© Алексей Платонов

© Алексей Платонов

Студенты «Стрелки» работают над своими проектами уже более полугода, и совсем недавно были получены промежуточные результаты их исследований, проведенных в рамках исследовательской темы SENSEable City Moscow. «Теории и практики» выяснили, какие проблемы они исследуют, чем был определен выбор темы и каких результатов они уже добились. Дарья Парамонова, архитектор и супервайзер лаборатории, прокомментировала каждый проект.

SENSEable City Lab — исследовательская лаборатория Массачусетского института технологий, которая изучает городскую среду при помощи новых технологий. Ежедневная активность горожан, связанная с распространением портативных электронных устройств, оставляет электронные следы (digital traces) — новый тип данных, описывающий взаимодействие жителей города с окружающим пространством. На первом этапе студентам было предложено проанализировать эту активность, а на втором — на основании полученных данных и сделанных выводов разработать свои проекты. На «Стрелке» за методологию и идеологию лаборатории отвечают руководители направления, профессоры MIT Карло Ратти и Ассаф Биддерман, а также супервайзер Дарья Парамонова.

Филипп Кац, Spatial Interactions

Тема проекта

Мой проект посвящен теме активности москвичей по отношению к самому городу, его пространству. Как они меняют город, эксплуатируя его пространство, насколько своим они его чувствуют? У меня сложилось ощущение, что люди не чувствуют город своим и даже не помышляют как-то повлиять на пространство вокруг. Пространство города делится на свое (теплая личная квартирка, где можно все что угодно — мы ведь даже не привыкли предупреждать соседей, если собираемся пошуметь) и чужое, государственное — где нельзя ничего, но ты ни за что не отвечаешь, так что можно смело сорить и портить.

Методы исследования

В своей работе я использую данные разных исследований: например, исследования World values survey или студии Basilisklab. Кроме того, я и сам собирал информацию — в первую очередь, данные сервиса Foursquare. Я написал скетч на языке Processing, который собирает данные по цифровым профилям мест. Среди таких сведений — количество уникальных посетителей, количество посещений, категории. Всего в Москве и близком Подмосковье оказалось до 138 000 таких профилей — это количество удвоилось за год, с 78 000 в 2011 году. Далее мне пришлось написать еще несколько скетчей для того, чтобы посчитать данные и нарисовать графики и карты для такого массива информации. В ближайшем будущем я собираюсь добраться до других сервисов, типа «Альтергео», и для сравнения посчитать данные для других городов.

Достаточно интересно, что и Foursquare, и другие сервисы показывают одну историю: в плане интернет-активности Москва поделена на три части — активный центр, почти пустой юго-восток и достаточно активный северо-запад. На картах Foursquare это видно очень четко.

Кроме того, мне была интересна история и дистрибуция публичных пространств в городе, и я использовал данные сайта «Афиша» — там есть статистика ресторанов для разных станций метро. Учитывая радиально-кольцевую планировку, я решил использовать радиальные линии метро как характерные разрезы ресторанного рельефа города. Хотя пики плотности ресторанов приходятся на Садовое кольцо (но не на центр), наблюдаются и пики у конечных и пересадочных станций, причем на некоторых, например, Юго-западной, количество ресторанов соответствует количеству ресторанов в центре — 90 ресторанов на Юго-западной, 95 — на Охотном ряду.

Актуальность исследования

Выбрать эту тему меня сподвиг проект Ивана Митина «Циферблат». В его кафе посетители платят за проведенное время, а не за пищу. Такая модель провоцирует их относиться к кафе как к своему месту в городе. Похожая ситуация случилась и у меня — получив на «Стрелке» возможность работать 24 часа в сутки, хранить личные вещи в своем ящичке, я, будучи приезжим, понял, что у меня появилось свое место в городе. Я, разумеется, снимаю квартиру, но важным оказалось местоположение — у меня появилось свое пространство практически под стенами Кремля. Конечно же, это такая субъективная история.

На самом деле, год назад мы пытались построить со студентами павильон и поставить его в общественном пространстве просто так — это оказалось невозможно согласовать. Я также помню опыт моих друзей, которые делали кинопоказы в Парке Горького. Все всегда сводится к простой сентенции — чем менее официально ты все делаешь, тем проще. То есть активно влиять на пространство города, в хорошем смысле этого слова, очень сложно. Вот рекламой все завесить — получается.

