Еще один способ получать знания за границей — это устроиться на стажировку в профильную компанию. Чем занимаются такие интерны: приносят кофе или получают реальный практический опыт работы? Любят ли за границей российских стажеров и сильно ли мешает языковой барьер? Платят ли за это деньги и есть ли смысл тратить свое время? На эти и другие вопросы «Теории и практики» будут отвечать в новой рубрике каждую неделю. Дмитрий Беляев прошел стажировку на двух радиостанциях в Мюнхене, где делал репортаж с концерта Arctic Monkeys, выходил в прямой эфир и завоевывал расположение коллег икрой и водкой.

Дмитрий Беляев, 18 лет

Род занятий: студент факультета журналистики МГУ.

Место стажировки: радиостанции Bayerischer Rundfunk и радио ON3.

Город: Мюнхен.

Срок стажировки: семь недель.

Обязанности: разработка тем, соцопросы, запись репортажей, интервью.

Место

Летом 2011 года я был участником программы стажировок в немецких СМИ. Еще на первом этапе отбора все указывали, куда хотят попасть — на ТВ, радио, в газету или интернет-издание. Я решил, что пойду на радио, потому что ни разу там не работал.

Программа Journalisten International — стажировка для журналистов, которую организует и спонсирует Германо-Российский форум, рассчитана на студентов факультетов журналистики с высоким уровнем владения немецким языком. Могут участвовать студенты и с других специальностей, если у них есть опыт работы в медиа. Участники поучаствуют в обучающем семинаре в Берлине и получат возможность поработать шесть недель в немецких СМИ или в отделах по связям с общественностью крупных фирм. Расходы возмещаются организаторами.

Программа начиналась со вступительного семинара в Берлине, где мы знакомились и узнавали, где именно всем предстоит работать. И первым местом моей стажировки стала молодежная редакция мюнхенской радиостанции Bayerischer Rundfunk. Там работают только студенты и недавние выпускники, так что денег почти никому не платят. Но желающих практиковаться все равно много — для немцев после такой работы открывается прекрасная возможность попасть в штат ARD, а это крупнейший медиахолдинг Германии. Планерка каждый день начинается с того, что приходит какой-нибудь слушатель радио, который рассказывает, что ему понравилось, что не понравилось во вчерашней передаче. В России такого нет.

Для меня самым сложным было приходить вовремя. Немцы очень пунктуальны, поэтому если опоздаешь, даже на секунду, тебе очень достанется. Я один раз проспал, и мне тысячу людей позвонили узнать, не умер ли я. Отработав три недели, я получил характеристику и поехал в Берлин теперь уже на промежуточный семинар. Через три дня снова был в Мюнхене, на втором месте стажировки — On3 радио. Это станция для тинейджеров, там крутили действительно крутую музыку — например, Arctic Monkeys или The Kooks. Работать таким образом было безумно приятно. Атмосфера в редакции была творческая: бывало, что ведущий брал гитару и начинал играть на весь офис — не многим это нравилось, но я был в восторге. Единственное, что печалило — мне почти не давали заданий, и приходилось проводить дни, разрабатывая темы. Но до определенного момента.

Жил я в общежитии для иностранных студентов. Там по одному человеку в комнате, человек десять в блоке, три ванны, три туалета и огромная кухня. Мои соседи были какими-то медиками или биологами, в шесть утра они уже уходили в лаборатории и сидели там до десяти вечера, так что можно было спокойно мыться. Самое ужасное случилось, когда через неделю на этаже закрыли кухню, не было ни холодильника, ни печки. У меня были дошираки, но это мало утешало. Иногда я ходил на дежурную кухню, но там почему-то всегда было адски грязно. К счастью, рядом был недорогой супермаркет. Еще сэкономил на транспорте — моя знакомая из Мюнхена дала мне велосипед. Так что адски дорогим метро (по 2,5 евро за поездку) я почти не пользовался.

Вообще, Мюнхен — самый дорогой город в Германии. Но не самый цивилизованный — почему-то кредитные карточки почти нигде не принимают! Или принимают, но только если заказ превышает сумму в 10 евро. Когда у меня кончились наличные деньги, где-то за полторы недели до конца практики, было сложно. Я исколесил весь город в поисках едальни, где можно расплатиться злополучной кредиткой. И единственное, что я нашел — это «Бургер Кинг» на вокзале. С тех пор приходилось каждый день завтракать, обедать и ужинать там. Хотя у этой беды были и плюсы в виде бесплатного вайфая. Так что ел фастфуд и болтал по скайпу с любимой девушкой.

Обязанности


На семинарах в Берлине стажеров в основном обучали: рассказывали, как функционируют немецкие СМИ, как писать для разных типов изданий. Давали и практические задания — например, сделать репортаж, написать заметку. Я еще посмеялся тогда над формулировкой задания: «Вы напишите, а мы исправим и расскажем, почему это неправильно». То есть, надежды на то, что мы придумаем что-то нормальное, просто не было.

