Еще один способ получать знания за границей — это устроиться на стажировку в профильную компанию. Чем занимаются такие интерны: приносят кофе или получают реальный практический опыт работы? Любят ли за границей российских стажеров и сильно ли мешает языковой барьер? Платят ли за это деньги и есть ли смысл тратить свое время? На эти и другие вопросы «Теории и практики» будут отвечать в новой рубрике каждую неделю. Зоя Каташинская прошла стажировку в Центре современного искусства Помпиду-Мец, расположенном в небольшом городе в восточной части Франции.

Зоя Каташинская, 24 года



Род занятий: окончила исторический факультет МГУ, работает в области современного искусства — в галерее Paperworks, учится в аспирантуре, где собирается писать диссертацию о французском искусстве середины ХХ века.

Место стажировки: Центр современного искусства Помпиду-Мец.

Город: Мец.

Срок стажировки: два месяца.

Обязанности: организация выставочного проекта.


Место


Я проходила стажировку в центре современного искусства Помпиду-Мец, расположенном в небольшом городе в восточной части Франции. Это филиал одного из крупнейших в мире музеев современного искусства — центра Помпиду, находящегося в Париже. Центр Помпиду в Меце открылся совсем недавно — в мае 2010 года — и работает исключительно как выставочная площадка. Сама идея такой институции интересна — она зародилась во время реконструкции парижского центра Помпиду, когда его коллекция искусства XX века активно гастролировала по разным музеям и выставкам мира. Французы решили, что им самим было бы неплохо иметь у себя еще одну площадку, где могли бы демонстрировать коллекцию центра Помпиду, одновременно таким образом развивая регионы Франции и популяризируя искусство. Что ж, всеми правдами и неправдами она собрали 1 000 000 посетителей за год и пять месяцев работы. Впечатляет. Не многие русские столичные музеи могут похвастаться таким результатом.

Жизнь центра строится вокруг крупных выставок. Первой, например, была выставка «Шедевры?», где была собрана добрая часть классики искусства XX века. Я же работала над выставкой «1917», которая целиком посвящена искусству одного года. В самом центре, кроме выставок, предлагается обширная параллельная программа, состоящая из спектаклей, кинопоказов, лекций, экскурсий, нацеленная на раскрытие темы выставок. Плюс, не последнюю роль в привлечении публики играет архитектура центра, спроектированная японцем Шигеру Баном.

Это место для стажировки я выбрала не сама, оно было предложено организаторами стажировки — европейской организацией EUNIC совместно с посольствами иностранных стран. Эта стажировка предназначалась для молодых русских кураторов. Предлагалось шесть стран и шесть разных институций, в которых можно было получить стажировку. Среди прочих вариантов были Англия, Швеция, Германия, Австрия, Румыния. Мне лично была интересна сама эта стажировка, а не конкретное место. На тот момент о самом центре Помпиду-Мец я мало что знала. Почему мне так важна была эта стажировка? Я занимаюсь современным искусством, и так сложилось, что я больше знаю современное русское искусство, которое на сегодняшний день не является мейнстримом, и мне было очень интересно каким-то образом познакомиться с международным контекстом. Поэтому в первую очередь выбирала не саму страну или место, куда поехать, а эту конкретную стажировку, дающую возможность получить опыт работы в иностранной институции современного искусства.

В своей заявке из всех предложенных вариантов я указала в приоритете именно Францию и, как выяснилось, не прогадала. Этот вариант мне приглянулся сразу по нескольким параметрам. Во-первых, здесь предлагали интересную для меня программу. Стажеру предстояло работать над выставкой «1917», посвященной искусству этого года, а также участвовать в повседневной жизни центра. Я как раз этого и ждала от стажировки: получить опыт в организации крупного выставочного проекта, а также узнать, как устроена иностранная организация. Более того, мой выбор страны был определен тем, что именно искусству Франции будет посвящена моя диссертация, плюс, я учу французский. И, конечно, я не смогла устоять перед брендом центра Помпиду. Одним словом, в этом варианте все для меня сошлось, хотя я была готова поехать и в другие страны.

Обязанности


Во Франции я два месяца работала в выставочном отделе, где формируют программу всех мероприятий центра от масштабных выставочных проектов до спектаклей, лекций, творческих встреч, кинопоказов. В работе над выставкой «1917» задания у меня были самые разные от ведения переговоров с русскими музеями, составления хронологии искусства 17-го года до поиска погодных сводок Петрограда того времени. Одним из самых интересных для меня заданий была работа с прессой тех лет. Для этого мы специально ездили в парижскую библиотеку современной истории. На мое удивление, там обнаружилось довольно много русской прессы того времени. Мне никогда раньше не приходилось читать «Правду» или иллюстрированные журналы — такие, как «Бич» и «Аполлон», датированные 1917-м годом.

Необычным был опыт сотрудничества с русскими музеями. В целом, отношение доброжелательное, но бывали организации, которые откровенно не шли на контакт. Вообще иностранцам тяжело с нами работать. И как бы я ни старалась сгладить разные углы, у них все равно осталось мнение, что с Россией лучше не связываться. Но тут даже не столько вопрос в российских музейных сотрудниках, сколько в том, как у нас все законодательно оформлено. Не буду описывать всей сложности процесса, просто скажу, что например, в Америку на временные выставки произведения искусства из России вывозить вообще нельзя.