В сети мы активно общаемся, спорим, формируем тусовки и сообщества. Только последние годы начали формироваться сообщества, реально действующие в пространстве города — те же «Синие ведерки», например. Оно и понятно — в интернете мы в безопасности, безответственны и даже почти анонимны. Эти свойства провоцируют к самовыражению, обсуждению серьезных вопросов, честности. Для меня все, что происходило зимой, все эти митинги и акции, активность людей, было удивительным доказательством моих гипотез. Надеюсь, энтузиазм не пропадет и люди будут более активно вмешиваться в формирование городской среды.

Одним из результатов моего проекта может стать площадка в городе, активно меняющая свои свойства в зависимости от действий посетителей. Может быть, такая ощутимая провокация к действию заставит людей отнестись к городу как к своему общему месту жительства.

**Дарья Парамонова, супервайзер лаборатории:** Безусловно, данные, которые могут быть получены из такого источника, как Foursquare, не являются исчерпывающими, прежде всего из-за ограниченного круга пользователей. С другой стороны, то, как мы пользуемся этим развлекательно-социальным инструментом, описывает то, как мы воспринимаем среду вокруг нас. Есть ли какие-то новые категории пространства, помимо привычных нам «офис», «дом», «торговый центр»? Как изменится постиндустриальное городское пространство в будущем с проникновением в него современных технологий? В своем исследовании Филипп обнаружил, что сейчас мы воспринимаем весь город как две категории пространства. Его проект построен на гипотезе, что в будущем будут существовать новые типы промежуточного пространства. Именно технологии станут необходимым связующим элементом для создания этих новых пространств. # Ирина Рудниченко: Empowerment. Political protests in Moscow

Тема проекта

Слово Empowerment мне предложил директор темы Карло Ратти. Изначально именно от этого слова я в проекте и отталкивалась, возможно, не вполне понимая его значения. Empowerment — это наделение властью, и проект должен был быть о том, как социальные сети и новые технологии наделили властью и голосом толпу простых людей, у которых в России никогда власти и голоса не было. Такая революция 17-го года получается.

На самом деле никакого empowerment в моем проекте в итоге и не вышло. Я не говорю ни слова о том, что у кого-то власть была, потом перешла к другим. Или о том, что кто-то за демократию и поэтому молодец, а другие затыкают уши и пытаются цензурой прикрывать неугодные моменты. Нельзя игнорировать то, что люди уже не живут в единой физической реальности. Они живут в абсолютно разных слоях одного и того же города. Можно попытаться составить представление о том, какие это слои и чем они отличаются друг от друга при помощи изучения медиапотоков.

Методы исследования

Я проанализировала то, как 30 января было освещено в выпуске «Российской газеты» и в группе «Мы были на Болотной» в фейсбуке. 30 января было выбрано, потому что это был понедельник, первый день после митинга, когда выходил выпуск «РГ». После этого я составила две карты, отражающие картину мира двух этих источников. Первая карта — это семантический анализ, отражающий основные темы и ассоциации, оценки, которые источники дают этим темам. А вторая — это мировая карта событий, или то, что человек, читавший «РГ» или группу в фейсбуке, знал бы о событиях в мире 30 января.

Например, если верить группе «Мы были на Болотной», в выходные 28–29 января в Москве было пять политических протестов. А если читать только «РГ», то не было ни одного протеста. Для меня было удивительным неожиданное сходство двух моих источников в негативной оценке всего, что связано с оппозицией — и те, и другие видят оппозицию как нечто далекое от себя. Хотя очевидно, что, с точки зрения «РГ», люди, сидящие в фейсбуке, являются той самой оппозицией, которая жалуется и пытается устроить революцию. На фейсбуке же люди воспринимают ситуацию так, что существует еще какой-то следующий уровень оппозиции, который жалуется и конфликтует, а сами они вовсе и не оппозиция.

Результат исследования

Основное, что я узнала — это то, как работают новые медиа и почему они собственно «новые». Раньше мы сидели дома перед телевизором или читали газеты, которые нам приносят — то есть были интеллектуально и физически оторваны от процесса и могли участвовать в нем только пассивно, имели доступ к информации только от статичных, удаленных от места действия источников. А сейчас все может сильно измениться.

