Татьяна Пшеченкова разрабатывает новые методы исследования стали, носит обрезок трубы в конверте, заботится о том, чтобы Москва не осталась без электричества, выигрывает научные конкурсы и танцует хип-хоп. Новый герой T&P в рубрике «Молодые ученые».

Где училась: МИСиС, энерго-экологический факультет (2007 год), аспирантура.

Что изучает: свойства стали в котлах на электростанциях.

Особые приметы: занимается хип-хопом, окончила музыкальную школу по классу фортепиано, смотрит «Теорию большого взрыва», «Как я встретил вашу маму» и «Доктора Хауса» в оригинале.

Я окончила Московский институт стали и сплавов, мое образование можно применить к любой сфере металлургии или энергетики. Сразу после института стала работать во Всероссийском теплотехническом институте, в отделении металлов. Наша научная группа занимается исследованием сталей, применяемых на электростанциях.

У меня, можно сказать, семейная династия: папа учился в МИСиС, бабушка — металлург, они оба — кандидаты наук именно в этой области. Сейчас я с папой часто контактирую по работе, он работает в другом исследовательском институте, мы часто к ним обращаемся за дополнительными исследованиями. В общем, мне довольно легко было выбрать это направление.

Для того чтобы проводить исследования на высоком уровне, мне приходится читать много современных научных журналы и базисные работы шестидесятых. Многие авторы учебников, которые заложили основы в этой области, недавно работали во ВТИ или до сих пор работают.

В аспирантуру я сначала не пошла, так как не думала, что меня заинтересует научная работа. Но мне очень повезло с научным руководителем и с начальницей. Это настоящие мастодонты науки — люди, увлеченные любимым делом, заражающие своим энтузиазмом окружающих. Моя начальница Бальбина Эммануиловна Школьникова, ей 74 года, она автор множества книг, по которым я занимаюсь. А мой научный руководитель Владимир Алексеевич Богачев — самая светлая голова нашего института, я считаю. Многие мои научные работы инициированы именно им, он ставит очень интересные задачи.

Металловедение — это область материаловедения, которая, как можно догадаться, касается только металлов. Моя специальность и то, чем занимается наша группа, — это прогноз остаточного ресурса металлов на электростанциях. Вот стоят трубы, по ним течет вода, которая потом превращается в пар, пар выходя из труб, расширяется и крутит турбину. Турбина приводит в движение электрогенератор, преобразующий кинетическую энергию вращения ротора генератора в электрический ток. Нам нужно знать, сколько отработают трубы котла. Если будет авария, и труба порвется, то придется останавливать энергоблок, а это сумасшедшие деньги и прекращение подачи электричества. Наша задача — определить, какие трубы нужно поменять.

Мы смотрим металл под микроскопом, оцениваем его механические свойства, делаем химический анализ. И по нашим методикам предсказываем, сколько еще осталось. Пишем рекомендации: нужно ли поменять трубы, сколько часов они еще продержатся. Такую работу я делаю по контракту, мы заключаем договоры, расследуем аварии. Причин аварии может быть множество: перегрев, нарушение режима и так далее.

Моя непосредственная работа по диссертации заключается в том, что я разрабатываю методику оценки температуры металла труб в котле. В котле температура сумасшедшая, туда невозможно залезть. Но раз в несколько лет котел останавливают, тогда можно определить, при какой температуре металл эксплуатируется. У каждой марки стали есть свои ограничения по температуре. Если температура при эксплуатации была выше, то металл разрушится, и довольно сложно это предупредить. Моя задача — придумать и

воплотить метод, который позволит определить температуру металла в котле, не вырезая при этом образцов для исследования. Сейчас я веду расчеты и подтверждаю их экспериментами. Главная задача, конечно, не допустить аварии. Если это произойдет, отключится электричество. Помните, когда электричество отключилось и пол-Москвы встало, это было страшно. Все настолько привыкли, что электричество повсюду, что даже не задумываются: если отключится электричество, они не смогут сделать практически ничего из того, что делают каждый день: разогреть/охладить еду, поработать за компьютером, почитать поздно вечером книгу, даже на улицу выйти, потому что многие замки в подъездах на электричестве.

Сегодня, например, была критическая ситуация — авария, разрушились трубы. Нам сделали вырезку трубы, нужно было срочно назвать причину повреждения. С самого утра я пошла в лабораторию, работала там за микроскопом несколько часов, делала фотографии. Потом у меня занятия в аспирантуре по философии. Потом будем смотреть и обсуждать фотографии с моим начальником, и решать, в чем дело с этой аварией. В обычные дни, когда нет ничего срочного, я работаю над своей диссертацией или делаю исследования металла для станций.

Мне очень интересно заниматься наукой: самой ставить задачи, проводить эксперименты, где результат может быть непредсказуем. Возможность придумывать что-то новое очень важна для меня. Многие электростанции, я надеюсь, смогут воспользоваться моей разработкой. Со своей работой я выступаю на конференциях, результаты исследований публикуются в научных журналах. «Металловедение и термообработка», «Электрические станции», «Теплоэнергетика» — это известные журналы, и на станциях их читают всегда. Я не знаю, как в других областях, но у нас исследования не оторваны от практики. Наши задачи — это не праздный интерес, мы знаем, что они нужны. Если открыть любую статью, то можно увидеть реальную проблему, на которой она основана.

Недавно был разработан новый металл для эксплуатации в парах сжигания мазута (это грязное топливо, высокосернистое), но когда в качестве топлива в котле стали

использовать газ, пошли поломки. Это удивительно, ведь газ — более чистая среда, а мазут — более агрессивная, но оказалось, что у этой стали есть такое свойство. Эта проблема дорогого стоила — было множество аварий. Вот такими исследованиями мы и занимаемся.

Если есть желание что-то делать, то все проблемы можно преодолеть. Каждый год можно участвовать, например, в конкурсе на внутриинститутский грант. Заявляешь исследование, его оценивает комиссия, и если оно перспективное, то выделяются деньги на его проведение. Есть еще президентский грант, на него тоже можно подавать заявку, и я в нем буду участвовать. Также платят субсидии от Правительства Москвы для молодых специалистов, которые занимаются научной работой.

Я считаю, что у меня творческая работа, и я осознаю ее необходимость. Энергетика — это же область полезней некуда. В шутку я иногда говорю, что дарю людям свет и тепло.