© Юля Юсма

© Юля Юсма

В рубрике «Рабочий класс» T&P просят молодых людей, которые добились успеха в своей области, рассказать о том, как им это удалось. Олесе Кочановой 26 лет — семь из них она работает в Театральном центре «На Страстном». До этого были школа журналистики в «Известиях» и колонка анонсов событий в приложении «Известия медиа». Начав карьеру с должности арт-менеджера, она стала пресс-атташе театрального центра, затем куратором международного студенческого театрального фестиваля «Твой шанс» и руководителем крупных проектов в театре. Лично знает всех театральных критиков Москвы, дружит с актерами и периодически открывает талантливых студентов театральных вузов для большой сцены.

Свою первую рабочую встречу я провела сразу после собеседования, хотя еще не знала, была ли я принята в штат. Я была студенткой третьего курса театроведческого факультета ГИТИСа, когда узнала, что театральный центр «На Страстном» обновляет команду и им требуется сотрудник на должность арт-менеджера, как это часто бывает — уже окончивший театральный институт и имеющий опыт работы в театральной сфере. Ни того, ни другого у меня, конечно же, не было, но по остальным критериям — коммуникабельность, умение делать несколько дел одновременно и хороший уровень иностранного языка — я вполне подходила под описание кандидата. Так случилось, что именно в этот день и час зарубежная театральная труппа, увидев афиши во время прогулки по бульвару, решила посетить театр. Я показала им площадку и рассказала немного о проектах Страстного, так как к тому времени часто бывала в театральном центре, смотрела фестивальные спектакли, «Золотую маску». На работу я вышла на следующий день.

Первый рабочий день закончился в полночь. Это был канун вручения театральной премии «Гвоздь сезона». Я развешивала какие-то афиши, закрывала аккредитацию, беспрерывно отвечала на звонки. Уже тогда мне стало ясно, что работа арт-менеджера подразумевает, что ты делаешь все: от создания концепции проекта и его реализации до дизайнерских историй и кампании в медиа. Я очень быстро поняла, что это место — мое. По образованию я театральный критик, но организационная деятельность мне всегда была близка, а здесь и знания пригодились, и на месте сидеть не пришлось. В первое время я совмещала написание статей, рецензий на спектакли с работой в театральном центре, но со временем перестала это делать по двум причинам: а) чтобы писать хорошие статьи, требуется много времени, а основная работа мне его не оставляла; б) со временем все, что ты говоришь — хорошее или плохое — начинает восприниматься не как твое личное мнение, а как позиция ТЦ, чего я себе позволить не могла.

В начале моей карьеры мне казалось возможным реализовать самые невероятные идеи. Тогда еще существовал фестиваль «Чеховские сезоны» в Ялте, а у Мерил Стрип была роль Аркадиной «Чайке». Спектакль шел в Центральном парке Нью-Йорка. Я написала ей письмо с тем, чтобы пригласить ее на фестиваль. Понимая то, что вероятность ее приезда не была велика, в тексте я расписывала, что у нее есть уникальная возможность погулять по тем местам, где жил великий русский писатель, быть в атмосфере, где Чехов создавал свои произведения. Мне ответил ее агент, сообщив, что у Мерил очень загруженный график, и она не сможет приехать, но отметил, что они были почтены вниманием. Сейчас мне смешно про это вспоминать. Правда, я по-прежнему считаю, что всегда надо пробовать, рисковать. Ведь никогда не знаешь, какие обстоятельства могут способствовать принятию того или иного решения. Только сейчас я предпочитаю дублировать официальные письма звонками и заручаться поддержкой людей, которым доверяют продюсеры актеров такого уровня.

«Копы в огне» — экспериментальный проект, нечто среднее между спектаклем, мюзиклом и хип-хоп концертом. В рамках этого действа профессиональные музыканты превращаются в театральных актеров и танцоров.

Первым заметным проектом, в котором я участвовала, был театр «Королевский жираф», который продвигал Слава Полунин. Мне предложили ассистировать в организации фестиваля свободного искусства «Жираф» в Нарве. Это был потрясающий опыт. На три дня город превратился в одну большую сценическую площадку, где перекрывались улицы и проспекты, клоуны, актеры, танцоры и музыканты составляли чуть ли не треть населения города — было очень весело. После того лета мне хотелось движения, бурной деятельности, и я активно начала заниматься проектом «Твой шанс» и одноименным международным фестивалем, представляющим лучшие студенческие и постдипломные спектакли ведущих театральных академий. Руководство подсказывало то, как можно воплотить мои идеи, и второй фестиваль, прошедший в мае 2008 года, был стартовым и достаточно самостоятельным проектом для меня как для куратора. В России вообще сложно научиться именно руководству проектами в театральной сфере, да и менеджменту, как таковому, сейчас даже школу театрального лидера открыли, — объективно, в области есть проблемы. У меня была определенная свобода действий, в меру контролируемая, и возможность осуществлять самые неординарные идеи и проекты. История получалась взаимовыгодная: я развивалась в профессиональном плане, а с моими проектами развивалась площадка.