В плане общения и реагирования на информацию — благодаря социальным сетям у нас есть возможность комментирования и отклика практически на весь контент, который создается в медиа. В плане физической вовлеченности — все только начинается. Мы скоро сможем выйти на улицы и попасть в физический мир города, поверх которого будут нанесены слои информации.

Продолжение моего проекта будет посвящено именно этой проблеме — возвращение города человеку и предоставление ему возможности оставаться в привычном ему информационном потоке. Я хочу сделать гибкую систему навигации, которая помимо официальной, идеологически правильной, информации об объектах и достопримечательностях, могла бы показывать что, например, пишут и думают в реальном времени об этих объектах новостные интернет-потоки. Или можно еще сделать слой информации о мифологии мест, разные страшилки и анекдоты. И, конечно, будет слой, который люди смогут наполнить самостоятельно. Например, приедет турист из Мексики и поймет, что для него в этом городе места нет, потому что нет ни одного испаноязычного указателя. И у него будет возможность добавить свой информационный слой к Москве, иными словами, освоить, даже покорить город.

**Дарья Парамонова, супервайзер лаборатории:** В последнее время социальные медиа либо ругают, либо боготворят. Проект Иры, прежде всего, строится на совершенно нейтральной позиции, таком хладнокровии хирурга. В своем исследовании Ира пыталась показать, как медиа формируют наше восприятие реальности. Ее проект будет основан на гипотезе, что новые технологии, новые медиа станут частью городского пространства, новым элементом инфраструктуры наравне с урнами, скамейками и фонарями — еще одна возможная черта города будущего. # Татьяна Мамаева, Moscow Traffic Outrage in the Perspective of Youtube

Тема проекта

Мое исследование началось с темы безопасности. Было интересно узнать, возможно ли использовать интернет и технологии с целью защиты от правонарушений, их предупреждения и прогнозирования в наших условиях, в Москве. К тому моменту мне уже были известны истории создания сайтов и приложений, выполняющих подобную функцию в других странах.

Методы исследования

На ум сразу пришел YouTube с огромным количеством роликов, документирующих аварии, правонарушения и преступления в Москве и вообще в России. Они популярны среди российской аудитории — это действительно востребованный медиаканал. Во многих случаях, набрав в строке поиска Moscow или Russia, вы получите в результатах что-то подобное. Такие видео во многом определяют образ города и страны, в том числе для иностранцев, которые тоже их смотрят. Например, перед туристической или деловой поездкой в Москву.

Конечно, часто собранные мной данные не совпадают с официальной статистикой, но из этого все равно можно сделать выводы. Например, разместив на карте Москвы все ролики с авариями за 2011 год, я увидела, что Лефортовский тоннель лидирует по числу роликов, опережая другие опасные места на порядок. Но, если верить официальной статистике, самым опасным он не является. Отсюда можно сделать предположение, что аварии, которые происходят в тоннеле, отличаются своей зрелищностью.

Результат исследования

Другим открытием для меня стали самые популярные теги. По числу просмотров на первом месте наряду с «маршруткой», «видеорегистратором» и «мотоциклом» стоят ролики с тегом «пешеход». Дальнейшее свое исследование я решила связать именно с пешеходами. Одна из причин их участия в ДТП в том, что пешеходные потоки в основном сосредоточены по периметру кварталов, вдоль проезжей части, где у людей больше шансов столкнуться с автомобилями. При этом внутреннее пространство кварталов — дворы — пешеходами практически не используется, а ведь там меньше автомобилей и безопаснее. Вполне логично начать его использовать.

**Дарья Парамонова:** Мы привыкли воспринимать YouTube исключительно как развлекательный канал, не рассматривая его как источник данных. Однако пользователи используют возможности сайта для привлечения внимания общественности. Содержание видео и его описание — это то, как в реальности воспринимают люди то или иное явление. В Москве существует культ частного транспортного средства — автомобиля. Татьяна пыталась понять, как эта «зависимость» отражена в содержании роликов. Одной из находок можно назвать, так сказать, эмоциональный тип данных, который можно противопоставить официальной статистике и с которого надо начинать решение важных городских проблем. Изменение городского пространства в физическом плане занимает годы, мы будем долго ждать, когда город станет комфортным для людей. Проект построен на гипотезе, что, возможно, при помощи технологий мы можем формировать поведение людей и менять городское пространство уже сейчас. # Екатерина Изместьева, Moscow Exploration through Photography

Тема проекта

Мой проект про «невидимую» Москву, которую не знают туристы и большинство местных жителей, которая находится за пределами традиционного туристического маршрута «Красная площадь — Кремль — Храм Василия Блаженного». Безусловно, за пределами Садового кольца, так же, как и в центре Москвы, помимо известных мест, что-то есть. Но что и как можно узнать об этом? Цель моего исследования — рассказать о таких местах, используя новые технологии и user-generated content, и смоделировать сценарий взаимодействия с ними.

