящему сформулировать, какова была цель The Noun Project. И это до сих пор является нашей целью.

— Так что это за цель?

— Развивать визуальный язык. У дизайнеров не было эффективного способа для скачивания действительно хороших символов для их проектов, а у нас появилось решение, которое мы cмогли превратить в деньги и сделать из этого бизнес.

— Что сейчас для вас самое интересное в этой работе?

— Когда мы сделали наш первоначальный бизнес-план и запустили его, мы думали, что сайт будет предназначен для творческого сообщества, дизайнеров и т.д. Но удивительно было то, что появилось много различных пользований. Мы получаем много электронных писем от учителей, которые использовали символы в своих классах, или же от людей, работающих с детским аутизмом. До запуска проекта мы никогда не думали об этих возможностях.

Меня очень забавляет то, что the Noun Project живет своей жизнью. Хочется плакать и смеяться от того, что ты не знаешь, как он будет выглядеть через три или четыре месяца. Я имею ввиду, что ты можешь иметь какое-то представление об этом, но точно знать не можешь. Например, Code for America позвонил нам с идеей Iconathon, и мы им сказали: «Давайте это сделаем!» Сейчас мы думаем поехать в другие страны, чтобы сделать Iconathon.

— Сталкивались ли вы с понятиями, которые невозможно нарисовать?

— Почти любое понятие можно превратить в иконку, если захотеть. Просто некоторые труднее нарисовать, чем другие, и управлять этим процессом довольно весело.

К примеру, в первые три недели, как мы запустились, я сделал символ пениса. Он был хорошо нарисован, но я решил, что он не подходит для нашей аудитории, поскольку у нас есть много педагогов и детей.

Вообще, просыпаться утром и видеть новые символы, которые мне надо утвердить или отвергнуть, очень забавно. Недавно нам предложили нарисовать южноамериканский напиток, он называется «матэ». Честно говоря, я сделал ошибку, отказавшись от него, потому что я не знал, что это. К счастью, дизайнер написал мне по электронке: «Я показал это всем моим друзьям и все сразу поняли, что это». Потом он отправил мне ссылку из «Википедии». Причина того, что я не понял, была разница в культурах. Было очень интересно видеть, как это вышло на поверхность.