Театральный институт — это база, теоретические знания, но там не учат руководить, практика — единственный путь вырасти в выбранной области. В театре все взаимосвязано: очень важную роль играет знание, в этом смысле ГИТИС дал мне многое, но в том числе и связи. Дружеские отношения, завязавшиеся во время учебы в университете, с ребятами с режиссерского или продюсерского факультетов сейчас очень сильно помогают. Плюс многое зависит от тебя, если ты хочешь чего-то добиться, то ты этого добьешься, будешь черпать информацию из всех возможных источников, а жизнь сама приведет к тебе нужных людей. Я против дилетантства в профессии. Когда говорят, что актерская профессия может быть хобби: днем человек работает стоматологом, а вечером — пьесы играет, я не соглашаюсь. Театр должен оставаться областью для профессионалов, по моему мнению, а зрителю необходимо формировать свой художественный вкус и критический взгляд. Это дело непростое.

Для меня театр — работа, но когда я хожу на спектакли, стараюсь абстрагироваться от того, что сама имею какое-то к нему отношение. От зрителя я отличаюсь тем, что есть багаж знаний именно в этой области, есть много всего, что я уже посмотрела, прочитала, но все равно невозможно воспринимать постановки как нечто механическое, я каждый раз пропускаю спектакли через себя, если это того достойно, конечно. Так что поход в театр не событие, а важная составляющая моей жизни, и не только профессиональной. Спектакли я смотрю практически каждый день, стараюсь не пропускать самые яркие события театральной жизни, фестивальные, гастрольные спектакли. Профессия подразумевает то, что ты должен быть постоянно в курсе всего, что происходит в театральной жизни не только Москвы, но и мира, иметь свое собственное мнение о постановках и режиссерах.

Мне кажется, нашу жизнь определяет случай, так я попала работать в театр и в ГИТИС. Я всегда завидовала людям, которые точно знают, чего они хотят. С детства один жаждет быть доктором или бизнесменом, у меня такого не было. И когда уже все одноклассники определились, в какой институт будут поступать, то я загорелась журналистикой. Моя мама — журналист, и это, должно быть, как-то повлияло на мой выбор. Я решила поступать на журфак МГУ. МГИМО тоже рассматривала, но решающим фактором стало расстояние от дома до университета: в МГУ можно было бы ходить пешком. С 9 класса я посещала школу журналистики в «Известиях», плюс там была практика в пресс-службе этого же издания. Примерно в это же время Павел Бардин, ныне известный режиссер, а тогда шеф-редактор приложения «Известия медиа», предложил мне вести колонку новостей, делать анонсы событий. Но в какой-то момент, когда уже подготовка к экзаменам в МГУ шла полным ходом, был пройден творческий конкурс, то есть отступать было некуда, я разочаровалась в том, чем мне предстояло заниматься. Я ничего не имею против журналистики, но для себя я поняла, что просто журналистом быть не хочу. Я случайно открыла справочник абитуриента, который нашла в квартире у друзей — у меня-то его не было, на странице ГИТИСа, среди огромного количества факультетов была специализация «журналист в области театра», театральный критик. Позвонив, я узнала, что первая консультации была вечером того же дня. Абитуриенты меня поразили, они знали не только постановки и актеров, в них когда-то игравших, но платья, в которых была одета актриса. Мне стало ясно, что нужно сделать невозможное, чтобы поступить на этот факультет. Я взяла список литературы в деканате, забросила все и читала днями и ночами, в итоге в ГИТИС я поступила, забрав документы с журфака, о чем совсем не жалею. Не нужно бояться все менять в последний момент, если вы уверены, что это того стоит.

Если ты занят любимым делом, оно априори будет успешным. Один из самых заметных проектов, к которым я имею непосредственное отношение, — это хип-хопера «Копы в огне». Постановка уже в течение нескольких лет собирает полные залы, и люди приходят ее смотреть по нескольку раз. Вообще, сотрудничество с творческим объединением Cirque de Charles la Tannes — особый пункт в моем профессиональном пути. Мне близки вещи, которые они делают, и это действительно новое и интересное явление на русской сцене, заслуживающее внимания. Я люблю свою работу за непредсказуемость. Приходишь на спектакль в аудиторию ГИТИСа или Щуки, или Щепки, или Школы-студии МХАТ, и смотришь много средних работ, но потом совершенно неожиданно открываешь для себя, а потом и для московской публики спектакль, новый, современный и талантливый. Так, например, произошло с постановкой «История мамонта» Мастерской Кудряшова (ГИТИС) по роману «Географ глобус пропил», который стал событием культурной жизни и гремел два сезона подряд. Как только я его увидела, сразу предложила в рамках фестиваля «Твой шанс» показать его на большой сцене. Творческая группа рискнула, и это был абсолютный успех. Но спектакль в моей работе — это такой бантик, основных трудов зрители не видят. Стрессов много, ты всегда работаешь с людьми, и часто все идет совсем не так, как планировалось.

Для себя я приняла аксиому, что из любой ситуации можно найти выход.

В критический момент у меня обычно не хватает времени, чтобы отчаиваться, и даже нет мысли задавать вопросы, есть ли выход из данного положения. Включаешь мозг и начинаешь думать. Когда мы устраивали гастроли в Польшу постановке «Копы в огне», было все: задержки загранпаспортов, проставление виз день в день и совершенно анекдотичная ситуация, когда актер остался на перроне, выйдя за сигаретами без телефона, паспорта и денег на такси, чтобы догнать поезд. В общем, работа нескучная. И ничего невозможного нет. Я верю в людей, верю в человечность. Все эти магические, на первый взгляд, истории происходят потому, что люди идут мне навстречу. Я не знаю, как у меня это получается, но я всегда нахожу решение и мне часто помогают в сложных ситуациях люди разных профессий и статуса, просто нужно уметь с ними разговаривать, и они пойдут вам навстречу.