Методы исследования

В процессе работы была создана карта, показывающая, где в Москве фотографируют москвичи, российские туристы и иностранцы. Если посмотреть на места, где фотографируют туристы, то оказывается, что они в основном сосредоточены внутри Садового кольца, а за его пределами следов их присутствия очень мало.

Для создания карты использовались фотографии с сайта flickr.com (данные были собраны с помощью программы на языке python с API фликра): id пользователя, id фотографии, id места, местонахождение пользователя, координаты фотографии, теги. Получилось больше 40 000 фотографий, сделанных в Москве почти тремя тысячами пользователей — москвичами, туристами из России и из-за рубежа.

Результаты исследования

О каких-то цифрах и фактах сейчас тяжело говорить, потому что я нахожусь сейчас как раз на этапе анализа данных. Интересно, что туристы фотографируют в основном только в парках за пределами Садового кольца, а Шереметьево — единственный аэропорт, где вообще фотографируют. В отличие от российских туристов иностранцев интересует архитектура: они снимают церкви, музеи, метро и другие объекты, среди которых самые популярные — Кремль и Красная площадь. При этом фотографий с тегом kremlin больше, чем всех фотографий с тегом architecture. Категории, которые можно выделить для москвичей, гораздо более разнообразны — они фотографируют природу, разные сезоны, снег и облака.

Использование визуальной информации и user-generated content открывает «новую» Москву: позволяет посмотреть на город по-другому и по-новому ее «картографировать», дополняя привычные места новыми и изменяя существующий портрет города.

**Дарья Парамонова, супервайзер лаборатории:** Цифровая фотография вызвала колоссальный количественный рост фотофиксации окружающей нас среды. Соединение фотоаппарата и мобильного телефона привело к тому, что мы постоянно документируем нашу ежедневную активность. Такого рода данные описывают то, как мы воспринимаем окружающее пространство, а точнее, что для нас является важным, интересным. Катя попыталась разделить тип этих данных на группы пользователей, чтобы попытаться вычленить скрытый и неочевидный потенциал Москвы. Мы являемся заложниками стереотипов. Например, думая о развитии туризма, мы пытаемся сравнивать Москву с городами, чье историческое наследие безусловно богаче и значительнее. Но, может быть, мы способны предложить совершенно другой тип туризма? В своем проекте Катя будет использовать свои находки для создания нового образа туризма в Москве. # Елена Быкова, Tourism in Moscow: tourist or visitor?

Тема проекта

С самого начала работы над темой о Москве как городе для туристов мне показалось интересным понять образ иностранного туриста, который приезжает в Москву.

Методы исследования

За основу я взяла один из самых популярных мировых туристических порталов — TripAdvisor. Сначала я собрала информацию о профилях пользователей этого туристического портала, которые останавливались в московских гостиницах и писали отзывы о них. Распределив пользователей по возрастным группам, типам поездки и стране рождения, я смогла описать среднестатистического туриста. Им оказался бизнесмен 35–49 лет из США, Германии или Великобритании. В целом, это подтвердило общее представление о Москве как деловой столице России. Но тот факт, что эти люди проводят в Москве меньше недели, не позволяет нам назвать их полноценными туристами, а скорее посетителями города. Тут у меня возник вопрос: а кто же тогда основной турист Москвы и на кого мы должны ориентироваться?

Несомненно, в сборе данных таким образом вырисовывается определенный пробел, связанный с доступностью этого интернет-сервиса для некоторых групп, но с другой стороны, люди, которые останавливались в отелях, были представлены во всех возрастных категориях. Аналогичным образом я посмотрела на рестораны, которые посещают туристы, и на основные достопримечательности. Очевидно, что инфраструктура для бизнесменов и состоятельных туристов довольно развита, но есть определенный пробел в инфраструктуре для остальных групп.

