В течение года «Теории и практики» брали интервью у важных людей: Вернера Херцога, Уильяма Тернера, Андреаса Хелмке, Бориса Шармаца. Все они отвечали на вопрос о книгах, которые повлияли на их жизнь и творчество, и объясняли, почему их можно внести в список тех, которые нужно прочитать немедленно.

Вергилий, «Георгики»


Вернер Херцог, немецкий режиссер, сценарист, актер

«Мир раскрывается перед теми, кто ходит по нему пешком. Это максима. И еще мир открывается тем, кто читает. В России напоминать об этом излишне, но вот в Америке никто больше не читает. И я повторяю им: читайте, читайте, читайте, если вы не будете читать, вы никогда не станете кинематографистом. В моей киношколе введен список книг для обязательного чтения, и начинается он с «Георгик» Вергилия — это эпос о сельской жизни. Это величайшая поэма величайшего поэта. В моем списке есть исландская сага «Эдда», которой более 1000 лет, рассказ Хемингуэя, а также официальный отчет о расследовании убийства президента Кеннеди. Это, как ни странно, очень насыщенная литература, мне очень нравится этот рапорт именно как литературное произведение.

Вергилий — знаменитейший поэт Августовского века. «Георгики» — его вторая поэма, состоящая из четырех книг. Сподвижник Августа донес до поэта волю императора, стремившегося возродить земледелие в стране. Вергилий воспевает улей, яблоневый сад и пишет об ужасах мора, настигшего хлев».

Интервью с Вернером Херцегом и полная стенограмма мастер-класса на T&P

Гордон Маккензи, Orbiting the Giant Hairball


Уильям Тернер, главный редактор журнала Fast Company, колумнист New York Times и The Guardian

«Взрослый человек сам отвечает за то, как проходит его жизнь. Получая высшее образование, вы становитесь специалистом в своей узкой нише. Если остановиться на этом, не делать попыток общаться с людьми из других специальностей, или писать, или учить тому, что вы уже знаете, то у вас будет меньше шансов достигнуть успеха. Показатель компетентности — это когда вы можете ретранслировать свой опыт и знания тем, кто в этой области совершенно ничего не понимает. А в высшем образовании импульс сейчас не совсем такой.

Orbiting the Giant Hairball — легендарная книга в США, которая написана Гордоном Маккензи — в прошлом креативным директором Hallmark. Это изумительный мыслитель и гений, в книжке описан его персональный опыт. Для тех, кто верит в рост собственной личности, эта книга — что-то типа библии».

Интервью с Уильямом Тернером на T&P

Джон Хэтти, Visible Learning


Андреас Хелмке, немецкий исследователь образования

«Многие учителя почему-то решили, что все уроки, которые хотя бы немного отличаются от классической модели, — это уже отличные уроки. Многие стали делать акцент на собственной индивидуальной манере — это очень наивно. Результаты исследования, опубликованного три года назад Джоном Хэтти, развенчали этот миф.

В своей книге Visible Learning профессор Оклендского университета Джон Хэтти публикует результаты 15-летнего исследования причин, которые приводят к успехам и провалам у школьников. По его мнению, как минимум 80 процентов времени урока должны говорить ученики, а не учителя».

Интервью с Андреасом Хелмке на T&P

Жак Рансьер, The Ignorant Schoolmaster: Five Lessons in Intellectual Emancipation


Борис Шармац, французский хореограф, возглавляет Музей танца в Ренне

«Многие танцоры не любят читать, потому что не в состоянии долго находиться на одном месте. Мы пытались придумать в школе серию упражнений, которые бы сломили эти расхожие представления. Ну, с чего можно начать — читать, стоя на одной ноге, или выполнять другие упражнения на равновесие с книгой в руке. Вариант посложнее — читать, стоя на книге. В то время нашей настольной или, скорее, наручной книгой был The Ignorant Schoolmaster Жака Рансьера. Если хотите, посыл Рансьера можно переформулировать и так: даже если родители не знают алфавит, они могут научить своих детей читать. Интересуетесь альтернативной педагогикой — эта книга для вас.

Ее главный герой, Жак-Жозеф Жакото, бежал из Франции после восстановления власти Бурбонов и оказался в Бельгии. Сам он ни слова не говорил на фламандском, но решился все-таки преподавать местным студентам французский с помощью двуязычного издания «Телемака» Фенелона. Вскоре он с удивлением обнаружил, как быстро его ученики добились отличных результатов — без особой необходимости присутствия учителя».

Интервью с Борисом Шармацем на T&P