Также много времени у меня ушло на знакомство с самим центром. Для меня многое было в новинку, начиная от метода работы и заканчивая некоторыми профессиями. Например, я до этого не знала, что у выставок есть свой сценограф, который придумывает, как расположить работы в пространстве, какие стены построить, как расположить освещение. И для французов сценограф практически так же важен, как и куратор выставки. И это ты сразу чувствуешь, когда оказываешься на выставке во Франции.

Со своей стороны, я старалась делать небольшой ликбез о русском современном искусстве. Конечно, мне было не просто работать в иностранном коллективе, тем более на французском, который я знаю хуже английского, когда времени у меня было не так много, чтобы до конца освоиться. Но это был интересный и полезный опыт.

Больше всего во время стажировки меня удивил профессионализм иностранных коллег, то, с какой скрупулезностью и серьезностью они подходят к своей работе. У нас принято считать, что раз ты занимаешься искусством, то значит, отношение к работе должно быть «творческим», то есть неточным. У нас можно что-то не изучить до конца, познакомиться с творчеством художника только наполовину или не обращать внимания на исторический контекст — и все пройдет. У них к гуманитарным наукам другое отношение. В России большинство выставок не представляют научного интереса. На Западе практически каждая выставка — исследование. Например, у нас в команде была девушка, кандидат наук, которая была ответственной за исследовательскую работу (chargée de recherche). В России же большинство выставок «юбилейные», и главная их идея в том, чтобы показать новые работы, а не в том, чтобы найти или осветить новый угол зрения на творчество художника или на выбранную проблематику.

Как попасть


Моя стажировка действительно была делом случая, но точно не знакомств. Об этой программе я узнала случайно в ленте новостей фейсбука ГЦСИ, где увидела анонс о презентации этой стажировки, причем за день до самой презентации. Одной из первых мыслей у меня было, что все места уже распределены, но я все же решила сходить, а потом из тех же соображений стала подавать документы.

Пока я собирала необходимые бумаги, меня все время преследовала мысль, что есть столько других сильных кандидатур и что у меня мало опыта и так далее. Меня в тот момент поддержала мой университетский научный руководитель, которая не только готова была дать на меня рекомендацию, но и нашла время объяснить мне, как правильно все заполнить, и посоветовала, у кого еще взять рекомендации. Я все сделала по ее инструкции, и на мою заявку обратили внимание. Потом было несколько собеседований: по телефону, лично, на русском, на французском. Было нервно, но в последний день, когда должны были объявить результаты, мне уже вечером позвонили и сказали, что готовы дать стажировку мне, если я подучу французский. Так что по своему опыту скажу, что не все заранее решено и что надо избавляться от этих стереотипов и не бояться участвовать в конкурсе.

Бонусы


Условия моей стажировки были идеальными. Французское посольство помогло мне с визой, оплатило перелет, в Меце я жила в огромном guest house музея, в пяти минутах ходьбы от готического собора в самом центре города. Плюс мне дали суточные, которых хватало на жизнь. Бонусы тоже были. Например, несколько раз я ездила за счет центра Помпиду-Мец в Париж и в Люксембург для работы в библиотеке. Еще мне дали проходку на одну из крупнейших ярмарок современного искусства FIAC. Одним словом, вниманием меня не обделяли.

Моя стажировка не предполагала возможности остаться в центре на постоянной основе. Хотела бы я работать в центре Помпиду-Мец? Если честно, то я даже всерьез не рассматривала такую возможность, может быть, из-за того, что был и остается языковой барьер, и во многом из-за этого пока я не могу работать в полную силу. Но в целом для некоторых проектов я бы хотела там устроиться как ассистент куратора, хотя я понимаю, что это очень маловероятно. У самих французов много своих безработных искусствоведов, и они в первую очередь будут брать их. Это не говоря уже обо всех остальных бюрократических сложностях с получением разрешения на работу и прочего.

И вообще я не хотела бы всю жизнь работать за границей. Свою стажировку я рассматриваю как получение нового опыта, который мне пригодится в работе в России. Конечно, два месяца — это не так много, хотелось бы поехать на год, например. Возможно, через какое-то время получится поехать еще, но потом хотелось бы вернуться.

Планы


Вопрос про планы — это всегда тяжелый вопрос. У меня много планов появляется совсем незадолго до того, как я их начинаю реализовывать, поэтому не очень люблю загадывать на будущее. Главное, заниматься интересным делом. Стажировка в этом плане, конечно, открыла новые возможности, свела с новыми людьми. Теперь буду стараться за это держаться. Вот сейчас, например, я вместе с остальными участниками делаю небольшой отчетный выставочный проект, который пройдет в ГЦСИ. Еще планируется проведение симпозиума с обсуждением опыта всех участников и презентации следующей программы аналогичных стажировок. Параллельно с этим я продолжаю учиться в аспирантуре и работаю в галерее Paperworks.