Результаты исследования

Цифры, которые удалось получить в результате исследования: среди туристов мужчин — 71%, женщин — 29 %. Возраст: 25–34 лет — 34%, 35–49 лет — 46 %, 50–64 — 18%, 65 и больше — 2%. Чаще всего Россию посещают: англичане — 26%, немцы — 21%, американцы — 19%, французы и итальянцы — по 6%. Статистика скорее подтвердила, что Москва является бизнес-ориентированным центром для иностранцев. Дальше планируется сравнить эти данные с данными по другим городам — с Нью-Йорком, Парижем. И нельзя забывать, что целый сегмент рынка остался неучтенным — туристы, приезжающие в Москву по групповым турам, где основная возрастная категория за 65 лет. Было бы интересно посмотреть, как изменится общая картина.

Среди двадцати самых популярных туристических достопримечательностей (по версии портала) оказалось три памятника, включенных в список всемирного наследия Юнеско. Вместе с тем, там присутствует «Сапсан» как достопримечательность, а также спа при отеле Ritz Carlton. Туристы из развитых стран заинтересованы в комфорте, удобстве — это надо учитывать. Но я отметила, что в Москве туристическая инфраструктура для этого сегмента развита довольно хорошо, а недорогих гостиниц в центре действительно не хватает.

Основные проблемы очевидны: отсутствие удобной для иностранцев информационной и навигационной системы в городе, нехватка недорогих гостиниц, транспортные проблемы Москвы, отсутствие удобных пешеходных маршрутов. Москве, помимо известных туристических мест, есть что предложить: активная ночная жизнь, огромное количество доступной ночью городской инфраструктуры (магазины, рестораны, кинотеатры, салоны). Это потенциал, который надо использовать и развивать. Москва может быть интересна с точки зрения массовых зрелищных мероприятий. Также нельзя забывать про советское наследие, интерес к которому все возрастает.

Планы

Дальше мы начинаем работать над конкретным предложением, которое будет включать информацию, полученную ранее. Я думаю о продукте, который бы отвечал потребностям состоятельных туристов, но и учитывал интересы остальных групп.

**Дарья Парамонова, супервайзер лаборатории:** Развитие туризма через технологии — одна из главных тем нашей студии. Туризм как явление меняется вместе с окружающим миром — от организованных автобусных туров к самостоятельным индивидуальным исследованиям. Форумы, блоги, электронные билеты, онлайн-бронирование — все это делает индустрию одной из самых передовых. Необходимо понять, для кого мы хотим развивать туристическую индустрию в Москве. За неимением достаточной информации, туристы зачастую оказываются в «электронной ловушке», доверяя советам земляков, они ходят только в пять одинаковых ресторанов, посещают пять достопримечательностей, живут в пяти отелях. В своем проекте Лена попытается создать новые принципы взаимодействия туристов в московском пространстве. # Наталия Копейкина, Events in Moscow

Тема проекта

Вопрос, который мы исследуем — как сделать Москву более дружелюбной и безопасной для туристов и экспатов. В контексте этой темы я пытаюсь понять, как можно интегрировать туристов в динамичную культурную жизнь Москвы и сделать систему навигации более удобной и ориентированной на конкретного пользователя.

В Москве каждый день происходит огромное количество интересных мероприятий, но в них не так просто ориентироваться, особенно приезжим. Это связано со многими факторами: языковой барьер, отсутствие англоязычной версии у большинства информационных порталов, репутация Москвы как недружелюбного города и так далее. Все это приводит к тому, что туристы чувствуют себя своего рода аутсайдерами в городской среде. Непрозрачность информации только усложняет возможность наслаждаться городом так, как он того заслуживает.

Методы исследования

В ходе исследования мною была проанализирована статистика мероприятий в Москве и их популярности, а также составлена карта расположения и концентрации событийных мест. Я выбрала четыре типа мероприятий: музеи (выставки), театры, кинотеатры и ночные клубы. Для каждой из категорий была составлена карта их физического расположения в городе и карта цифровых следов этих мест на основе количества людей, отмеченных (check-in) на foursquare. Сравнивая эти карты, я пыталась проследить связь между физическим расположением и «цифровой реакцией» на места москвичей и гостей города. Также были построены графики динамики событий на основе данных о количестве мероприятий в течение недели, с помощью интернет-версии журнала «Афиша».