На Bayerischer Rundfunk мне почти ничего не давали делать, потому что все сотрудники молодые и тоже жаждут заданий. Зато там многому можно научиться. Схема такая: есть главный редактор, который раздает задания, а вообще появляется очень редко, и команда «зеленых» сотрудников, которая сама планирует выпуск, выбирает ведущих, выпускающего редактора (причем каждый день нового). На новости дают полтора часа.

Как-то мне поручили сделать репортаж о том, как русские проводят вечера в Мюнхене. Я зашел на сайт русского магазина и позвонил по указанному номеру. Так я нашел главную героиню — продавщицу Нелли и попросил ее привести друзей и родственников. Потом приехал, мы сели за стол, сделали вид, что лепим пельмени. Мои герои рассказали, что по вечерам ездят на дачу, пьют квас, жарят шашлыки. Редактор прослушал запись и возмутился: «Почему нет слова водка? Это не русский репортаж». Я вставил это слово куда-то в середину, но он сказал «Не порядок, нужно в начало!» Вот такая вот корректура. В итоге репортаж начинался с такого предложения: «Я вошел в магазин, где было все как на родине: водка в трехлитровых бутылках…».

Еще нас отправляли делать стрит-токи. Это весело и одновременно сложно — ты идешь с микрофоном государственного канала, а от тебя все бегают. Немцы не любят давать комментарии, они всегда торопятся. Но те, кто просто гуляет по городу, доброжелательные и общительные.

На втором радио работать сначала было не очень весело. Тогда мне пришло в голову попытаться наладить с коллегами хорошие отношения, и я выбрал для этого самый простой и древний способ — принес угощение. Пришел к Нелли, той самой девушке из русского магазина, купил у нее пельмени, квас, водку и две бутылки шампанского. Как и ожидалось, после этого на меня, наконец, обратили внимание и поинтересовались, чем же я занимался на месте прошлой стажировки. Я показал свой репортаж, чем очень их удивил, — они и представить себе не могли, что я хоть что-то умею. После эпизода с гостинцами работа стала довольно интересной и насыщенной — я получил аккредитацию на концерт моих любимых Arctic Monkeys, сделал репортаж с модного показа традиционной баварской одежды и даже вышел в прямой эфир! Такого счастья я никак не ожидал.

Но все-таки самое потрясающее в этой стажировке — это мои коллеги. Удивительные люди — ведущий мог за секунду до эфира смеяться как ненормальный, а потом вдруг становился серьезным, дышал ровно, разговаривал спокойно. Как ему удается?

Как попасть


Чтобы попасть на стажировку Journalisten International, нужно пройти конкурсный отбор. Сначала я отправил резюме, мотивационное письмо и свои журналистские работы. На очный тур в Москву пригласили человек 80. Задание было такое — нам дали разворот немецкой газеты Sueddeutsche Zeitung и попросили сжать материал до информационной заметки и сделать подзаголовки к основному тексту. Было довольно сложно, разрешали пользоваться словарем, но только русско-немецким. Я плохо понял содержание и был уверен, что пролетел, но потом вдруг неожиданно пришло приглашение на третий тур. Устный этап проходил в посольстве Германии, на нем спрашивают в основном по материалам, присланным на заочный тур. Был строгий регламент — 15 минут, поэтому лучшая тактика здесь, на мой взгляд, это заранее подготовить обстоятельный рассказ о себе. Я так и сделал — минут десять жюри пришлось слушать как я жил в Новосибирске, как попал в Москву и что планирую делать в будущем. На дополнительные вопросы, таким образом, осталось совсем мало времени, меня спросили по одной из статей, и испытание завершилось. А еще им было интересно, зачем я ездил на Селигер и не «нашист» ли я случаем. Через пару недель написали, что я прошел, и началось оформление документов.

Бонусы


Попасть на журналистскую стажировку за рубежом уже само по себе хорошо. А если все расходы, связанные с поездкой, возмещаются — еще лучше. Бесплатное жилье, 600 евро на еду, плюс невероятно ценный опыт. Представляете, как удивляются теперь российские работодатели, когда видят строчку с немецкими радиостанциями в моем резюме? Мне ведь только 18 лет. Кроме того, я не теряю связи с мюнхенскими радиостанциями. Иногда они звонят и просят выступить в качестве их российского корреспондента — например, когда были митинги на Болотной и Пушкинской.

Планы


Конечно, стажировка многое мне дала в плане профессионального развития. Появилось понимание, как все устроено на радио. Мне понравилась эта сфера, не исключено, что я продолжу свою деятельность именно в ней. Еще в Германии, на той самой грязной дежурной кухне, я сочинял, пока жарилась картошка, эссе для участия в программе стажировок издательского дома Axel Springer Russia. И опять мне повезло: вернувшись домой, я увидел свое имя в списке десяти счастливчиков. Таким образом, осенью я работал в журнале Geo, и тут пригодился мой немецкий язык. Сейчас я подал документы на стажировку в Associated Press и теперь надеюсь поработать у них этим летом.