Результат исследования

На основе полученных данных по каждой из категорий видно, что только в 40–50% мест москвичи чекинятся. Для туристов эта цифра меньше — около 10% в зависимости от категории. Также интересен тот факт, что наиболее популярные места и события, посещаемые туристами и москвичами, не идентичны.

Основная цель моего исследования — разработать такую систему навигации, которая обновлялась бы постоянно и помогала бы как туристам, так и москвичам лучше разобраться в тех событиях, которые происходят в городе. Мероприятия, которые мы посещаем, зачастую напрямую зависят от круга нашего общения. Очень часто мы выбираем место или событие в городе в соответствии с выбором наших друзей или их лайком. Но интересы каждого из наших друзей индивидуальны и часто не пересекаются. Поэтому вторая, не менее важная задача данной системы навигации — расширить возможности для коммуникации и позволить легко перемещаться между несколькими группами мест, объединенных однородностью интересов.

**Дарья Парамонова, супервайзер лаборатории:** С одной стороны, технологии делают нашу жизнь интереснее и насыщенней, с другой — мы оказываемся в «электронных сетях». При помощи простого инструмента touchgraph можно проанализировать свою группу друзей на фейсбуке и понять, что существует несколько отдельных сообществ, не пересекающихся друг с другом. Это так называемая технологическая сегрегация. Наташа начала проект с исследования динамики событий города Москвы — получился пульс города с точки зрения мест, пользователей и общественной реакции. Она также пыталась понять, как сегодня формируется наш выбор, когда мы принимаем решения, доверяя современным медиа. В дальнейшем она будет пытаться создать инструмент, отслеживающий этот пульс города и позволяющий участвовать в городской активности на основании нового типа данных. # Анна Сиприкова, Moscow in Motion**

Тема проекта

Количество машин в Москве неуклонно растет. Меры, принимаемые правительством, работают медленно и не всегда эффективно. Поэтому мой проект один из самых приземленных в группе — про Москву в движении. То, что у нас есть пробки, знают все, но я попыталась взглянуть на ситуацию с другой стороны, используя все возможные интернет-ресурсы (комментарии, разговоры, видеокамеры). Я выделила для себя как минимум 15 некритических проблем. Некритические они ровно до того момента, пока их не становится слишком много. Неудивительно, что в государственной программе это не учитывается, а обсуждается только в блогах.

Другой аспект этой проблемы кроется в поведении людей. Я посмотрела на количество чекинов на Foursquare, относящихся к пробкам, и мне кажется, пробка становится своего рода пространством, в котором люди пытаются общаться. Как повлиять на поведение людей, чтобы они перестали по одному ездить на машине? Или как создать дополнительные точки притяжения, сделать Москву хоть немного децентрализованной? Надеюсь, у нас получится найти ответы на эти вопросы.

Актуальность исследования

Через два месяца работы над проектом у нас появился «клиент», вице-мэр Шаронов, с заданием сделать Москву более дружелюбной и для туристов. С точки зрения транспорта, передвигаться по Москве туристы более или менее могут только на метро. И там есть проблемы с навигацией, но они очевидны и надо просто идти и делать. А вот с наземным транспортом все намного хуже. Многие маршруты устарели, потому что были запущены еще до открытия станций метро, но их так и не поменяли. Остается такси, из которых нелегальных у нас в пять раз больше легальных, потому что они дешевле и эффективнее. Когда к нам приезжали преподаватели из MIT, один из них из отеля заказал официальное такси, подождал его 40 минут и доехал за 500 рублей. Другой вышел на улицу и уже через 10 минут был на Стрелке, заплатив 100 рублей.

Я не пропагандирую нелегальное такси, просто считаю, что если что-то менять, то надо учитывать плюсы существующей ситуации, а не вводить огромные штрафы, которые потом не платят. Можно создать онлайн-мониторинг пассажиров или помесячную систему оплаты за право использовать свою машину как такси.

Результаты исследования

Сейчас, когда мы смотрим на карту, а чаще всего это онлайн-карта, мы воспринимаем ее с точки зрения времени, а не расстояния. То, что вы живете в 12 км от работы, не имеет никакого значения. А если сказать, что это полчаса на машине не в час пик, то все становится понятно. Поэтому возникает парадокс — в час пик Москва становится гигантской. Например, три часа, проведенные в пробке, равнозначны продолжительности полета до Амстердама.

Что касается туризма, то надо думать не о привлечении иностранцев, а решить существующие проблемы, волнующие москвичей, — транспорт, безопасность, стоимость и качество услуг, условия для малого бизнеса. И тогда появится возможность принять туристов, которые поедут в город, который любят местные жители.

**Дарья Парамонова, супервайзер лаборатории:** Для решения транспортной проблемы в Москве нужны годы. Уже сейчас эта тема так избита, что говорить про нее сложно — все просто устали. С другой стороны, мы научились приспосабливаться и выживать, благодаря таким инструментам, как, например, «Яндекс. Пробки». Аня пыталась изучить электронные следы пробок, чтобы дать свою собственную оценку ситуации. Этот инструмент помогает нам принимать альтернативные решения — менять маршруты, ехать против потока. В дальнейшем этот проект будет предлагать новые альтернативные решения, основанные на технологиях, позволяющее что-то изменить уже сейчас. # Карлос Меделин, Paracities

Тема проекта

До приезда в Москву у меня было представление об этом городе, как о диком, полном секса и сексуальности, месте. И это представление сильно контрастирует с сегодняшним моим ощущением того, что тема секса на самом деле здесь табуирована. Именно поэтому я и решил изучить проявление сексуальности в Москве.

Как выяснилось, здесь слишком много пространства, слишком много правил, слишком много принципов и так мало возможностей для самовыражения. В целом, сегодня жизнь диктует строгий кодекс, регулирующий поведение людей в сети, вне зависимости от ситуации. Это область, где многообразие бесполезно, а табу окружены ореолом таинственности. Это стандартная ситуация, когда каждый находит удобные аргументы, не ставя под сомнение предложенные ограничения. Значение истории и привычек приводит к формированию шаблона, который кажется либо ложью, либо выдаванием желаемого за действительное.

Методы исследования

Я решил составить карту, которая показала бы места в Москве, где располагаются места такого рода. Используя открытые источники и делая вылазки, я сделал карту, на которой отмечены места, где принято проявлять свою сексуальность, независимо от предпочтений и ориентации. Составление карты — это первый этап.

Второй этап — рассмотрение виртуальной сферы. Я принял решение исследовать онлайн-ресурсы знакомств. Процесс создания виртуальной карты «География страсти» состоял из сбора данных, классификации и анализа по географическому расположению. Разные социальные сети, которые были выбраны мной, дополняли друг друга деталями. Собранная информация была классифицирована по сексуальной ориентации, предпочтениям, персональным характеристикам, чтобы можно было создать профайлы, по которым было бы удобно искать друг друга.

Результаты исследования

Я обнаружил, что существуют параллельные миры — как физические, так и виртуальные — там, где привычные для Москвы табу могут быть нарушены. Места, которые используются для сексуальных контактов, важны не только потому, что они дают пространство для необходимой деятельности, но и потому что они дают возможность встретиться с такими людьми, которых вы бы никогда не встретили в обычной жизни, в любом другом городском сценарии.

Составляя карту, мы старались не только подбирать места, но и понять истории, которые стоят позади них. Даже названия мест могут о многом нам рассказать — об истории, судьбе этого заведения. С другой стороны, эта карта страсти показывает то, что ищут люди в виртуальном пространстве в реальном времени. Эта деятельность — часть повседневного опыта людей и города, на которую нельзя закрывать глаза.

Дарья Парамонова, супервайзер лаборатории:

Тема Карлоса одна из самых провокационных. Разговор о сексе в нашей стране по-прежнему носит оттенок чего-то запретного. Карлос пытался изучить весь спектр этого явления в городском пространстве при помощи различных современных медиа. Основной вывод — это некий параллельный город, живущий по свои правилам, но даже в нем интересы как геев, так и гетеросексуалов мужского пола превалируют и довлеют над интересами женщин. Карлос считает, что это явление сильно связано со спецификой нашей среды, где сегрегация является частью существования в городе. Москва пытается быть конкурентоспособной современным развитым городам, но это сложно представить, если по-прежнему секс и его проявления остаются причиной сегрегации и ассоциируются с криминалом и проституцией. Как технологии могут помочь решить эту проблему? Основная идея — сделать параллельный город частью реального через разоблачение. Следите за развитием!